РУС. | УКР.

пятница, 24 ноября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.65
Экономика

О национальной правоохранительной традиции «кошмарить» бизнес: кейс Диви Банка

Правоохранители фактически блокируют полноценную деятельность банка

Правоохранители фактически блокируют полноценную деятельность банка Фото: Facebook / DVBank

20 февраля 2017 в СМИ появилась информация о том, что Национальная полиция подозревает председателя правления Диви Банка Сергея Горбачевского в растрате 129 млн. грн. обанкротившегося Интеграл-банка. Как отмечалось ресурсом Finclub, следователи сообщили банкиру о подозрении в совершении правонарушений по ч. 3 ст. 27 и ч. 5 ст. 191 КПК- присвоение или растраты имущества путем злоупотребления служебным положением. Речь шла о том, что Горбачевский, работая в казначействе Интеграл-банка, «организовал проведение незаконных форексных операций на межбанковском валютном рынке». По версии Нацполиции, такие действия привели к банкротству банка, а самому Горбачевскому позволили стать владельцем банка-контрагента - ДиВи Банка.

ДиВи Банк был одним из участников форексных операций. Горбачевский с партнерами викупил его у владельцев агрохолдинга «Мрия» в начале 2015 года.

Этот сюжет на первый взгляд напоминает историю «Волка с Уолл-стрит», который путем манипуляций на Forex привел к неплатежеспособности одно финансово-кредитное учреждение, а впоследствии стал совладельцем другого. Однако ни у НБУ, ни у Госфинмониторинга или ДФС никаких претензий к процедуре заключения соглашения, источникам происхождения средств и структуре собственности Диви Банка ни тогда, ни сегодня не возникало. А, вот, к методам работы следователей Нацполиции и доказательной базе ГПУ в этом деле вопросов возникает немало.

Сергей Горбачевский к середине января 2015 года действительно работал в Интеграл-банке в должности заместителя начальника казначейства, откуда перешел на должность заместителя председателя правления в Диви Банк. За год семья Горбачевского (сам Сергей и его родители) стали владельцами 82% акций Диви Банка.

Еще до закрытия сделки акционеры заявили о попытке правоохранительных структур заблокировать работу банка. По их версии, давление шло от прокурора ГПУ С.В. Стороженко и следователя Нацполиции А.С. Тарасенко, хорошо известных по другим делам «кошмаривания» бизнеса.

Лица прокурора и следователя оказались далеко не случайными в этом деле. Они неоднократно фигурируют в бизнес-сделках предыдущих владельцев банка, за спинами которых торчат уши не кого-нибудь, а людей Юрия Иванющенко, серого кардинала бизнес-схем бывшего президента.

Все от начала

В августе 2015 года «Интеграл-банк» был признан регулятором проблемным, а уже в сентябре 2015 года отнесен к категории неплатежеспособных:

«Были установлены факты неотражения ним в бухгалтерском учете документов клиентов, которые не выполнены в установленный законодательством срок. Также ухудшились финансовые показатели деятельности банка. Из-за отсутствия средств банк не выполнял своевременно и в полном объеме законные требования вкладчиков и других кредиторов», - говорилось в заявлении Нацбанка.

Здесь кроется первый вопрос к правоохранителям. Как отмечалось изданием Forbes, несколько месяцев перед введением временной администрации мажоритарный владелец Интеграл-банка Кирилл Торишний передал управление банком по доверенности «третьим лицам».

Источники в департаменте банковского надзора НБУ утверждали, что доверенность была оформлена на Игоря Игнатова, бывшего секретаря Федерации профсоюзов Украины - лица с известным корупционным шлейфом.

Доверенность позволила Игнатову в июле 2015 года провести смену наблюдательного совета и менеджмента Интеграл-банка. Одним из ключевых фигур в банке стал Александр Лищенко, бывший депутат Киевсовета, хорошо известный в криминальном мире как Лича. Он же - соучредитель компании «Рынок-1» - тоесть Троещинский рынок.

Игнатова и Лищенко журналисты не безосновательно называют людьми, близкими к Юрию Иванющенко, известному как Юра Енакиевский: «Игорь Игнатов курирует различные активы семьи Иванющенко и является вполне самостоятельным игроком. Банк был передан ему в виде оплаты долга, который у акционера Интегралу возник несколько лет назад», - писало издание Forbes с ссылкой информированный источник.

Неудивительно, что к Игнатову и Лищенко, которые принимали стратегические решения в последние месяцы до введения временной администрации, у следствия претензий нет.

Зато «козлом отпущения» назначен Горбачевский, который с января 2015 года вообще не работал в Интеграле. А к тому времени был только заместителем руководителя казначейства и не входил в состав ни владельцев, ни руководителей кредитного совета банка.

Согласно уставным и внутренними документами Интеграла, с которыми мне удалось ознакомиться лично, эта должность вообще не предусматривала прав распоряжения корсчетами банка, принятие решений по кредитованию или реализации других популярных схем вывода денег из банков, которые могли привести к банкротству.

Упал в глаза другой факт. Накануне введения временной администрации Интеграл-банк потерял более $ 14 млн на своем корсчете в печальноизвестном австрийском Meinl Bank AG. Об этом подробно писали журналисты Forbes. По крайней мере казначейство, работником которого был Горбачевский, и даже не первым, без владельцев и топ-менеджмента банка такие операции точно провести не могло.

Это не единственный фактор банкротства банка. Из-за последствий кризиса 2008-2009 годов Интеграл-банк потерял около 500 млн грн. клиентских средств. В дополнение руководство Интеграла приняло роковое решение по кредитованию подставных и связанных компаний, а также освобождение «Украинского профессионального банка» от погашения кредита на 20 млн грн., говорится в официальных источниках.

