РУС. | УКР.

среда, 29 марта
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.12
Бизнес

Как в Украине создали лотерейную монополию

Деятельность украинских национальных лотерей привлекает многих желающих приобщиться к ее оборотам

Деятельность украинских национальных лотерей привлекает многих желающих приобщиться к ее оборотам

Деятельность украинских национальных лотерей как единственного законодательно разрешенного вида азартных игр, несомненно, привлекает желающих приобщиться к ее многомиллиардным оборотам. Но если в цивилизованных странах существуют механизмы антимонопольного контроля и регулирования этого вида бизнеса, то в Украине конкуренцию терпеть не хотят. В результате переплетения частных интересов с государственными в Украине фактически уже создана лотерейная монополия, которая не увеличивает поступления в бюджет, а обогащает приближенных к власти нуворишей.

В условиях экономического кризиса рынок национальных лотерей мог бы стать мощным дополнительным источником для уменьшения дефицита государственного бюджета. Но события в данной сфере за последние два года, к сожалению, заставляют задуматься о том, что не государственные интересы управляют теми, кто определяет правила игры в лотерейном бизнесе. Когда в руках — бесконтрольная власть и общество, напуганное российской агрессией, то почему бы не воспользоваться обоими факторами и не создать монополию, которая за короткий период времени может сделать несколько человек миллиардерами.

Рынок лотерей сформировался еще в конце 90-х. Между собой его разделили ООО "М.С.Л.", ЧАО "Патриот" и компания "Украинская национальная лотерея" (УНЛ). Однако после бегства Януковича с приходом новой власти под видом реформирования отрасли начались шаги по переделу рынка.

Первой группой заинтересованных лиц оказалось, по свидетельству ведущего программы "Гроші" Александра Дубинского, непосредственное окружение самого премьера Арсения Яценюка в лице его правой руки в парламенте Андрея Иванчука и главы Ощадбанка Андрея Пышного. Тогдашний министр финансов Александр Шлапак заявил о намерении ввести новые правила на лотерейном рынке Украины. Суть реформы в предлагаемом Минфином правительственном законопроекте сводилась к внедрению на рынок "прокладки" между операторами и правительством. Такой прокладкой должна была стать компания "Национальный организатор лотерей", которая, в случае принятия соответствующего закона, получила бы монопольное право организовывать государственные лотереи и выбирать операторов по собственному усмотрению. Эту роль, по данным СМИ, предполагали отвести Ощадбанку, которым и руководит господин Пышный.

То есть идея до примитивности проста и уже была апробирована всем известной Тендерной палатой — не либерализировать рынок, не раздать лицензии на прозрачном и открытом конкурсе, а используя власть, создать новую "контору", которая сможет "обилетить" других. Заниматься созданием собственных операторов авторам и идеологам закона явно не хотелось, ведь это весьма затратное мероприятие, особенно когда это касается открытия точек продаж. По оценкам доктора юридических наук Даниила Гетманцева, на организацию полноценной лотерейной деятельности, в зависимости от ее масштаба, идет от $30 до 50 млн. То есть расчет, очевидно, строился на том, чтобы поставить под контроль Ощадбанка всех присутствующих на рынке операторов.

Одновременно с описанным выше правительственным законопроектом "О лотереях" депутаты Верховной рады зарегистрировали еще более десяти законопроектов, направленных на регулирование рынка. Но в большинстве из них откровенно лоббировалась идея и исключительные полномочия единого оператора, хотя и составлены были эти предложения депутатами разных фракций — "Самопомочи", "Народного фронта", БПП и Радикальной партии.

Чтобы лотерейные компании были посговорчивее, на них обрушилась вся мощь административного ресурса Министерства финансов и МВД. В августе 2014 года министр финансов Александр Шлапак на пресс-конференции для СМИ заявил, что инициативы правительства предусматривают государственную монополию, и после принятия нового закона частные операторы не получат права на проведение государственных лотерей.

