РУС. | УКР.

вторник, 28 февраля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.98
Мир

Профессия - волонтер

Мохаммед Аль-Асаад: «Когда люди запускают ракеты, они делают это не просто так»

Чрезвычайный и полномочный посол Палестины в Украине о войне на Ближнем Востоке

Чрезвычайный и полномочный посол Палестины в Украине о войне на Ближнем Востоке Фото: Юрий Шейко

Внимание мира приковано сейчас к двум военным конфликтам на востоке Украины и Ближнем Востоке, где началась очередная война между Израилем и боевиками ХАМАС в Секторе Газа. О своем видении причин нового витка противостояния корреспонденту А' ЮРИЮ ШЕЙКО рассказал чрезвычайный и полномочный посол Палестины в Украине МОХАММЕД АЛЬ-АСААД. По словам дипломата, его сограждане ведут освободительную борьбу, а Израиль отвергает все предложения по урегулированию. Учитывая то, что точка зрения посла отражает только политику Рамаллы, редакция А' обратилась в посольство Израиля с просьбой об аналогичном интервью с Реувеном Дин Элем, чрезвычайным и полномочным послом Израиля в Украине.

Сейчас действует 72-часовое прекращение огня между Израилем и сектором Газа. Как вы считаете, приведут ли переговоры, которые ведутся в Каире, к длительному и стабильному перемирию?

‒ Мы надеемся, что перемирие будет достигнуто, но это очень сложный процесс. Объявления этого 72-часового перемирия тоже было непросто достигнуть, но на него согласились обе стороны. Переговоры сейчас очень нужны для того чтобы остановить кровопролитие и агрессию против палестинцев. Я считаю, что международное сообщество, международный суд [ООН] должен расследовать.В конечном счете Израиль должен ответить за агрессию, за то, что он сделал против палестинского народа.

Расскажите детальнее о требованиях палестинской стороны.

‒ Во-первых, остановить агрессию, во-вторых, вывести все войска Израиля, в-третьих, открыть все пункты пропуска: Эрец со стороны Израиля, Рафах со стороны Египта, в-четвертых, открыть «дорогу безопасности» между сектором Газа и Западным берегом реки Иордан, в-пятых, отстроить аэропорт, в-шестых, открыть порт и предоставить права на рыбную ловлю в Средиземном море на расстоянии 12 морских миль от берега сектора Газа, в-седьмых, освободить заложников, которые ранее были освобождены в обмен на солдата [Сил обороны Израиля (ЦАХАЛ)] Гилада Шалита (но впоследствии опять задержаны – А’). Есть информация, что Израиль согласился на некоторые пункты, а некоторые обсуждает либо отвергает. Израильтяне отказываются строить аэропорт, открывать порт, отказываются освободить заложников и связывают это с требованием к палестинскому сопротивлению сдать свое оружие.

Можете детальнее описать требования палестинской стороны о снятии блокады с сектора Газа?

‒ Медикаменты, строительные материалы, электричество ‒ все это жизненно необходимо для народа сектора Газа, но Израиль ограничил их поставки до минимума. Народ там не живет, а существует. Раньше много палестинцев работали в Израиле. Но сейчас это прекращено. Что сделает кошка, если ее загнать в угол? Она превратится во льва. А это же почти два миллиона людей! Поэтому пограничные пункты ‒ и с Египтом, и с Израилем ‒ должны быть полностью открыты для всех товаров и для свободного движения людей. Кроме того, нам необходима возможность свободно молится в мечети Аль-Акса. Мы не требуем ничего сверхъестественного, чего-то, чего нет у других народов. Мы не требуем ядерных электростанций, самолетов или танков, только жизненно необходимое и свободу.

Возможно ли выполнение требования демилитаризации сектора Газа, выдвинутое премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху?

