РУС. | УКР.

среда, 22 февраля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.04
Политика

Профессия - волонтер

Мнение

Яценюк в Чечне: зачем Путину этот собачий цирк

В России объяснили, зачем их пропаганда плодит громкие фейки

В России объяснили, зачем их пропаганда плодит громкие фейки Арсений Яценюк, якобы воевавший в Чечне и участвовавший в пытках российских пленных, стал героем очередного безумного вброса кремлевской пропаганды Фото: PHL

Путинская пропаганда снова всех поразила — глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин обвинил премьер-министра Украины Арсения Яценюка в том, что он якобы воевал в Чечне в середине 1990-х годов. Почему делаются такие заявления — мнение Дмитрия Орешкина для "Апострофа".

Российская пропаганда работает по очень простому принципу. Если ты не можешь опровергнуть в политической реальности информацию, дай рядом с этой реальностью как можно больше информационных фейков. Это делается для того, чтобы человек запутался и перестал различать, где правда, а где ложь. В этом вся суть нынешней политической пропаганды создать у российского человека ощущение, что все кругом врут.

Сейчас это очень важно еще и потому, что через месяц будут опубликованы данные о крушении Boeing (сбитого на Донбассе в 2014 году, — "Апостроф"), и совершенно очевидно, на кого эти данные будут указывать. Для любого разумного человека, который умеет фильтровать информацию, нет сомнений, что грохнули гиркинские ребята при поддержке России. Какая была степень поддержки, и кто там персонально нажимал на кнопки — установить сложно, но вся собранная информация уже доступна и показывает, откуда стреляли, из какого оружия, куда попали, откуда приехали и куда потом уехали.

На этом фоне надо создать как можно больше альтернативных информационных поводов, самых безумных, как, например, с самого начала обрабатывали концепцию малайзийского Boeing. Чего там только не было: и какой-то испанский диспетчер, и замороженные мертвецы на угнанном Boeing из Малайзии за полгода до того, и какой-то самолет Су... Это стратегия, интеллигентно выражаясь, "зас...я информационного пространства", чтобы человек перестал понимать, куда можно ступить и не испачкаться.

Сейчас абсолютно неважно, насколько правдоподобную информацию вбрасывают, и кто этому поверит. Ведь в России все равно найдутся те, кто поверит. Когда люди смотрят первые два канала (российского ТВ, — "Апостроф"), а таких у нас большинство, у них просто крыша едет. Поэтому те, кто делает пропаганду, не очень то заботятся о качестве и правдивости. Они берут количеством. Как говорят: "Вали кулем, потом разберем". Но разбирать потом ведь никто уже не будет.

Информация о том, что Яценюк пытал российских пленных, воюя в качестве моджахеда, для нормального человека выглядит смешно. А для тех, кто понимает, как эти вещи делаются — еще и достаточно мерзко, потому что заставить сказать такое без шантажа невозможно. В условиях, когда тебе угрожает 15 лет строгого режима, где не так и просто выжить, даже самый мужественный человек сломается.

Для нас, людей, которые еще не совсем обезумели в России, это знак не того, что Бастрыкин сошел с ума, или Яровая (депутат Госдумы РФ, — "Апостроф"), Жириновский, или даже Федоров (российский депутат, известный громкими заявлениями, — "Апостроф"). Нет. Сошел с ума их избиратель. Их политическое будущее зависит от избирателя, который существует в единственном числе. Потому что массовый избиратель уже не существует. Массовым избирателем у нас работает Владимир Евгеньевич Чуров (глава ЦИК России, — "Апостроф"), который нарисует любую цифру, а реальный избиратель сидит в Кремле. И вот эти люди, очень тонкие и чуткие царедворцы с хорошим чутьем, понимают, что от них требуется. А требуется от них именно безумие.

Людям, которые несут эту самую пургу, наплевать, что все вменяемые люди над ними смеются и называют их шутами. Потому что их политическое благосостояние, будущее и доступ к кормушке зависят от другого человека. И здесь возникает вопрос, а насколько безумен Владимир Владимирович Путин, который весь этот собачий цирк и заказывает. Осознанно он это заказывает или нет.

Если стратегия "как можно больше информационного ада" делается осознанно — это еще как-то можно понять и объяснить. Но если ему действительно кажется, что украинцы — это фашисты, а Майдан сделали американцы, то это уже, простите, паранойя.

В случае Путина, я думаю, что в его картинке мира все достаточно параноидально, и он действительно верит в то, что весь мир его хочет уничтожить. В то время, как для всего остального мира он что-то вроде надоедливого комара, который жужжит и спать мешает. У него очень серьезная мания величия. А это уже клиника. Но проблема в том, что именно он сейчас формирует приоритеты, в рамках вот такой иррациональной, безумной даже, системы ценностей.

Мы тут так радостно говорим, что Жириновский сошел с ума, вот Бастрыкин уже... Но не следует переоценивать их значимость и самостоятельность. Они просто заражаются тем, что идет сверху, общим безумием Кремля, все более очевидным и утверждающимся.

Как в сталинские времена, когда люди реально "вскрывали" вредителей, заговоры врачей и т. д. Это делалось со стороны вполне вменяемых людей, и не всегда их принуждали к этому. Сами спешили. Они встраивались в тренд. И Бастрыкин вот сейчас тоже встраивается в тренд, беспокоясь о своей карьерной судьбе. Но тренд задается из Кремля.

Полез бы вменяемый человек туда, куда полез Путин? Как говорил Тайлеран, Крым — это "хуже, чем преступление, это ошибка". Путину ближайший год-два предстоит расхлебывать и расхлебывать свои ошибки. Но он может только нагнетать: с помощью блефа, угроз, шантажа. И загаживание информационного пространства — тоже одно из проявлений.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Титаник идет ко дну, или как власть пытается спастись от перевыборов в Раду

Власть пытается договориться с Радикальной партией Олега Ляшко, если не о возвращении в коалицию, то хотя бы о ситуативном голосовании. Пока заключению джентльменского союза мешают "хотелки" главного радикала.

Ближневосточная повестка Трампа: как Израиль и США снова оказались в одной лодке

Победа Трампа на президентских выборах, в отличии от большинства других стран, рассматривалась Израилем не с тревогой, но надеждой на восстановление доверительных отношений.