РУС. | УКР.

воскресенье, 22 октября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.50
Общество

Конфликт на Донбассе должен прекратиться уже сейчас,— замглавы миссии ОБСЕ в Украине

О войне на Донбассе, работе ОБСЕ и проблемах миссии

О войне на Донбассе, работе ОБСЕ и проблемах миссии Заместитель председателя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине Александр Хуг Фото: OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine

Сожжение 9 августа в Донецке автомобилей Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ в Украине сильно ударило по ее логистическим возможностям. Помимо этого инцидента, работу сотрудников организации значительно усложняют ограничения со стороны украинских военных и боевиков, которые не пропускают наблюдателей на определенные объекты, а также к неконтролируемым участкам украинско-российской границы. О перспективах увеличения количества сотрудников ОБСЕ в Украине, роли организации в переговорах Трехсторонней контактной группы по Донбассу и многом другом в интервью корреспонденту "Апострофа" АРТЕМУ ДЕХТЯРЕНКО рассказал заместитель председателя СММ ОБСЕ в Украине АЛЕКСАНДР ХУГ.

— Господин Хуг, появилась ли какая-либо новая информация о сожженных 9 августа в Донецке автомобилях Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине? Есть ли уже версии, кто за этим стоит?

— Несмотря на этот инцидент, миссия продолжает работать объективно, оперативно и непредвзято сообщает собранную информацию. Разумеется, мы осуждаем насилие в отношении мирных жителей, включая наших собственных гражданских наблюдателей. Я не хочу размышлять на тему "кто за этим стоит". Ясно одно — уничтожение наших автомобилей ограничивает возможности сотрудников СММ по поездкам в регионе, не дает нам выполнять нашу работу. Соответственно, мы не можем в полной мере сообщать о происходящем. А это, в свою очередь, лишает Украину объективной картины происходящего. Потому что ОБСЕ — единственная структура, которая объективно и быстро сообщает о ситуации в стране. Тем не менее, я хочу отметить, что, несмотря на все попытки ослепить нас, то есть ограничить нашу мониторинговую деятельность, мы на данный момент останемся на востоке Украины и продолжим направлять новых наблюдателей на Донбасс.

— Планируете ли вы заменить уничтоженные автомобили? Сколько времени это займет?

Да, конечно, мы заменим эти автомобили. Это вопрос нескольких дней (разговор с Александром Хугом состоялся 13 августа, "Апостроф"). Дело в том, что сейчас нужные транспортные средства находятся на других участках. Поэтому необходимо немного времени чтобы доставить их в Донецк.

— Как обстоит ситуация с беспилотными летательными аппаратами, которые миссия использует для наблюдения за ситуацией?

— Три недели назад СММ сообщила о применении преднамеренных радиопомех в отношении нашего беспилотника, в результате чего аппарат был существенно поврежден. Вчера (12 августа, "Апостроф"), впервые после крушения предыдущего беспилотника мы запустили другой аппарат. Однако и на него была осуществлена атака. Это произошло в нескольких местах к северу, северо-востоку и западу от Мариуполя. Кажется, есть люди, которые хотят, чтобы ОБСЕ перестала передавать данные о том, что происходит в зоне конфликта. Есть те, кто считает, что жестокие атаки на гражданское население и их собственность — это справедливая мера, оправдывающая цель. Но я хочу сделать четкое заявление, что СММ остается работать на востоке Украины. Сотрудники Миссии продолжат наблюдение за ситуацией и сообщают о происходящем, как это делалось на протяжении последних полутора лет.

Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ посетила Луганск (июнь 2015 года). Александр Хуг (справа) Фото: OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine
1 / 1
Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ посетила Луганск (июнь 2015 года) Фото: OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine
1 / 1
Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ посетила Луганск (июнь 2015 года) Фото: OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine
1 / 1

— Некоторые эксперты критикуют работу СММ ОБСЕ в Украине. Они говорят о том, что миссия является неэффективной. Как бы вы могли прокомментировать такую критику?

— Все зависит от того, что конкретно имеет в виду тот или иной человек, когда говорит, что мы действуем неэффективно. СММ ОБСЕ находится в Украине для того, чтобы следить за ситуацией и отчитываться о происходящих событиях. Конечно, мы сообщаем о прекращении огня в тех или иных местах, однако задача остановить боевые действия лежит не на нас, а на сторонах, Вооруженных силах Украины и так называемых ДНР и ЛНР. Мы не организация по сбору секретной информации. Мы прозрачная и открытая мониторинговая миссия, которая сообщает о том, что видели и слышали ее члены. Мы не делаем на основании этой информации никаких выводов. У нас нет никакой цензуры. В своих отчетах мы печатаем проверенную информацию, которую видели или слышали наши сотрудники. Лучшим способом быть объективным и достойным доверия является сообщение информации, которые сотрудники СММ видели и слышали сами. Это их обязанность.

— Миссию часто обвиняют в общении с представителями так называемых ДНР и ЛНР. Как вы прокомментируете эти обвинения?

Ведение диалога с людьми в Украине является частью нашей работы. Наш мандат предполагает ведение диалога со всеми. Но нам не разрешается, чтобы посторонние люди находились в наших автомобилях. Случай возле донецкого аэропорта был единичным (ранее сообщалось о нескольких случаях, когда боевики ездили на машинах с символикой ОБСЕ, "Апостроф"), и мы уверены, что он не повторится в будущем. Виновные в инциденте были уволены.

