РУС. | УКР.

воскресенье, 26 февраля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.91
Мир

Профессия - волонтер

«Я не знаю, что будет в России в декабре, когда я вернусь»

Российский оппозиционер Кадо Корнет рассказала о настроениях в РФ касательно войны на востоке Украины

Российский оппозиционер Кадо Корнет рассказала о настроениях в РФ касательно войны на востоке Украины Фото: facebook.com/Kado Cornet

В Украину прибыла участница российского протестного движения Кадо Корнет, получившая известность после акции «Крик России», прошедшей 5 сентября в Санкт-Петербурге. Одевшись в цвета флага РФ, Кадо Корнет с завязанными глазами и «окровавленными» руками шла по центральным улицам города и кричала, привлекая внимание прохожих к участию российских военных в войне на востоке Украины. Сейчас из-за сильного влияния пропаганды граждане РФ агрессивно настроены по отношению к Украине, рассказала КАДО КОРНЕТ корреспонденту А’ МИХАИЛУ ЮДКОВИЧУ.

– Украинцы узнали о вас после акции «Крик России». Но ведь это не первая протестная акция, в которой вы участвовали?

– В протестном движении я достаточно давно – моя первая акция прошла в ноябре 2011 года, это тоже был одиночный перформанс. Потом был митинг на Болотной площади в Москве зимой того же года и позже, 6 мая 2012 года. Кроме того, я организовывала разные проекты, такие как образовательный проект «Белая школа» в Санкт-Петербурге – по названию «белоленточного движения» (белая лента является символом протестного движения в России.– А’). Мы учили гражданских активистов журналистике, праву и другим полезным вещам. В марте у меня была акция, посвященная войне в Украине, в которой участвует Россия – я стояла с плакатом, на котором было написано «Дай мені спокій». Участвовала я и в других акциях и пикетах, однако такой ажиотаж возник впервые.

– Что натолкнуло вас на мысль провести это мероприятие?

– Война с участием российских солдат, и отношение россиян к этому. Все замалчивается, утаивается, снимаются таблички с могил, запугиваются родственники солдат, избиваются журналисты, которые пытаются об этом рассказать. Устанавливается информационная блокада, россияне не знают о погибших согражданах и считают, что все в порядке. Все это угнетает и потрясает размахом кошмара. У меня бывает такое, что наступает момент, когда уже невозможно не выйти и не высказать своего мнения, не выразить своих эмоций по поводу происходящего.

– Знакомые с вашей последней акцией украинцы уверены, что она проводилась в первую очередь в поддержку нашей страны…

– Акция была по поводу всей ситуации, в том числе, несомненно, и в поддержку Украины. Мне очень стыдно за свою страну и ее руководство, хотя лично я никогда не голосовала за Путина и всегда выступала против него.

– Помогал ли вам кто-нибудь в проведении акции «Крик России»?

– Со мной были фотограф и оператор, снимавшие происходящее. Кроме того, мне ассистировала пара моих друзей. Они держали мои вещи и были проинструктированы, чтобы бросить мне сумку с документами, если меня будут, как у нас говорят, «винтить». Без документов в полицейском участке совсем плохо, а сумка абсолютно не вписывалась в придуманный мною образ.

Фото: facebook.com/vadimflurie

– Какова была реакция прохожих на ваш перформанс?

– Пока я шла и кричала, прохожие, в основном, снимали меня на свои телефоны. Когда я упала, ко мне подошел бездомный, попытавшийся меня реанимировать. Он очень испугался, начал брызгать мне на лицо какой-то жидкостью, которую он перед этим пил. Жидкость попала в глаза, было больно. В этот момент я услышала интересный диалог мальчика с мамой. Ребенок спросил, почему тетя упала, а мама ответила, что тетя обозначает Россию, и на самом деле это Россия упала. К сожалению, я не запомнила диалог дословно. Когда я встала и пошла, меня догнал полицейский, спросивший «Девушка, вам плохо?» и предложивший вызвать мне скорую.

– Усилилось внимание к вам со стороны российских правоохранительных органов ли после акции?

