РУС. | УКР.

среда, 22 февраля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.04
Политика

Международная временная администрация на Донбассе

Украина не торопится вводить санкции против России

Требуя этого от западных партнеров

Требуя этого от западных партнеров Санкции против России пока вводились лишь на уровне общественных активистов Фото: УНИАН

Украина не приняла действенных мер в вопросе введения санкции в отношении Российской Федерации. Набор ограничительных мер, предусмотренный законом «О санкциях», эксперты не готовы считать исчерпывающим. При этом Украина весьма настойчиво требует от Европы и США усиления уже существующих санкций в отношении России. Видя такую пассивность Украины, европейские страны, которые из-за своих же санкций уже несут весьма ощутимые экономические потери, все чаще говорят о возможном ослаблении давления на РФ.

Невыполнение российской стороной и представителями самопровозглашенных «республик» Донбасса положений новых минских договоренностей побуждает мировое сообщество к усилению мер по отношению к агрессору. Начиная с 2014 года, международные санкции против России, которые изначально были введены в США и ЕС, ввели также Канада, Япония, Израиль, Австралия, Новая Зеландия (всего – 41 страна), а также Парламентская ассамблея Совета Европы. По сравнению с политическими и экономическими мерами, введенными США, европейские санкции по отношению к агрессору являются мягче, что объясняется значительной зависимостью экономик стран Европы от России, и во многих случаях прямым подкупом Россией отдельных европейских политиков (например, сторонников отмены или смягчения санкций в руководстве Венгрии, Чехии, Словакии, а в последнее время и Греции). По подсчетам Евросоюза, потери России только от европейских (не считая американских) санкций в 2014 году составили около 24 млрд евро, а в текущем году могут составить почти 75 млрд евро, или 4,8% ВВП страны. В сочетании с продолжающимся падением мировых цен на нефть это очень больно бьет по российской экономике.

Казалось бы, первой из стран, которая должна ввести собственные санкции по отношению к российскому агрессору, должна стать Украина как страна – жертва нападения. Однако многомесячное промедление украинской стороны в вопросе санкций, введения которых она в то же время требовала от других партнеров, вызвало, по меньшей мере, непонимание с их стороны, ведь для некоторых из них экономические потери оказались весьма ощутимыми. Несмотря на громкие заявления о расторжении дипломатических отношений, перекрытии границ, которые звучали еще весной прошлого года, Украина в первый период после военного нападения так и не попыталась остановить агрессора путем введения санкций. Значительно более высокую активность, чем правительство, проявила патриотическая общественность, проводя флешмобы и другие кампании, например, «Не покупай российское!» и «Русское убивает!».

Принятый парламентом лишь в августе и подписанный президентом в сентябре 2014 года закон Украины «О санкциях» в условиях российско-украинской войны направлен именно против Российской Федерации, предусматривает не только 24 вида санкций в отношении отдельных субъектов, но и возможность введения новых ограничений. После этого Кабмин подготовил пакет ограничительных мер в отношении 172 физических и 65 юридических лиц, преимущественно российских. Важным первым шагом стало расторжение всех отношений с РФ, касающихся выполнения оборонных заказов и товаров двойного назначения (в основном для авиапромышленности). Были также введены санкции в отношении бывших должностных лиц Украины и лиц, занимающих руководящие должности в правительстве Российской Федерации, как это было сделано со стороны ЕС и США.

Однако в дальнейшем действенных шагов в вопросах введения санкций не наблюдалось. Более того, возникла опасность, что из-за медлительности украинских властей могут быть отменены и санкции, ранее введенные западными партнерами. Так, недавно эксперты Transparency International предупредили, что для продолжения действия санкций ЕС по отношению к экс-президенту Виктору Януковичу и людей из его окружения, Генпрокуратура должна представить доказательства вины этих людей, иначе их активы могут быть разморожены.

Причины такой медлительности могут быть как объективные, так и субъективные. К объективным причинам можно отнести, например, тот факт, что Украина до сих пор связана обязательствами по «Договору о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией» от 1997 года. Россия же, не гнушаясь никакими средствами экономического и юридического давления, может цепляться за эти юридические моменты для отстаивания собственных интересов и дальнейшего вытеснения Украины с рынков стран ЕврАзЭС и подачи исков в международные судебные инстанции.

Однако можно с не меньшей уверенностью утверждать, что большинство причин, сдерживающих внедрение санкций – субъективные. К ним, в частности, следует отнести сильные позиции лоббистов украинской части военно-промышленного комплекса бывшего СССР, которая не смогла или не захотела переориентироваться на производство гражданской продукции. Еще один сдерживающий фактор – сложившееся в последние годы распределение рынков между олигархами, зависимость их производства от поставок российского сырья, например, природного газа. Однако нередко можно констатировать и банальную нехватку политической воли со стороны украинского руководства.

