РУС. | УКР.

понедельник, 20 февраля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.03
Мир
Мнение

Возрождение Новороссии: почему Приднестровье просится к Путину

Руководство непризнанной ПМР объявило о подготовке к вхождению в состав РФ

Руководство непризнанной ПМР объявило о подготовке к вхождению в состав РФ Президент непризнанной ПМР Евгений Шевчук заявил о начале подготовки к присоединению самопровозглашенной республики к России Фото: EPA/UPG

"Указ" так называемого президента самопровозглашенной Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) Евгения Шевчука от 9 сентября о подготовке к присоединению к России вызвал обеспокоенность в общественных кругах Молдовы и Украины. Данное решение запускает процедуру реализации итогов "референдума" 2006 года, на котором жители непризнанной ПМР преимущественно высказались за независимость и дальнейшее присоединение к России. Аналитик Международного центра перспективных исследований Евгений Ярошенко полагает, что Россия сейчас не готова прокормить дополнительную территорию. Однако, по его мнению, Кремль использует ситуацию с ПМР, чтобы получить еще один рычаг давления на Молдову, Украину и Запад.

В пятницу, 9 сентября, президент самопровозглашенной ПМР Евгений Шевчук обнародовал "указ" "О реализации итогов республиканского референдума, состоявшегося 17 сентября 2006 года", запустив таким образом процесс подготовки к присоединению "республики" в состав Российской Федерации. Включение ПМР в состав России станет серьезной угрозой безопасности Украины. Это будет означать легитимизацию российского военного присутствия на юго-западных границах нашего государства. При таких условиях Приднестровье может быть удобным плацдармом для открытия второго фронта в случае полномасштабной российско-украинской войны. Не следует забывать, что в геополитических планах Кремля территория Приднестровья рассматривалась как составляющая проекта "Новороссия". Этот проект, который представлял собой создание марионеточного пророссийского государства в составе южных и восточных областей Украины, провалился еще в 2014 году, хотя анклавы в виде ДНР и ЛНР сохранились.

Это далеко не первое заявление руководства ПМР о желании "броситься в объятия" России. К слову, аналогичные стремления также неоднократно прослеживались в словах главарей так называемых ДНР и ЛНР Александра Захарченко и Игоря Плотницкого, однако Россия, по собственным соображениям, не спешит принимать в свой состав эти образования.

Сомнения Кремля касательно целесообразности включения ПМР вполне оправданы. Во-первых, Россия в нынешних условиях финансово не способна тратить ограниченные ресурсы на освоение новых территорий. Аннексия Крыма показала, что расширение даже за счет небольшого, по российским меркам, куска территории может существенно ослабить ее экономический потенциал. К тому же поддержка даже минимальной жизнеспособности сепаратистских анклавов серьезно изматывает финансовые ресурсы Кремля. Во-вторых, захват дополнительных территорий является нелогичным шагом ввиду того, что Москва рассчитывает на смягчение санкций Запада в начале 2017 года. По некоторым оценкам, вероятность отмены ряда ограничительных мер против России в ближайшие месяцы наиболее высока за последние два с половиной года.

Возникает вопрос: почему ПМР именно сейчас поднимает тему присоединения к России, если Москва не готова ответить взаимностью? Для начала необходимо понимать, что Шевчук, как и Захарченко с Плотницким, не являются независимыми фигурами, а любое заявление более или менее серьезного содержания тщательно согласовывается с кремлевскими спичрайтерами.

Прежде всего, "указ" главы ПМР рассматривается как шантаж правительства Молдовы с целью воспрепятствовать дальнейшему сближению Кишинева с Брюсселем и углубить внутреннюю нестабильность ввиду политических протестов в этом году. Москва рассчитывает, что опасения Молдовы по поводу "размораживания" приднестровского конфликта сделает Кишинев более уступчивым на мирных переговорах, а также пошатнет баланс в пользу пророссийских сил.

Приднестровье также служит одним из рычагов давления на ЕС ввиду географической близости "замороженного конфликта" к восточным границам одного из государств-членов – Румынии. По соображениям российского руководства, Запад должен быть более уступчив в вопросе сотрудничества с Кремлем, учитывая то, что лидеры европейских государств боятся очередного очага дестабилизации на границах ЕС.

Украина также должна уделить более пристальное внимание безопасности юго-западных границ, ведь наше государство непосредственно ощутит на себе негативные последствия возможного обострения обстановки в Приднестровье. Для противодействия этим угрозам Киеву необходимо усилить контроль на границах, безжалостно бороться с контрабандой и другими трансграничными вызовами, а также занимать более твердую и согласованную с Кишиневом позицию на приднестровских переговорах в формате "5+2".

Ведь приднестровский конфликт может также разбудить сепаратизм в южной части Одесской области, где среди местного населения сильны пророссийские настроения. Разбитая инфраструктура, высокая безработица и географическая изолированность южных районов Одесской области создают благоприятную почву для популяризации так называемой "Бессарабской Народной Республики".

Исходя из этого, ускоренное развитие инфраструктуры и создание новых рабочих мест необходимы в качестве инвестиции в безопасность этой части Украины. В противном случае, мы можем стать свидетелями "возрождения Новороссии" и превращения Северного Причерноморья в сплошную дугу нестабильности. Такой сценарий похоронит оставшиеся европейские стремления Украины и создаст дополнительный вызов для безопасности ЕС.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Андрей Илларионов: Украине нужно оставить Донбасс и ждать

Бывший советник Путина Андрей Илларионов рассказал, как нужно возвращать Донбасс и Крым

Андрей Илларионов: Беларусь – кандидат №1 на вторжение России

Бывший советник Путина Андрей Илларионов предупредил, кому стоит боятся вторжения РФ и что сложилось не так в отношениях Путина и Трампа

Андрей Зубов: Ни поляки, ни русские не могут указывать Украине относительно Бандеры

Российский историк рассказал о перспективе возвращения Крыма, о "мягком" и "жестком" способах завершения войны на Донбассе, почему Украине не стоит поднимать языковой вопрос, и есть ли "культ Бандеры" в Украине.