– Вскоре после этого я уехала ‒ вначале в Москву, потом в Киев, так что не успела этого почувствовать. Но на всякий случай я отправила свой компьютер к подруге, потому что теоретически по месту прописки могут прийти. Вообще, перед проведением своих акций я обычно советуюсь с юристом, и он мне рассказывает, какими могут быть последствия. В этот раз он сказал, что в худшем случае меня отвезут в участок, немного «помаринуют» и потом отпустят, потому что человеку, который просто идет и кричит, нечего предъявить.

– Расскажите о своих дальнейших планах. Собираетесь ли вы возвращаться в Россию?

– В Россию я планирую вернуться приблизительно в декабре. Сейчас я еду во Львов, затем в Будапешт, а конечной точкой путешествия будет Берлин. У меня там друзья и, может быть, в следующем году я поеду туда учиться. Честно сказать, российское образование меня расстроило. Мои опыты в этой сфере были очень неудачными. Сначала я два года училась на переводчика, а потом полгода на промышленного художника. Но ничего полезного за все это время я для себя не вынесла. В Берлине я хотела бы изучать что-то близкое к театру. Заниматься театром – моя давняя мечта, но до сих пор как-то не получалось.

– Будете ли вы продолжать оппозиционную деятельность по возвращении в Россию?

– Я не знаю, что будет в России в декабре, когда я вернусь. Сейчас события в ней, да и во всем мире, разворачиваются стремительно. Если будут темы, по которым мне захочется высказаться, я буду продолжать проводить одиночные акции. Для меня это самая интересная форма протеста.

– После того, как вы получили известность, оппозиционные политические силы в России могут попытаться привлечь вас в свои ряды. Вы не против попробовать себя в политике?

– Я считаю, что политикой должны заниматься люди с определенным складом ума, далеко не каждый с этим справится. Идущие в политику люди должны быть очень ответственными и способными сделать что-то хорошее, а не просто иметь определенную позицию. Думаю, я слишком импульсивный человек для этого.

– Что привело вас в Киев?

– В Киев меня звали много разных людей, но, к сожалению, мою страницу в Facebook недавно заблокировали и очень много контактов потерялось. Впрочем, с некоторыми мне все-таки удалось встретиться. А вообще я здесь проездом – через Киев и Львов мы с подругой едем на фестиваль в Будапешт.

– Какие настроения, по вашим наблюдениям, преобладают сейчас среди россиян в связи с войной в Украине и политикой власти?

– Настроения, честно говоря, достаточно пугающие. Во время последней акции мне не довелось столкнуться с агрессией, но, например, в марте мне кричали «убирайся в свою Украину» и тому подобное. Проблема в том, что у нас сильная, качественная пропаганда, которая, к сожалению, очень хорошо работает. Людей, не подпадающих под ее влияние, в масштабах страны немного. Государственные СМИ, основываясь на взятых с потолка фактах, нагнетают ужас по отношению к Украине. Нам рассказывают, что тут творятся какие-то непотребства, жуткие вещи, мальчиков распинают. Это абсолютный бред, но люди совершенно не пытаются переварить информацию и сами начинают бросаться словами типа «хунта», «фашисты»… К сожалению, совершенно непонятно, как бороться с существующим пропагандистским шквалом. Очень сложно противостоять ему и донести до людей хоть какую-то правду. Власть, с теми средствами, что есть у нее на вооружении, и мы со своими средствами – это как Давид и Голиаф.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Действительно холодная война: как Россия побеждает в борьбе за Арктику

Западным странам придется постараться, чтобы догнать Россию в борьбе за Арктику

Андрей Илларионов: Война Кремля против Украины – предательство

Бывший советник Путина Андрей Илларионов рассказал, как нужно возвращать Донбасс и Крым

Андрей Илларионов: Беларусь – кандидат №1 на вторжение России

Бывший советник Путина Андрей Илларионов предупредил, кому стоит боятся вторжения РФ и что сложилось не так в отношениях Путина и Трампа

Новости партнеров

Загрузка...