РУС. | УКР.

среда, 1 марта
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.16
Экономика

Елена Коробкова: Банки готовы простить заемщикам от 25 до 50% валютных долгов

Для погашения всех валютных ипотечных кредитов населению нужно $1,5 млрд

Для погашения всех валютных ипотечных кредитов населению нужно $1,5 млрд Фото: Владислав Содель

После того, как Украина подписала меморандум с МВФ, стало окончательно понятно ‒ заемщикам, взявшим валютную ипотеку, пересчет кредитов по курсу 5 или 8 грн/$ не грозит. Все ‒ и коммерческие банки, и Нацбанк, и МВФ выступили категорически против такого перерасчета, поскольку он может привести к тому, что многие банки станут неплатежеспособными. Причина проста ‒ валютные кредиты выдавались в основном за счет валютных депозитов. И вряд ли вкладчики банков обрадуются, если им пересчитают валютные депозиты по заниженному курсу. НБУ тоже не захотел брать на себя расходы заемщиков ‒ валюты, чтобы можно было продавать ее населению для погашения кредитов по сниженному курсу, у него нет. О том, какие варианты предлагают заемщикам банки для погашения кредитов, рассказала «Апострофу» исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ) Елена Коробкова.

‒ В меморандуме с Международным валютным фондом, который подписала Украина, указано, что президент не подпишет закон о пересчете валютной ипотеки по курсу 5 или 8 грн/$. Заемщики должны в индивидуальном порядке договариваться с банками о реструктуризации кредитов. Как этот вопрос сегодня решается?

‒ Банки категорически против конвертации валютных долгов по некоммерческому курсу. Мы в НАБУ провели около 40 рабочих встреч и разработали свой меморандум. Он удовлетворяет большинство банков. Мы полностью отошли от курса и предложили заложить в схему понятие социального жилья. Это до 60 кв. м для квартиры и до 120 кв. м ‒ для дома. Таким заемщикам банки готовы прощать до 50% долга. Всем остальным заемщикам банк готов прощать до 25%.

‒ То есть, тем, у кого жилье 61 кв. м, будут прощать 25% долга, а у кого 60 кв. м ‒ 50%?

‒ Размер долга, который простит банк, в любом случае будет оговариваться индивидуально с каждым заемщиком. В меморандуме прописаны только общие условия. Банки и сейчас продолжают реструктуризацию ипотеки. Например, Надра Банк успел реструктуризировать 55% своей валютной ипотеки. В «Райффайзен Банк Аваль» процесс реструктуризации расписан на два месяца вперед. В принципе население уже реструктуризировало около 30-40% своей валютной ипотеки. Пока меморандум подписало 11 банков: Укрпромбанк, Альфа-Банк, Надра Банк, банк «Михайловский», ПриватБанк, банк Грант, Регион-Банк, Дельта Банк, Фидобанк, Платинум Банк и «Креди Агриколь».

‒ Дельта Банк и Надра Банк уже переданы в фонд гарантирования. Как теперь будет решаться вопрос реструктуризации валютной ипотеки?

‒ Мы этот вопрос обсуждали в Нацбанке с Фондом гарантирования. По закону о фонде гарантирования, у временного администратора нет возможности прощать заемщикам даже часть долга. Потому что главная задача Фонда ‒ это сохранение активов. Но Фонд гарантирования нас услышал, и они понимают, что эту проблему надо решать. Мы договорились, что до конца следующей недели НАБУ подаст свои предложения о внесении изменений в законодательство. К этому вопросу мы подключили и Дельта Банк, и Надра Банк, так как у Надра Банка самый большой ипотечный портфель ‒ более 10% от общего количества кредитов.

‒ Председатель правления Дельта Банка Елена Попова говорила, что и у Дельта Банка были большие проблемы от ипотечного портфеля.

‒ Дельта Банк на девятом месте по объему ипотеки. Есть еще сложности с государственными банками. В Укргазбанке достаточно большой ипотечный портфель. Но госбанки не могут подписать меморандум, пока им государство не даст на это согласие. Мы написали по этому вопросу письмо министру финансов Наталье Яресько, но пока она не ответила.

‒ «Райффайзен Банк Аваль» и Укрсоцбанк, у которых также не маленький ипотечный портфель, тоже не подписали меморандум.

‒ Это банки с иностранным капиталом. Их акционеры спрашивают у менеджмента, за счет чего они будут компенсировать убытки. Некоторые банки просили, чтобы НБУ продавал под ипотеку валюту населению по сниженному курсу, но Национальный банк ответил, что у них нет этой валюты.

И сколько нужно валюты для погашения ипотеки?

‒ Минимум $1,5 млрд. По последним данным, на 1 декабря 2014 года у нас 74 тыс. валютных ипотечных кредитов. В эквиваленте на эту дату ипотечный портфель банков составлял 55 млрд грн. Сейчас эта сумма выросла, поскольку доллар переоценили. А имущество и ценности, находящиеся в залоге банка, наоборот, снизились в цене. Летом мы считали, что если перевести ипотечные кредиты по курсу 8 грн/$, то убытки банков составили бы порядка 16 млрд грн. И большинство банков сразу стало бы неплатежеспособными.

Фото: Владислав Содель

‒ Почему до сих пор меморандум, подписанный банками, не вступил в силу?

‒ Чтобы меморандум вступил в силу, надо решить два вопроса: отменить мораторий (на изъятие жилья у неплательщиков по кредитам.‒ «Апостроф») и решить проблему с налогами. Банки должны получить возможность забирать залог и не платить дополнительных налогов за то, что они прощают часть долга заемщику. Когда ввели мораторий в августе, платежная дисциплина упала где-то на 30%. Все ждут, когда и за чей счет решится этот вопрос.

