РУС. | УКР.

понедельник, 27 февраля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.98
Политика

Профессия - волонтер

Миротворческий контингент не прекратит войну в Украине

Фото: UN Photo/Jorge Aramburu

В связи с обострением военной ситуации на востоке Украины и ограниченностью политических и дипломатических средств воздействия международного сообщества на российских агрессоров, некоторые эксперты рассуждают о возможности применения миротворческого контингента под эгидой ООН или ОБСЕ. С учетом международного опыта привлечения миротворцев в «горячих точках» целесообразность применения международного контингента по установлению и поддержанию мира в Украине вызывает серьезные сомнения в силу ряда соображений.

Украина впервые может стать объектом, а не участником миротворческих сил, которым она была до сих пор. Начиная с 1992 года, в миротворческих операциях в разных уголках мира приняли участие более 37 тыс. военнослужащих Украины, не считая полицейских (милиционеров). Участие граждан Украины в трех миротворческих операциях продолжается и сегодня, хотя еще с прошлого года поднимаются вопросы о необходимости возвращения этих специалистов домой и привлечения их для отражения российской агрессии на востоке страны.

Согласно уставу ООН, миротворческие силы вводятся с целью предотвращения или ликвидации угрозы миру и безопасности путем совместных принудительных действий (военная демонстрация, блокада и т. д.), если меры экономического и политического характера окажутся или оказались недостаточными. Сегодня же дипломатические (встречи министров иностранных дел, саммиты глав государств-участников переговорного процесса) и экономические (санкции против государства-агрессора) средства решения российско-украинского конфликта до конца не исчерпаны.

Впрочем, опыта деятельности международных миротворческих сил непосредственно на территории Украины нет. Юридический статус таких войск – не определен. Это, в свою очередь, потребует законодательно обозначить, какую цель они будут преследовать и какой характер будут иметь (на сегодня применяются различные виды операций, а именно: миротворческие операции по установлению (содействию) мира, операции по поддержанию мира, операции по принуждению к миру, операции по восстановлению мира). Введение международных контингентов в Украину может создать опасный прецедент, когда возникнет соблазн применить их не только на Донбассе, но и в других регионах страны, где для этого может искусственно обостряться ситуация – например, в южных областях. Следует также ожидать неприятия подобных решений широкими слоями населения, ведь более 70 лет на территории Украины не было иностранных войск (за исключением пребывания в Крыму Черноморского флота России, которая до недавнего времени считалась дружественным государством, и проведения международных военных учений).

Кроме того, решение о создании, составе, использовании и финансировании миротворческих сил ООН принимаются Советом безопасности организации, а стратегическое руководство осуществляется военно-штабным комитетом. Понятно, что Россия, как член Совбеза, будет настаивать на участии своих войск в составе контингента. Москва через одного из лидеров сепаратистской организации «ДНР» Дениса Пушилина уже озвучила предложение о привлечении к будущей миротворческой миссии исключительно представителей России и Беларуси. Это неприемлемо для Украины и стран Запада, которые имеют неопровержимые доказательства участия регулярных российских войск в боевых действиях на стороне сепаратистов Донбасса. Введение на украинскую территорию новых российских вооруженных сил в составе международного контингента способно только усилить давление на Украину и ускорить ее военное поражение. Особенно это актуально в разрезе численного превосходства российских военных, которые хорошо вышколены, имеют многолетний опыт боевых действий и новейшее вооружение, которое они, среди прочего, испытывают на территории Донбасса.


Также стоит вспомнить события в Грузии 2008 года, когда именно наличие российских миротворцев спровоцировало грузинскую сторону на вооруженное решение конфликта в Южной Осетии, в результате чего Грузия фактически потерпела военное поражение и потеряла часть территории. Неудачный опыт использования миротворцев в межэтническом конфликте имел место в Руанде в 1994 году, где даже при наличии иностранных контингентов не удалось предотвратить гибель более 1 млн человек с обеих сторон. Аналогичные случаи имели место и в других регионах мира, хотя не следует сбрасывать со счетов и определенный положительный эффект, достигнутый в урегулировании некоторых международных и внутренних конфликтов.

В конкретных военно-политических условиях, в которых оказалась Украина, применение иностранных миротворцев может привести скорее к негативным, нежели к позитивным последствиям. Именно поэтому со всех точек зрения наиболее желательным вариантом остается решение российско-украинского конфликта политико-дипломатическими средствами. Если дело все же дойдет до ситуации, когда возникнет потребность в миротворческой деятельности на территории Украины, самым желанным вариантом могло бы стать привлечение миротворцев Европейского союза, операции которого могут осуществляться на основе «Севильских договоренностей о консультациях и сотрудничестве ЕС и Украины по вопросам участия последней в операциях по урегулированию конфликтов и соответствующих учениях» от 2002 года. Для ввода таких контингентов не нужен мандат от ООН или ОБСЕ. При этом европейские военные могли бы сыграть роль в сдерживании конфликтующих сторон собственно на территории Украины (на линии разграничения между украинскими войсками и силами сепаратистов), в то время как миротворцы ОБСЕ могли бы разместиться вдоль государственной границы между Украиной и Россией. Более реалистичные варианты будут рассматриваться в случае принятия обоюдного решения о применении миротворцев ЕС.

Однако ввиду отсутствия политической воли ЕС по привлечению собственной миротворческой миссии к урегулированию конфликта на Донбассе, наиболее вероятным вариантом может стать участие миротворческого контингента под эгидой ОБСЕ как на украинско-российской границе, так и в будущей буферной зоне вокруг линии разграничения. Вопрос о последней пока остается открытым, поскольку подписанный 12 февраля в Минске документ не содержит никаких положений о привлечении миротворцев в буферную зону или на прилегающие к ней территории.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Александр Моцик: В России боятся, что после успеха Украины Майдан может прийти в Москву

Представитель Украины в политической подгруппе Александр Моцик рассказал о процессе Минских переговорах и на каких партнеров следует полагаться Украине

Специалист по решению конфликтов Антье Герберг: С выборами на Донбассе нужно подождать 10 лет

Экс-советник ООН по вопросам посредничества в решении конфликтов в интервью "Апострофу" рассказала о дееспособности Минских договоренностей, какие перспективы решения конфликта на Донбассе, и почему нельзя сейчас проводить там выборы.

Немецкая зрада и ответка по-украински: чем закончится кризис в украинско-немецких отношениях

​​Заявления Эрнста Райхеля посла Германии в Украине о выборах на Донбассе вызвало бурную реакцию, в том числе в Верховной Раде и МИД Украины.

Новости партнеров

Загрузка...