РУС. | УКР.

пятница, 24 февраля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.97
Мир

Профессия - волонтер

Мнение

Борьба с терроризмом: почему разгром ИГИЛ не принесет победу

Без разрешения глубинных проблем региона, место ИГИЛ быстро займет другая террористическая организация

Без разрешения глубинных проблем региона, место ИГИЛ быстро займет другая террористическая организация Военная победа над ИГИЛ не приведет к искоренению исламского терроризма Фото: facebook.com/imrussia

Ушедший 2015 год потряс мир серией террористических актов. Самым громким из них стал теракт в Париже 13 ноября. Ответственность за него взяла организация Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ). Против ИГИЛ сейчас ведут борьбу две конкурирующие между собой коалиции. В одну из них входят страны НАТО и Лиги арабских государств, а в другую — Россия, Иран, Ирак и Сирия. Однако даже в случае военной победы над ИГИЛ решить проблему исламского терроризма не удастся — у этой организации немедленно появится преемник.

Продолжающаяся уже второй год деятельность ИГИЛ напомнила мировому сообществу об острых проблемах терроризма и религиозного фундаментализма. Противодействие ИГИЛ является одной из центральных тем обсуждения во время заседаний ООН, ЕС, G20, а также двусторонних встреч с участием лидеров многих государств. Кроме того, в данный момент против ИГИЛ ведут вооруженную борьбу две коалиции, конкурирующие между собой за влияние в регионе. Это коалиция стран НАТО и Лиги арабских государств, а также коалиция, в которую входят Россия, Иран, Ирак и Сирия-Ирак. Однако военное уничтожение ИГИЛ не решит проблему терроризма, поскольку его причины лежат гораздо глубже. На самом деле, ИГИЛ это всего лишь вершина айсберга, а под водой находится целый клубок проблем, невидимых для большинства граждан других стран.

Существуют сотни других радикальных исламистских организаций, цели и методы которых во многом совпадают с действиями ИГИЛ. Гражданская война в Сирии и несостоявшаяся государственность в Ираке после свержения режима Саддама Хусейна способствовали тому, что ИГИЛ захватило огромные богатые нефтью территории в самом центре Ближнего Востока. Примечательно, что до 2013 года "Исламское государство Ирака" предшественник ИГИЛ было местным филиалом некогда самой могущественной террористической группы мира "Аль-Каида". Ликвидация американскими спецслужбами Усамы бен Ладена привела к уменьшению влияния и частичному обезвреживанию "террористической организации №1", однако вовсе не решила проблему религиозного фундаментализма.

Помимо разветвленных сетей ИГИЛ и "Аль-Каиды" в Африке, Азии и Европе, во многих странах действуют менее масштабные исламистские группировки, которые также выступают за построение исламского халифата и прибегают к терроризму в качестве метода достижения политических целей. Подробный перечень основных террористических групп фундаменталистской направленности составлен британской газетой TheTelegraph. Некоторые из них хоть и заявляют о "глобальном джихаде", на самом деле используют фундаменталистские идеи как инструмент мобилизации общества с целью свержения правящих режимов и получения неограниченного доступа к национальным благам.

Тем не менее, появление ИГИЛ, "Аль-Каиды" и большинства фундаменталистских организаций стало реакцией радикальной части исламского общества на незавидное положение многих стран мусульманского мира. К внутренним факторам возникновения исламского фундаментализма относятся социально-экономические: бедность, безработица, несправедливое распределение ресурсов, а также политические проблемы: авторитаризм, коррупция, непрофессиональный менеджмент, преследования политических, этнических и религиозных групп. Набор всех этих предпосылок и привел к "Арабской весне" 2010-2011 года. Цепочка революций все же не решила накопившиеся внутренние проблемы, лишь расширив социальную почву для радикальных группировок. Кроме того, ослабленные вследствие революционных потрясений государственные институты породили вакуум силы, который поспешно заполнили исламские фундаменталисты, захватившие отдельные территории в Ираке, Сирии, Йемене, Египте и Ливии.

Определенная популярность ИГИЛ среди местного населения Ирака и Сирии, без сомнения, подкрепляется финансовым фактором. Основными источниками доходов террористов являются нефть, банковские активы захваченных финансовых учреждений, эффективная система налогообложения и контрабанда. По оценкам FinancialTimes, месячная зарплата боевиков варьируется от $50-150 до $600-1000. Кроме того, ИГИЛ выплачивает пособие по миграции в размере $200 иностранным наемникам, прибывающим из соседних арабских стран, а также Турции, государств Западной Европы и России.

Существуют и внешние факторы, предопределившие развитие исламского фундаментализма. Они берут свое начало еще в 1916 году, после тайного соглашения Сайкса-Пико, заключенного между Великобританией и Францией о разделе сфер влияния на Ближнем Востоке. При этом Лондон получил контроль над территориями современных Израиля, Палестины, Иордании и Ирака, а Париж над территориями Сирии и Ливана. Искусственно начерченные колониальные границы не учитывали сложных этнических и конфессиональных особенностей региона и, как следствие, оказались бомбой замедленного действия. Среди прочего, это вызвало серию арабо-израильских войн; ирано-иракскую войну 1980-1988 годах; военные операции Израиля против Сектора Газа в 2008- 2009 и 2012-2014 годах; интервенцию стран НАТО в Ливию, в 2011 году, а также вмешательство Запада в сирийский конфликт. Разорванный многочисленными внутренними противоречиями регион не способен отстаивать коллективные интересы на международной арене и нередко подвергается вмешательству со стороны внешних игроков. Эти обстоятельства привели к тому, что последователями ИГИЛ и других фундаменталистских групп стали не только маргинальные слои общества, но и граждане с высшим образованием, которые прекрасно осознают проблемы региона.

Таким образом, исламский фундаментализм является реакцией части исламского общества на насущные проблемы мусульманского мира, за которые ответственны также Великобритания, Франция, США и Россия. Понимая невозможность победить армии этих государств силами раздробленного региона, фундаменталисты осознанно прибегают к террору как ассиметричному ответу на вмешательство внешних игроков, при этом используя религию как инструмент массовой мобилизации. Теракты в Париже, Копенгагене и Сиднее подтверждают логику действий радикальных группировок, проводимых в тылу "крестоносцев" Запада. Исходя из перечисленных причин, гипотетическая ликвидация ИГИЛ и других радикальных организаций не решит проблемы исламистского терроризма без искоренения его почвы. Невозможно бороться с каким-либо явлением, не борясь с его причинами. В противном случае, возникновение преемницы ИГИЛ это всего лишь вопрос времени.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Через 10 лет после сигнала Путина: Запад в Мюнхене обсуждает российскую угрозу

Россия — одна из главных тем Мюнхенской конференции. Для Петра Порошенко это мероприятие представляет собой еще один шанс обсудить проблематику Минских договоренностей.

Stratfor: Почему Грузия задумалась о перезагрузке отношений с РФ

Аналитики из Stratfor рассказывают, как Грузии приходится пересматривать свое отношение к России