Мониторинговая миссия ОБСЕ в Донецке (июнь 2015 года) Фото: OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine

— Ранее вы заявили об ограничениях, которые испытывают члены СММ в ходе своей работы. В чем конкретно они проявляются?

СММ все больше сталкивается с ограничением свободы передвижения и другими препятствиями, которые мешают миссии выполнять свои обязанности. За последние несколько дней представителям СММ ограничивали доступ на некоторые объекты, мешали их деятельности и даже портили имущество. Несмотря на наш дипломатический статус в Украине, наши автомобили останавливают на украинских пропускных пунктах и блокпостах сепаратистов. Расспрашивают членов команд об их национальности, обыскивают транспортные средства. Впрочем, это не полные ограничения, а всего лишь задержки. Что касается полных ограничений, то в пример можно привести ситуацию в так называемой ЛНР, где нас не допускают к государственной границе между Украиной и Российской Федерацией. Со стороны Луганской области это происходит систематически. Кроме того, нас не допускают к некоторым местам, в которые были отведены тяжелые вооружения. Это происходит с обеих сторон. Зачастую нас просто не подпускают к этим местам или же не позволяют подойти достаточно близко для того, чтобы можно было зафиксировать серийный номер того или иного отведенного оружия. Все это ограничивает наши возможности по передаче информации. Но обо всех ограничениях, с которыми сталкиваются наши сотрудники, мы также сообщаем в своих отчетах. Это наша обязанность, которую возложили на миссию все 57 государств-участников ОБСЕ, в том числе Россия с Украиной.

— Как обстоит ситуация с численностью персонала СММ ОБСЕ в Украине? Сколько в Миссии работает граждан Российской Федерации и украинцев?

На этой неделе к СММ присоединились новые наблюдатели, которые будут работать на востоке Украины. Сейчас СММ насчитывает 835 сотрудников. Среди них 525 наблюдателей, 67 международных сотрудников, 243 украинца. Более подробные данные о том, кто какую страну представляет, можно получить на нашем сайте.

Мониторинговая миссия ОБСЕ в Мариуполе (июль 2015 года). Александр Хуг (в центре) Фото: OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine

— Ранее вы говорили, что в случае необходимости количество сотрудников ОБСЕ в Украине может возрасти. Есть ли конкретная цифра, к которой вы стремитесь?

Мы продолжим расширять штат наблюдателей. Новые сотрудники приезжают к нам каждую неделю. Сейчас мы хотим увеличить количество наблюдателей до 600 человек. Позже, когда удастся достичь этого показателя, мы проанализируем ситуацию и решим, нужно ли нам еще больше людей. Как вы знаете, мандат Миссии позволяет увеличить количество наблюдателей до 1 тыс. человек.

Что может стать фактором, который поспособствует такому увеличению?

Это вопрос целесообразности. В случае, когда у нас нет доступа к границе, а также некоторым другим объектам, нет смысла привлекать к наблюдению больше людей. Они просто не смогут выполнять свои обязанности. Когда мы получим доступ к новым локациям, мы увеличим количество наблюдателей.

Мандат мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине продлен до 31 марта 2016 года. Почему выбрали именно эту дату?

Потому что миссия начала свою работу 21 марта 2014 года. Впоследствии ее продлили на полгода, потом еще на полгода, а потом на год. Продление миссии проходит в регулярном ритме.

Может ли выбор этой даты свидетельствовать о том, что в Европе надеются, что конфликт на Донбассе будет урегулирован именно к началу весны?

Конфликт должен прекратиться уже сейчас.

Мониторинговая миссия ОБСЕ в Широкино (июль 2015 года). Александр Хуг (слева) Фото: OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine
1 / 1
Мониторинговая миссия ОБСЕ в Широкино (июль 2015 года) Фото: OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine
1 / 1
Мониторинговая миссия ОБСЕ в Широкино (апрель 2015 года) Фото: OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine
1 / 1
Мониторинговая миссия ОБСЕ в Широкино (апрель 2015 года) Фото: OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine
1 / 1

Именно это прописано в Минских соглашениях, полное выполнение которых предусмотрено к 31 декабря 2015 года. Впрочем, очевидно, что боевики не спешат выполнять условия договоренностей, подписанных в столице Беларуси. Что, по-вашему, будет после истечения срока действия Минских соглашений?

Мандат СММ ОБСЕ в Украине не связан напрямую с Минскими договоренностями. Мы работаем по решению 57 государств-участников ОБСЕ. Мы приступили к работе на территории Украины с марта 2014 года, когда в стране еще не было конфликта, когда никаких Минских соглашений, как и вооруженного конфликта, еще не было.

ОБСЕ является одной из сторон Трехсторонней контактной группы. Чем конкретно занимаются представители ОБСЕ в ходе встреч представителей Украины, России и сепаратистов? Выступают ли они с конкретными предложениями или выполняют функцию посредника и наблюдателя?

Специальный представитель ОБСЕ в Трехсторонней контактной группе Посол Мартин Сайдик назначен председателем ОБСЕ, а не конкретно СММ ОБСЕ в Украине. СММ пытается всячески способствовать диалогу между сторонами. Господин Сайдик, в свою очередь, старается, чтобы пункты Минских договоренностей выполнялись всеми участниками переговорного процесса.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Новости партнеров

Загрузка...