‒ Это возможно и невозможно. Если Нетаньяху просто хочет демилитаризации вооруженных палестинцев, то это невозможно. Поскольку не только ХАМАС, но и все палестинские группировки участвовали в этой войне. Это война не против ХАМАС. Мы считаем, что это война против всего народа Палестины. О разоружении палестинского сопротивления можно говорить только в связи с будущим независимым государством Палестина. Переговоры можно вести только на таком основании.

Значит, демилитаризация сектора Газа возможна лишь в случае формирования государства Палестина?

‒ Да. В будущем независимом государстве Палестина все группировки палестинского сопротивления автоматически войдут в органы государственного управления. Но пока не видно перспективы государства, они даже не будут обсуждать вопрос демилитаризации. На сегодняшний день это единственная сила, которая способна защищать будущее своего народа. Это было доказано в последнее время.

Я правильно понимаю, что палестинская сторона поддерживает «решение двух государств» по границам 1967 года?

‒ Совершенно верно. Соглашения в Осло [1993 года] предусматривали создание двух государств. Естественно, Израиль уже существует. Второе государство, Палестина, должно было появиться еще в 1999 году, в границах 1967 года и со столицей в Восточном Иерусалиме.

Возможно ли, чтобы две части одного города были столицами разных государств?

‒ Мы считаем, что Иерусалим следует разделить на две части. Восточный Иерусалим ‒ столица Палестины, Западный Иерусалим ‒ столица Израиля. А доступ ко всем святым местам должен быть открытым для всех религий. Столицей будущего государства Палестина должен быть только Восточный Иерусалим. А они хотят, чтобы весь Иерусалим был столицей Израиля. Но этого не может быть.

Как можно поддерживать мир, если с территории сектора Газа запускаются ракеты по Израилю?

‒ Когда люди запускают ракеты, они делают это не просто так. Есть ведь причина. Сектор Газа ‒ это неотделимый регион палестинского государства. Весь мир ‒ 138 государств ‒ признал государство Палестина. Оно стало частью международного сообщества. И причина запуска ракет ‒ это давление на Израиль со стороны палестинского народа, где бы палестинцы ни жили ‒ в Иерусалиме, на Западном берегу реки Иордан, в секторе Газа или за пределами Палестины. Поэтому израильтяне должны думать, как решить единственный вопрос ‒ признать государство Палестина со столицей в Восточном Иерусалиме. Это всего лишь 22% от общей территории Палестины. Израильское общество должно выйти из состояния, когда считается, что всегда есть какой-то враг. Как у нас, так и у них есть люди, которые выступали против этой войны. Даже раввины одевали арафатки и выступали против агрессии Израиля. Есть израильская молодежь, которая выступает против агрессии Израиля. Это не религиозный, а политический вопрос. Потому если они хотят называться еврейским государством, пусть обращаются в ООН, а не к нам. Мы признали вас как государство Израиль, в котором живут и христиане, и мусульмане, и иудеи. Признали как политическое, а не религиозное государство.

Чем нынешняя война отличается от предыдущих израильско-палестинских конфликтов?

‒ Это третья война. В 2008-2009 годах они убили двух лидеров ХАМАС, в частности министра внутренних дел и национальной безопасности сектора Газа Саида Сиама. В 2012 году убили одного лидера ХАМАС. Но в этот раз совсем по-другому. Для них всегда самым главным было вести войну на чужой территории. Но сейчас тактика Израиля изменилась. Палестинские ракеты могут достигнуть всех городов Израиля. Израиль и руководство Сил обороны Израиля в растерянности. Подземные туннели не были их целью, они использовали их как предлог для того, чтобы вывести свои войска. В этот раз палестинское сопротивление показало, что умеет себя защищать.

Но ведь погибло много мирных людей.

