РУС. | УКР.

понедельник, 20 февраля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.03
Общество

Международная временная администрация на Донбассе

Украина и Аргентина получили общие «Дикие истории»

Аргентинец Дамиан Шифрон создал фильм, события которого могли произойти и в нашей стране.

Аргентинец Дамиан Шифрон создал фильм, события которого могли произойти и в нашей стране. Кадр из фильма «Дикие истории»

В прокат вышла комедия Дамиана Шифрона «Дикие истории». Эта остроумная лента, состоящая из шести, на первый взгляд никак не связанных между собой новелл, номинировалась на «Оскар» в категории «лучший неанглоязычный фильм». Хотя картина и осталась без награды, она, несомненно, имеет все шансы завоевать культовый статус среди киноманов. Ведь каждая из новелл «Диких историй» обеспечена великолепной интригой и неожиданной развязкой.

То, что «Дикие истории» вообще попали в шорт-лист премии «Оскар»,‒ удивительно само по себе. Ведь американские академики, выбирая лучший неанглоязычный фильм, обычно стараются продемонстрировать свое серьезное отношение к киноискусству, отмечая вниманием драмы, затрагивающие общественно значимые проблемы. В этом смысле и награжденная «Оскаром» польская «Ида», и российский «Левиафан», и даже эстонские «Мандарины» кажутся работами куда более солидными, чем вроде бы потешные и легкомысленные «Дикие истории».

Между тем, аргентинский режиссер вовсе не выглядит беззаботным хохмачом на фоне своих коллег, глубокомысленно озабоченных царящей в мире несправедливостью. Дамиан Шифрон, в принципе, согласен с тем, что люди редко руководствуются разумом, с трудом контролируют свое звериное начало и, увы, как правило, предпочитают порок добродетели. Ироничный аргентинец, к слову, не намерен их за это осуждать. Хотя, разумеется, и не умиляется их поведением. Просто он, по-видимому, убежден, что все установленные обществом законы и моральные правила ‒ всего лишь непрочные веревки, сдерживающие наши инстинкты. Достаточно возникнуть критической ситуации ‒ и они тут же с треском рвутся. А вот ума контролировать себя у людей явно не хватает. И выплескивая наружу свои страсти, они зачастую сами попадают впросак. Как это, к примеру, случается в одной из новелл фильма с двумя автомобилистами, не поделившими дорогу. Показав «средний палец» при обгоне водителю старенького Peugeot, владелец роскошного Audi, разумеется, и вообразить не может, что через пару километров у его машины лопнет колесо, а оскорбленный им мужик окажется психопатом. А герой другого эпизода ‒ баллотирующийся в мэры хамовитый гангстер ‒ ни за что не догадается, что официанткой в захолустной забегаловке окажется дочь некогда разоренного и доведенного им до самоубийства мелкого лавочника. И вместе с порцией жареной картошки он получит еще и изрядную дозу крысиного яда.

Доказывая, что биология сильнее этики, Дамиан Шифрон прекрасно очерчивает социальный фон описываемых им трагикомических происшествий. Разрушительный инстинкт в его героях нередко будят обстоятельства окружающей их жизни. Забавно, что социальные изъяны в общественной структуре далекой от нас Аргентины абсолютно тождественны украинским. Например, в упомянутом гангстере без труда опознаешь какого-нибудь банального местного рейдера. Что уж и говорить о продажном прокуроре и бесчестном адвокате, готовых за внушительную взятку вытащить из лап правосудия сынка олигарха, задавившего автомобилем беременную женщину. Или о доведенном до неистовства бюрократическим равнодушием мужчине, которого регулярно штрафуют за якобы неправильно припаркованную машину.

При этом Дамиан Шифрон, конечно, не социальный критик, а прежде всего ‒ удивительный рассказчик. Все шесть придуманных им историй, начиная от абсурдистского анекдота, предваряющего титры, и заканчивая заключительной новеллой о сумасбродной невесте, отомстившей в день свадьбы своему неверному жениху, обеспечены великолепной интригой и имеют неожиданную развязку. Будучи абсолютно оригинальным сочинителем, аргентинский режиссер демонстрирует при этом огромную киноэрудицию, что придает просмотру его картины дополнительное острое удовольствие. Дамиан Шифрон не столько цитирует, сколько лукаво подмигивает в своей ленте старшим коллегам. В стилистике, сюжетных мотивах и поворотах его фильма угадываются Эмми Кустурица и Рой Андерсон, Твентин Тарантино и братья Коэн, и даже такие, казалось бы, далекие от современного авторского кинематографа личности, как Стивен Спилберг и Джоэл Шумахер. Но, конечно, в первую очередь, Педро Альмодовар, который не случайно является одним из продюсеров «Диких историй». Как и его знаменитый испанский патрон, аргентинский режиссер виртуозно балансирует на грани высокого искусства и китча, не позволяя себе ни капли вульгарности, но еще более искусно избегая малейшей дидактики. Собственно, именно таким и должно быть кино ‒ увлекательным, зрелищным, отменно разыгранным актерами, но одновременно ‒ умным и печальным. Ведь именно с мыслью о трагическом несовершенстве человека покидаешь зал после просмотра этой невероятно веселой картины.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Новости партнеров

Загрузка...