‒ Согласно украинскому законодательству, прощение долга считается дополнительным благом и подлежит налогообложению как доход физлица. А банк выступает в этом случае налоговым агентом и должен удержать налог. Фактически это мешает банкам прощать долги. Как этот вопрос сегодня решается?

‒ Налоговый комитет уже одобрил ко второму чтению законопроект №0939 (отменяет налогообложение «прощенной» части долга.‒ «Апостроф»). Во второй неделе апреля он должен быть вынесен в сессионный зал. Но в этом законопроекте есть проблемный момент. Действие этого законопроекта не будет распространяться на сотрудников банков, в том числе бывших, которые брали ипотечные кредиты.

‒ Какая разница, работал этот человек в банке или нет?

‒ Господин Фудашкин (на момент обсуждения ‒ заместитель министра финансов, сейчас уже уволен с должности.‒ Апостроф) сказал, что никаких послаблений банкам не будет, так как сотрудники банков и так получали кредиты чуть ли не бесплатно.

‒ Но Денис Фудашкин уже не руководит налоговой реформой. Вы обсуждали этот вопрос с Еленой Макеевой, нынешним заместителем министра финансов?

‒ В налоговом комитете Верховной Рады недавно снова поднимали этот вопрос. Мы предложили прописать в законопроекте, что норма будет касаться и сотрудников банков, если условия получения ими кредитов не отличались от рыночных более чем на 20%. По этим вопросам мы еще будем встречаться с Еленой Макеевой.

‒ Почему банки сегодня сворачивают кредитование?

‒ У нас очень низкий уровень защиты инвестора. Чтобы решить эту проблему, мы с Нацбанком разработали целый ряд законов о защите прав кредитора. «Мрия», «Пузата Хата» (компании, отказавшиеся платить банкам по долгам и до сих пор не рассчитавшиеся с ними.‒ «Апостроф») ‒ яркие примеры того, как заемщикам удается уходить от ответственности.

‒ Удалось забрать у кого-то деньги?

‒ Все еще в процессе. К вопросу по «Мрие» подключено и Минагрополитики, и банки, ставшие жертвами. Идут активные переговоры. Рассматривают разные механизмы ‒ например, найти покупателя, который купит компанию, а потом вернет долги.

‒ Председатель НБУ Валерия Гонтарева сама признавала, что законы решают меньшую часть проблем. Основная проблема в том, как законы исполняются и трактуются судами.

‒ Часть проблем уже решена в законе о судебной системе. Но у нас основная проблематика сегодня ‒ в том, что мы не можем оценить кредитоспособность того или иного клиента. По этому вопросу мы неоднократно обращались в Минюст. Банкам нужен доступ к госреестрам ‒ и к налоговым базам, и к обычным реестрам. Сейчас нам дают доступ к информации только по запросу и об одном клиенте. И ждать ответа приходится очень долго.

Фото: Владислав Содель

‒ С какими еще проблемами сегодня столкнулись банки?

‒ Банки не могут списывать расходы, которые они понесли в Крыму и зоне АТО. Мы обращались в Государственную фискальную службы, чтобы банкам разрешили, например, списать оставшуюся в зоне военного конфликта недвижимость. Сейчас банки даже не могут туда поехать и сделать там инвентаризацию.

‒ Какие проблемы увидела НАБУ при реализации арестованного имущества и как можно их решить?

‒ Минюст запустил систему СЕТАМ ‒ систему электронных торгов арестованного имущества. Там продается имущество, которое уже арестовано исполнительной службой. В целом, система хорошая, но в ней оказался ряд недостатков. Через нее можно было продавать арестованное имущество по заниженной стоимости. Например, заходило несколько игроков, один предлагал купить по минимальной стоимости, второй, третий, четвертый подымали цену. Потом второй, третий, четвертый отказывались и имущество продавалось по самой низкой цене. Чтобы этого избежать, мы предложили ввести понятие «особенная ставка». Не перебивая цену, другой игрок может назвать такую же стоимость. В этом случае, если первый откажется, то он купит имущество, а не тот покупатель, который предложил более низкую цену. Также Минюст отменил свое требование по обязательному наличию электронно-цифровой подписи ‒ таким образом большее число покупателей смогут участвовать в торгах. Нерешенным остается вопрос того, что нельзя через СЕТАМ продавать земельные участки, так как это требует внесения изменений в Земельный кодекс.

‒ НАБУ уже не один год активно выступает, чтобы закрыть все небанковские пункты обмена валют. Чем они вам мешают?

‒ Чтобы обменный пункт при банке начал свою работу, он должен отвечать определенным требованиям. Там должна быть определенного уровня защита, специальное стекло. Банки тратят много средств на оборудование таких обменных пунктов. А у небанковских обменных пунктов таких требований нет. Были случаи нападений на небанковские обменные пункты во Львове и Харькове. Были жертвы, пострадали в том числе иностранцы. Кроме того, никто не знает, сколько на самом деле обменные пункты принимают валюты и сколько продают. Официально более 90% валютно-обменных операций проходят в банковской системе. Сколько неофициально проходит через обменные пункты, никто сказать не может.

‒ Но банки и сами до сих пор не выполнили требования НБУ по оборудованию своих отделений.

‒ До 1 января 2016 года этот вопрос отложен, но могу сказать, что банки на 85% выполнили соответствующие требования.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Новости партнеров

Загрузка...