‒ Я говорю именно о военных. А вот то, что израильтяне совершили против мирного населения ‒ за это они должны отвечать. Почти 3600 ракет было запущено по Израилю. Сколько погибло мирных людей? Трое. Не говорите, что я хотел бы больше, нет. А у нас погибло 1875 человек, 9,5 тыс. раненых. Израиль атаковал школы ООН, мечети, церкви, дома. Вы же видели фотографии? Это прямо как землетрясение! Это же катастрофа! Мне это напоминает советские военные фильмы ‒ Киев, Минск, Волгоград. Происходящее в Палестине очень похоже на это.

Израильская сторона заявляет, что ХАМАС использует мирных жителей как щит для своего вооружения.

‒ Я вам скажу, это ‒ чушь! Каким образом можно использовать детей как щит? Если они используют детей как щит, то должны были погибать и боевики. Боевиков не видно. Они воевали вдали от мирного населения. Палестинцы имеют право защищать себя против оккупации. Народ имеет право защищаться от оккупантов любыми способами, в том числе и с использованием оружия, это международная норма.

Но ведь ракеты «Кассам» или «Град» ‒ это ведь не оборонительное вооружение, а наступательное.

‒ А разве F-16 или танки ‒ это оборонительное вооружение? Они хотят уничтожить сектор Газа, а мы должны сказать «Приходите к нам»? Когда запускались первые ракеты, никто не был убит. Это было предупреждение израильтянам о том, что палестинцы могут достичь любой точки Израиля. Но они не учли этого. Они думали, что уничтожение людей [в секторе Газа] заставит их отвернуться от сопротивления. Однако все люди встали и сказали, что мы не вывесим белый флаг. Мы не дадим истории 1948 года повториться. Мы умрем на нашей земле, защищая ее. Это не только ХАМАС, это все фракции ООП (Организации освобождения Палестины ‒ А’) ‒ и левые, и правые, и исламисты.

Давайте восстановим хронологию. Все началось с того, что 12 июня были похищены три израильских тинейджера...

‒ И они [Израиль] указали на ХАМАС. Однако до сих пор не доказано, что это дело рук ХАМАС или других палестинских организаций. Они исчезли, нельзя сказать, что их похитили. Они исчезли на территории, которую контролируют силы безопасности Израиля. Я уверен, будет доказано, что эти ребята умерли не от рук палестинцев. 30 июня их нашли, а 2 июля похитили и убили палестинского парня Абу-Хдейра.

Биньямин Нетаньяху встречался с отцом Мухаммеда Абу-Хдейра, выразил соболезнования. В начале июля задержали шестерых израильтян по подозрению в убийстве.

‒ Да, но в целом Израилю нужно менять тактику и признать наконец государство Палестина.

Сектор Газа находится под контролем движения ХАМАС. Кто в таком случае может гарантировать порядок в секторе Газа, как не он? В частности, способен ли ХАМАС обеспечить прекращение атак по территории Израиля?

‒ Это зависит от результата переговоров в Каире. Но сегодня не только ХАМАС, а все фракции ООП контролируют сектор Газа: ФАТХ, Демократический фронт, Народный фронт, Компартия и Исламский джихад. У нас был аэропорт, порт, право на рыбную ловлю, [пограничные переходы] Эрец и Рафах, договорились с Ольмертом об открытии «безопасной дороги» между сектором Газа и Западным берегом. Израиль должен восстанавливать сектор Газа. И потому оружие предназначено для прекращения оккупации: другого выхода для палестинцев я не вижу.

А как это оружие может помочь в борьбе против одной из самых мощных армий в мире ‒ ЦАХАЛ?

‒ ЦАХАЛ уже признал, что 64 солдата погибло, около 400 ‒ ранено. Поверьте мне, количество намного больше. Но давайте примем эту цифру. А сколько погибших со стороны Палестины, кроме мирных жителей? Если бы они уничтожили инфраструктуру палестинского сопротивления, то не ушли бы оттуда ‒ мы их знаем хорошо.

Израильская сторона заявляла о том, что боевики ХАМАС были убиты, взяты в плен.