При этом, по мнению Шлапака, лицензии операторов закончились в 2013 году, и поэтому их деятельность "незаконна". В связи с этим, Шлапак предложил гражданам Украины до принятия нового законодательства в этой сфере бойкотировать лотереи, а министра внутренних дел лично попросил "в рамках полномочий принять соответствующие меры по привлечению органами внутренних дел к ответственности субъектов хозяйственной деятельности, которые осуществляют деятельность по выпуску и проведению лотерей без лицензий". Арсен Аваков положительно отреагировал на просьбу и в декабре 2014 года разослал подчиненным шифротелеграмму с указанием закрыть все игральные заведения, включая лотереи. "Этой страшной гидре, которая ежегодно обворовывала государственный бюджет на 7-10 млрд грн, объявлена настоящая война. В ближайшие дни на всей территории Украины будут закрыты все игорные и лотерейные заведения до тех пор, пока их деятельность не будет законодательно урегулирована", — заявил тогда советник министра Зорян Шкиряк.

Впрочем, приложенных командой премьера усилий не хватило, чтобы "расчистить" рынок лотерей. В Верховной раде не восприняли правительственную риторику о выгодной государственной монополии и провалили принятие законопроекта № 1570 "О лотереях в Украине". Вывод комитета ВРУ по вопросам борьбы с коррупцией был категоричен: "не соответствует требованиям антикоррупционного законодательства".

Кроме того, и операторам удалось в многочисленных судах отстоять законность своей деятельности. Тем более, что переходные положения действующего с 2012 года специализированного Закона "О государственных лотереях в Украине" предусмотрели подобную ситуацию. В ст. 15 значится: "В случае отсутствия нормативно-правовых актов, необходимых для получения новых лицензий, операторы лотерей, проводившие деятельность по выпуску и проведению государственных лотерей до момента вступления в силу этого закона на основании выданных лицензий, продолжают свою деятельность до получения новых лицензий, но не более чем на три месяца с момента вступления в силу указанных нормативно-правовых актов". И это позволило оставаться лотерейщикам в рамках закона.

Но попытки передела лотерейного рынка продолжались, и ситуация развивалась в политико-правовой плоскости. Для этого довольно неожиданно для участников рынка был использован инструмент санкций против России. Еще 2 сентября 2014 года Совет национальной безопасности и обороны опубликовал список юридических лиц, находящихся под контролем российских бизнес-структур и подпадающих под санкции со стороны Украины. В него, по предложению Игоря Билоуса, который руководил тогда Государственной фискальной службой, и СБУ были включены самые крупные операторы лотерей — ЧАО "Патриот", в котором нашли след российского бизнесмена Олега Бойко, и ООО "М.С.Л.", которую связали с "Альфа-групп" российского олигарха Михаила Фридмана.

16 сентября президент Украины подписал указ о санкциях. К обоим операторам были применены такие действия, как блокирование активов, запрет на выведение капиталов из Украины, приостановка выполнения финансовых и экономических обязательств, запрет работать с международными платежными системами, ввоз и вывоз валютных ценностей и ограничения по выдаче наличных по платежным картам. Таким образом, после исключения "Патриота" и "М.С.Л.", на лотерейном рынке остался только один игрок — УНЛ. То есть компания фактически превратилась из аутсайдера рынка, который контролировал лишь 5% лотерейного бизнеса, в его монополиста.

Кстати, это сразу отразилось на финансовых результатах лотерейной деятельности. Согласно данным Минфина, за 11 месяцев 2015 года поступления в бюджет Украины от проведения лотерей составило всего около 26,5 млн грн. Напомним, что за 2013 год, по данным Минфина, общий оборот лотерейного бизнеса составил 9,096 млрд грн, из них в призовой фонд ушло 7,319 млрд грн, операторам осталось 1,429 млрд грн, налогов было уплачено 321 млн грн. В 2014 году операторы задекларировали суммарный доход в размере 12,4 млрд грн, уплатив в бюджет 324,7 млн грн. Вот такой сегодня "успешный бизнес" от украинской власти — обрушить рынок на 90% и уничтожить почти 300 млн грн поступлений в бюджет.

Пострадавшие в результате санкций лотерейные операторы считают, что все-таки не в "российском следе" кроются истинные причины атаки на их бизнес поскольку, Ощадбанк как не работал с лотереями, так и не работает до сих пор, а только "Патриот" и "М.С.Л." попали в санкционные списки.