В таких обстоятельствах украинская сторона должна показать, что она становится цивилизованной, ответственной частью мирового сообщества и способна защищать себя не только на поле боя. Так, важным следующим шагом со стороны руководства Украины должно стать принятие мер против российской банковской системы. Если еще в конце июля 2014 года ЕС и США применили санкции в отношении «Сбербанка России», «ВТБ», «Газпромбанка», «Межкомбанка», «Россельхозбанка», то Украина, проверив эти банки на возможную причастность к финансированию террористических организаций на востоке Украины, признала, что они работают в рамках украинского законодательства.

Украина вполне может ввести ограничительные меры в отношении поставок машин и оборудования, используемых в энергетическом секторе России. Под санкции также могла бы попасть и продукция металлургической промышленности, используемая в нефтегазовой отрасли, высокотехнологичное машиностроение, например, оптические приборы и аппараты, радио и электронное оборудование. В то же время существуют определенные проблемы в плане введения ограничений в сфере пищевой промышленности и агропромышленного комплекса, а также фармацевтической продукции, поскольку их продажа регулируется конвенциями ООН. Ведь продукты питания, медикаменты и средства гигиены не подпадают под торговые эмбарго. Вместе с тем, большинство товаров, экспорт которых в РФ может быть приостановлен, вполне могут быть востребованы на внутреннем рынке, а часть – переориентирована на другие внешние рынки сбыта. В частности, трубы большого диаметра, поставляемые на российский рынок, в результате отмены пошлины для украинской продукции со стороны ЕС вполне могут заменить на европейском рынке российскую и китайскую продукцию, для которой пошлины продлены еще на пять лет.

Безусловно, для Украины разрыв традиционных связей с российскими партнерами является болезненным, но тенденция последних лет свидетельствует, что объемы импорта из России за последние четыре года и без того постепенно уменьшались, и на сегодняшний день доля России во внешней торговле с Украиной составляет 18%, в то время как доля ЕС – 32%. Большая часть продукции РФ, в отношении которой могут быть применены санкции со стороны Украины, производится именно в нашей стране, а потому торговые ограничения не только не нанесут вреда национальной экономике, но и стимулируют собственное производство. В стране сейчас отсутствуют достаточные финансовые возможности для развития импортозамещающих производств, а значит, правительству следует продумать новые механизмы развития внутреннего рынка и компенсаторные средства для предотвращения дефолта и социальных потрясений. Остро стоит потребность в разработке стратегии включения украинских предприятий в циклы европейских производств, что лишь подтвердит неизменность евроинтеграционного пути Украины.

В случае продолжения Россией курса на дестабилизацию Украины – а именно этого и следует ожидать – наш ответ должен быть адекватным. Необходимо ускорить перевод экономики страны на военные рельсы, закрыть границу на контролируемых участках и попытаться восстановить контроль над всей ее протяженностью. Нужен разрыв дипломатических отношений (с просчетом всех возможных последствий), решительная борьба с контрабандой и разного рода махинациями, закрытие оффшорных схем; поиск путей к сокращению производственной кооперации с российскими предприятиями вплоть до ее прекращения. Правда, в этом плане наша страна будет нуждаться в реальной помощи и координации действий с западными государствами: можем вспомнить так называемую «Харьковскую инициативу» конца 90-х годов ХХ века, когда по требованию США Украина приостановила реализацию ядерных контрактов с Ираном в обмен на обещание размещения американских заказов на украинских предприятиях. Тогда эта инициатива закончилась провалом без каких-либо последствий для американской стороны, однако обернулась упущенной выгодой и ущербом для репутации предприятия «Турбоатом». Следовательно, нужны четкие гарантии со стороны Запада, что такая ситуация больше не повторится, как и не должна повториться и ситуация, когда «заверения в сфере безопасности», прописанные в Будапештском меморандуме 1994 года государствами-гарантами, не выдержали реальной проверки.

Промедление с принятием этих мер наносит существенный удар по репутации Украины, подрывает доверие третьих стран, ставит под сомнение желание и способность государства достойно защищаться от развязанной Россией агрессии. А поскольку необходимые экономические реформы продвигаются пока очень медленно и не всегда в нужном направлении, то страну может ожидать деморализация. Отсюда следует вполне логичный вывод: Украина должна уже в ближайшее время напрячь силы, чтобы не только догнать Запад в вопросе введения санкций, но и показать в этом отношении пример способности самой играть по правилам, соблюдение которых мы ожидаем от других.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Александр Моцик: В России боятся, что после успеха Украины Майдан может прийти в Москву

Представитель Украины в политической подгруппе Александр Моцик рассказал о процессе Минских переговорах и на каких партнеров следует полагаться Украине

Специалист по решению конфликтов Антье Герберг: С выборами на Донбассе нужно подождать 10 лет

Экс-советник ООН по вопросам посредничества в решении конфликтов в интервью "Апострофу" рассказала о дееспособности Минских договоренностей, какие перспективы решения конфликта на Донбассе, и почему нельзя сейчас проводить там выборы.

Немецкая зрада и ответка по-украински: чем закончится кризис в украинско-немецких отношениях

​​Заявления Эрнста Райхеля посла Германии в Украине о выборах на Донбассе вызвало бурную реакцию, в том числе в Верховной Раде и МИД Украины.

Новости партнеров

Загрузка...