‒ Я сомневаюсь в том, что говорит кабинет Нетаньяху. Естественно, есть потери. Но ЦАХАЛ не достиг целей, которые он намеревался выполнить в секторе Газа.

В ЦАХАЛ заявили, что цель достигнута ‒ разрушены 32 подземных туннеля.

‒ Им нужна была причина, чтобы вывести свои войска. Это совершенно другая война. Эта война была намного тяжелее для ЦАХАЛ, чем война 2008-2009 годов, 2012 года, или война с Хезболлой в 2006 году.

Есть данные о том, сколько членов палестинских группировок ‒ ХАМАС, Исламского джихада ‒ погибло?

‒ Я вам не смогу этого сказать. Пока ни один палестинский руководитель не обнародовал данные о потерях. Потери, конечно же есть, война ‒ это война.

Каково ваше отношение к происходящему на востоке Украины?

‒ Мы всегда говорили, что выступаем за целостность Украины. Каждый народ имеет право на самоопределение. Это то же, чего требует и палестинский народ. Мы сожалеем о случившемся с малайзийским самолетом. Кто бы это ни совершил, он должен быть наказан. Мы считаем это терактом против невинных мирных людей.

А Палестина признает Крым территорией Украины?

‒ Крым был частью Украины. И Украина должна сохранить всю свою территорию. Мы хорошо знаем и понимаем вопросы аннексии. Для нас самое главное, чтобы Украина выбрала свой путь и у нее были хорошие отношения со всеми партнерами и соседями. Соседей не выбирают. Мы хотим, чтобы Украина процветала, чтобы не было никакой вражды ‒ ни внутри общества, ни за пределами.

Вы видите какие-то параллели между происходящем в Донбассе и израильско-палестинским конфликтом?

‒ Я не вижу. Многие политологи пытаются сравнивать. Это совсем другое. На Донбассе живут украинцы, там не чужие. Это решается внутри. А у нас оккупация длится 66 лет. Это же чужой народ пришел и оккупировал нашу территорию. Донбасс был и будет частью Украины. Просто надо немного потерпеть. Я не могу найти ни одной точки соприкосновения. Какой может быть терроризм в секторе Газа, если там уничтожают весь народ? К сожалению, в последнее время все термины трактуются наоборот: национально-освободительное движение называют терроризм, агрессора сравнивают с пострадавшим. Палестина в течение 66 лет борется за независимость.

Украина в свое время оказалась втянута в выяснение отношений между Палестиной и Израилем. Речь идет о пропаже палестинского инженера Дирара Абу Сиси на нашей территории. Он впоследствии был обнаружен в Израиле, где предстал перед судом и сейчас якобы отбывает срок в тюрьме Ашкелона. Вам известны подробности этой спецоперации? Какова судьба инженера сейчас?

‒ Я отслеживаю эту ситуацию. Это было нарушение статуса Украины со стороны Моссада. Конечно, были какие-то договоренности, кто-то дал им зеленый свет. Подобного допускать нельзя. Кем бы ни был Абу Сиси, он должен быть освобожден и вернуться сюда, в Украину. У него есть семья, жена-украинка, шесть детей ‒ они ведь должны видеть отца. Я спрашивал о нем у начальника электростанции, которую недавно бомбили израильтяне, и у украинского профессора. Он ‒ обычный инженер-электрик. Это очень грустная история. Сейчас Дирар Абу Сиси находится в изоляторе, в одиночной камере, он болеет.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Через 10 лет после сигнала Путина: Запад в Мюнхене обсуждает российскую угрозу

Россия — одна из главных тем Мюнхенской конференции. Для Петра Порошенко это мероприятие представляет собой еще один шанс обсудить проблематику Минских договоренностей.

Stratfor: Почему Грузия задумалась о перезагрузке отношений с РФ

Аналитики из Stratfor рассказывают, как Грузии приходится пересматривать свое отношение к России

Новости партнеров

Загрузка...