Сейчас УНЛ активно расширяет свое присутствие на опустевшем рынке лотерей. В экспертной среде ходят слухи, что в последние месяцы компания якобы активно расширяет сеть своих точек продаж, в том числе за счет скупки точек "Патриота". Но оказалось, что получить монополию — это одно дело, а контролировать ее — совсем другое. С конца 2014 года УНЛ лихорадит от выяснения отношений между вдруг объявившимися всевозможными претендентами на права собственности.

Судя по озвученным фактам на многочисленных пресс-конференциях представителей разных сторон спора, материалам судебных разбирательств и журналистского расследования сайта "Наші гроші", произошла типичная для украинских бизнес-реалий ситуация, когда иностранных инвесторов, основавших компанию, но проживающих за пределами страны, "кидают" ими же нанятые местные управляющие.

Как справедливо отмечает антикоррупционный сайт "Наші гроші", вытеснение партнеров с миллиардного рынка опять-таки невозможно без воли и усилий тех, кто в стране властвует.

Это прослеживается и в истории с УНЛ. Компания УНЛ, согласно данным единого госреестра, была основана в 1997 году жителем американского штата Флорида Уильямом Френсисом Флинном, и, таким образом, являлась единственной компанией со 100% иностранным капиталом. Со временем и здесь собственники неоднократно менялись. После Уильяма Флинна в начале 2000-х собственником компании на короткое время стали "Сага Ком’юнiкейшнз Юкрейн", принадлежащая американскому оператору лотерей Gtech Corporation, и ТРК "Новый проект". Производивший телерекламу "Новый проект" контролировался депутатом Терехиным и его женой Светланой.

В 2006 году Gtech перешла под контроль итальянского оператора лотерей Lottomatica Group. А в 2009 году новым владельцем УНЛ стала компания Olympic Gold Holdings Limited (Британские Виргинские острова). Директором и основным собственником являлся ливанец с британским паспортом Рамез Саркис.

Кроме того, миноритарными бенефициарами были также швейцарец Питер Шетти, австрийцы Вульф Кламмерт и Франц Ренгхофер.

Об этом журналисты узнали 29 сентября 2014 года, когда по собственной инициативе учредители организовали пресс-конференцию. Европейские инвесторы УНЛ переживали, чтобы компания случайно не попала в список антироссийских санкций.

Вулф Кламмерт тогда сообщил, что УНЛ создавали 17 лет по мировым стандартам. Техническим партнером компании является американская корпорация Джи-Тек (Gtech), лидер мирового лотерейного оборудования и технологий. Система спутниковых коммуникаций Gtech, которой владеет УНЛ, подобна оборудованию, которое используют, например, лотерейный гигант Camelot (Великобритания), лотереи Veikkaus (Финляндия), Westdeutsche Lotterie (Германия) и большинство лотерейных операторов США и Европы. За время работы учредителями было инвестировано более $67 млн в техническое оснащение и развитие компании.

В Украине интересы Рамеза Саркиса и других соучредителей компании представлял некто Валерий Коваленко, являющийся также почетным консулом республики Филиппины в Украине.

Вскоре с компанией стали происходить странные вещи. По словам Питера Шетти, Коваленко предложил учредителям переписать компанию на подставное лицо — украинца Сергея Пиндыча — под обманным предлогом, что, мол, по новым законам иностранцы не могут быть собственниками бизнеса в Украине. Поверив партнеру, Саркис и его компаньоны перерегистрировали компанию на английскую фирму "Старбелл инвестментс лимитед", учредителем и директором которой был Сергей Пиндыч.

Через месяц после пресс-конференции оказалось, что предыдущие учредители уже не у дел и их имена выписаны из госреестра.

Судебные разбирательства между Саркисом и Ко, а также Коваленко и Пиндычем, кажется, не помешали Коваленко руководить УНЛ с помощью наемных менеджеров. Так, нынешний директор УНЛ Андрей Бочковский называет Питера Шетти и Рамеза Саркиса неизвестными ему людьми, которые не имеют отношения ни к бывшим, ни к новым собственникам УНЛ.