Казначейство к этому точно не могло иметь никакого отношения. Более того, сам Горбачевский, «виновник» банкротства банка, и ДиВи Банк были признаны судом по этому делу как раз потерпевшими. Ведь убытки на сумму 30 млн грн. в связи с неисполнением денежных обязательств были нанесены не только физическому лицу (Горбачевскому), но и юридическому лицу («ДиВи банку»).

И здесь еще один вопиющий факт, который говорит про «игру не по правилам».

Буквально несколько дней назад уголовное производство по вышеуказанным пострадавшим лицам исчезло из реестра расследований. В течение двух дней дело заменили на другое, где «организатором преступления» выступили именно пострадавшие - «ДиВи Банк» и Сергей Горбачевский.

Любой профессиональный юрист подтвердит, что такие мгновенные и кардинальные изменения невозможны без заинтересованности тех, кто дело ведет.

Так, кто же они, следователь Тарасенко и прокурор Стороженко? СМИ кое-что о них известно благодаря последним расследованиям относительно имущественного состояния представителей правоохранительной системы.

Собственно, прокурор Стороженко, руководивший процессом объединения уголовных производств и превращение пострадавших на подозреваемых, в сентябре 2016 прославился на всю страну в качестве героя сюжета «Мамины прокуроры» программы журналистских расследований «Схемы».

Отец прокурора - Владимир Стороженко - в 2006-2012 годах возглавлял Главное управление жилищного обеспечения КГГА. Именно в те времена влиятельной в мэрии человеком был Александр Лищенко - тот самый, который непосредственно руководил Интеграл-банком перед его банкротством.

Биография следователя Артема Тарасенко, который ведет дело против Горбачевского, еще интереснее с точки зрения поиска возможных заинтересованных сторон.

Именно он расследовал дело скандального агрохолдинга «Мрия» Ивана Гуты, используя те же «правоохранительные» инструменты. В частности, помогал «Мрии» воспользоваться чужим имуществом, о чем в свое время заявил нынешний глава ГПУ Юрий Луценко.

Похоже, в своих действиях следователь Тарасенко берет пример с своего прямого начальника, Дмитрия Бута. Но сейчас «легким движением руки» совладелец «ДиВи Банка» Горбачевский был преобразован из потерпевшего в подозреваемого.

Остановимся лишь на нескольких показательных моментах из материалов следствия.

Обвинения против Горбачевского базируется по существу на показаниях только одного свидетеля - сотрудницы Интеграл-банка, которая работала в банке уже после Горбачевского. Причем алогичность ее показаний заметна даже человеку без финансового образования - и этот факт точно не мог быть объективным основанием для возбуждения дела.

Мало того, о ней и ликвидаторе О.Б. Андронова были возбуждены уголовные дела по ч.1. 383 УК - заведомо ложное сообщение о преступлении и дачу ложных показаний. Но на этих показаниях до сих пор основывается следствие.

Еще один красноречивый факт: следствие опирается на экономическую экспертизу, которую по требованию Нацполиции осуществили, эксперты частной компании «СОВА». Не будем касаться репутации этой структуры и аффилированных с ней публичных ресурсов. Вопрос в том, с какого времени полиция начала нанимать частные конторы для судебной экспертизы, кто и как оплачивает их услуги?

Эта контора отсутствует в реестрах НБУ по аудиторов, имеющих право проверять банки. Что помешало следователям сделать судебную экспертизу в государственных экспертов?

Теперь - по инструментам самого следствия. По материалам той же следственного дела, она фактически сводилась к многочисленным обыскам в доме Горбачевского и главном офисе ДиВи Банка, изъятии одного и того же перечня документов, материальных ценностей, наложение ареста на счета, которые в дальнейшем отменялись решениями судов как незаконные.

Да, это печально "джентельменский набор" элементарных препятствий в ведении хозяйственной деятельности, о которых не первый год говорят правозащитники. По сути, прелюдия для выхода на сцену «решал». Ведь никакого процессуального смысла выемка оригинальной документации ДиВи Банка, которая также была и в Интеграл-банка, не несет.

***

За несколько месяцев до введения временной администрации Интеграл-банк оказался под управлением Игоря Игнатова и Александра Лищенко, с которыми бывшие акционеры якобы рассчитались за долги, отдав банк.

При этом Интеграл-банк имел долги перед другим финучреждением - ДиВи Банком, который вместе с владельцем обратились в правоохранительные органы и официально судом были признаны потерпевшими.

В этот момент правоохранители манипуляциями с реестром уголовных производств превращают потерпевших в подозреваемых. Поэтому крайним оказывается бывший работник казначейства Интегралу Сергей Горбачевский.

Как результат, правоохранители фактически блокируют полноценную деятельность его банка. Банка, к которому в НБУ, Госфинмониторинга и ДФС нет никаких вопросов. В отличие от нескольких десятков других учреждений, выведенных регулятором с рынка, или тех, кто действительно имеет проблемный статус. Банка, который проходит внешний аудит международной компании из «большой четверки». Который смог в условиях рыночной кризиса стать «принципалом» международной платежной системы и инвестирует в развитие собственного карточного бизнеса на своей технологической платформе. Согласитесь, довольно лакомый кусок бизнеса.

Есть еще одна традиционная причина, которой не гнушаются «недореформированные» правоохранительные структуры - просто вишибання «зеленых». Но это уже чисто догадки, поскольку других объективных причин найти не повезло...

Версия для печати
Нашли ошибку - выделите и нажмите Ctrl+Enter
Раздел: ЭкономикаБанки Тема:
Теги:

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Новости партнеров

Загрузка...