В то же время, согласно материалам судебного дела № 910/3143/15-г, которое с февраля по ноябрь 2015 года рассматривалось сначала в Хозяйственном суде Киева, а затем Киевским апелляционным хозяйственным судом и Высшим хозяйственным судом Украины, банк "Форум" требовал от Рамеза Саркиса погашения кредита, взятого в 2008 году в размере 81 373,82 долларов США под залог квартиры в Киеве (ул. Юрия Шумского, 1-Б, кв.108). В этом судебном деле в качестве лица, представляющего Саркиса в суде, значится Андрей Бочковский. И, кстати, по этому адресу — ул. Юрия Шумского, 1-Б — находится центральный офис УНЛ.

Большинство расследований, проведенных относительно УНЛ, свидетельствуют, что "почетный консул", скорее всего, работает не на себя, а в интересах новых покровителей. И хотя они официально не числятся собственниками УНЛ, но учитывая ту системную, политико-административную и судебную поддержку, которую получили Коваленко и Пиндыч, можно предположить, что именно эти лица могут быть заинтересованы в таком развитии событий.

Самое интересное, что, согласно материалам "Наших грошей", Валерий Коваленко является партнером в бизнес-структурах, принадлежащих известным политикам Виктору Пинзенику и Сергею Терехину. До 2005 года Сергей Терехин и Виктор Пинзеник через "Украинский фонд поддержки реформ" были учредителями компании "Украинское имущество". В 2005 году, когда Пинзеник возглавил Министерство финансов, компанию перерегистрировали на Валерия Коваленко.

Сам Сергей Терехин об УНЛ говорил так: "УНЛ основали люди из Лондона и Бейрута (Ливан). У меня есть друг (очевидно, имелся в виду Рамез Саркис), который там работает, он попросил меня провести рекламную кампанию, а затем сделать обзор рынка". Также, по словам политика, одна из его структур вошла в капитал оператора, "чтобы оптимизировать налоги".

Народный депутат VI созыва Виктор Уколов, который в конце 1990-х работал гендиректором ТРК "Новый проект", рассказывал, что компания снимала для УНЛ рекламные ролики, разрабатывала фирменный стиль и плакаты. "Контракт на обслуживание УНЛ мы потеряли в 2001 году, когда ее контрольный пакет выкупила Gtech, — вспоминает Уколов. — У нее, как нам сказали, долгосрочный контракт на все страны Центральной Европы с сетевым рекламным агентством "Дарси". После потери контракта с УНЛ мы так не смогли подняться и через несколько лет практически прекратили работу".

Кроме того, сегодня участники рынка неофициально также называют имена известного политика Александра Третьякова, советника президента Украины, одиозного политтехнолога Игоря Грынива и бывшего руководителя налоговой, а сейчас — руководителя Фонда госимущества Игоря Билоуса.

Отдельно следует отметить роль и место в данной схеме Билоуса. То, что инвестиционный менеджер не смог бы после Майдана стать руководителем налоговой без благословения Яценюка и Турчинова, не подлежит сомнению. Как и то, что он и дальше представляет собой ценность для этой группы, которая после бесславного управления налоговой все же направила Билоуса управлять Фондом госимущества. Формальная связь Билоуса и УНЛ проходит только через директора компании CBM OIL PLC Романа Сарамаго. Последний был помощником депутата VI созыва Андрея Давыденко от Блока "Наша Украина — Народная самооборона", в 2014-м — директор Департамента обеспечения деятельности службы Государственной фискальной службы Украины — то есть напрямую работал с Билоусом.

Вот такой кооператив "Озеро" по-украински. Конечно, связи опытных в политико-бизнесовых схемах игроков с лотерейным бизнесом установить не просто, поэтому мы осторожно используем термин "слухи", но хотелось бы, чтобы эти слухи стали предметом антикоррупционных расследований. Если же указанные нами лица пожелают прокомментировать свою причастность к УНЛ, то мы с удовольствием предоставим им такую возможность.

А пока в Украине царит искусственно созданная монополия в лотерейном бизнесе. Прискорбно то, что лотерейный бизнес, как и большинство других высокоприбыльных видов деятельности, остается в Украине бизнесом в сфере интересов политико-олигархичных элит. Вместо внедрения на рынке прозрачных и честных правил игры, эти элиты пытаются создать классическую монополию со сверхприбылью. А интересы общества и государственной казны по-прежнему не играют решающей роли.

Версия для печати
Нашли ошибку - выделите и нажмите Ctrl+Enter
Раздел: Бизнес Тема:
Теги: лотереи

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Новости партнеров

Загрузка...