РУС. | УКР.

четверг, 23 марта
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.85
Общество

Основатель Prometheus: Спрос на онлайн-курсы в Украине больше, чем на Западе

Слушатели украиноязычных онлайн-курсов есть и в оккупированных территориях

Слушатели украиноязычных онлайн-курсов есть и в оккупированных территориях Иван Примаченко Фото: Иван Примаченко / Facebook

Prometheus — уникальный украинский проект массовых открытых онлайн-курсов. Сейчас на сайте Prometheus доступно более 40 курсов в сфере ІТ, коммуникаций, предпринимательства и других областей, в будущем должен появиться курс подготовки к ВНО для школьников. Обучаться на курсах может любой желающий, независимо от места проживания, и совершенно бесплатно. В интервью "Апострофу" один из основателей проекта ИВАН ПРИМАЧЕНКО рассказал, почему бесплатное онлайн-обучение в Украине востребовано даже больше, чем на Западе, какие курсы не помешает пройти каждому человеку и как создатели Prometheus собираются вершить "революцию в образовании".

- Онлайн-курсы очень популярны на Западе, становятся ли они популярными и в Украине, если сравнивать с предыдущими годами?

- Они уже стали популярными, потому что за два года без каких бюджетов Prometheus собрал более 115 тысяч зарегистрированных слушателей. И если эти темпы роста сравнить, учитывая объем украиноязычной аудитории и англоязычной аудитории, с ростом западных, то получается, что Prometheus растет быстрее, чем Coursera и Edx. То есть в Украине огромный спрос на массовые бесплатные онлайн-курсы. Я бы сказал, он больше, чем на Западе.

- А чем это вызвано?

- Я думаю, есть несколько причин. С одной стороны, недостаток качественного образования, в отличие от Запада, где оно гораздо более распространено. С другой стороны, это ситуация, когда для людей деньги еще более критичны, чем на Западе. И третий аспект, я думаю, что в украинском обществе есть понимание кризиса в образовании и нет пиетета, консервативного увлечение традиционной образовательной системой. Люди понимают, что традиционная система прогнила, и готовы к инновациям, в том числе технологическим. Для них гораздо легче воспринимаются различные новейшие штуки вроде массовых онлайн-курсов.

- А из каких регионов у вас больше слушателей? Есть ли какая-то региональная тенденция?

- На самом деле они распространяются достаточно равномерно. Конечно, аудитория концентрируется в Киеве, крупных городах, областных центрах, меньше в районных центрах. Но в принципе более 300 городов и поселков в Prometheus, постоянно растет вес небольших городов и сельской местности. Если в начале Киев имел большинство зарегистрированных слушателей, то сейчас уже регионы имеют большинство. До конца этого года, думаю, большинство зарегистрированных будет даже не в топ-5 городах Украины.

- Я знаю, что вы родом из Донецка. Есть ли у вас слушатели с оккупированных территорий?

- Да, есть много слушателей из временно оккупированных территорий Донбасса и Крыма. Люди реально учатся, никаких проблем с украинским языком (у нас почти все курсы украиноязычные, за исключением буквально нескольких), и это на практике доказывает бессмысленность старых тезисов – как деление страны по-русски. На практике мы видим, что люди из любого региона страны просто с удовольствием обучаются на украинском языке.

- Вы знаете такие примеры, что обучение на ваших курсах помогло изменить жизнь человека с оккупированных территорий?

- Мы не собираем такие истории целенаправленно, но я помню, как нам писал слушатель о том, что он переехал из временно оккупированной территории на территорию Донецкой области, которая сейчас контролируется Украиной. У него была какая-то почти рабочая профессия, кажется, что-то связанное с железной дорогой. Он учился у нас на маркетолога и получил первую работу, в частности благодаря тем знаниям, которые получил на наших курсах. Конечно, таких историй много, просто мы не все знаем. И это касается не только Донецкой области. В поселке Магдалиновка Днепропетровской области парень-десятиклассник прослушал наш украинский перевод курса CS50 Гарвардского университета, благодаря этому научился программировать и недавно завоевал третье место на областной олимпиаде по программированию. Или недавно тоже писали: парень, 15 лет, начал учиться на нашем курсе программирование от КПИ, продолжил самостоятельно обучаться программированию и в 16 лет устроился на работу программистом, официально, в стартап.

- Вы когда-нибудь пытались интегрировать онлайн-курсы в украинские университеты?

- Конечно, да, это наша стратегия. Она не заключается в том, чтобы наделать кучу бесплатных курсов и разместить их онлайн, она заключается в том, чтобы потом эти онлайн-курсы от лучших преподавателей Украины и мира интегрировать в учебный процесс в университете и школы. Собственно, с сентября пилотный проект такой интеграции – она называется смешанным образованием – уже работает в КПИ, в Украинском католическом университете, Львовском политехе и в Львовском университете Франко, в конце этого месяца еще около 10 университетов присоединится к нему. Эти университеты заменяют свои традиционные офлайн-лекции онлайн-лекциями, текущий контроль студенты проходят онлайн, выполняя задания, на текущие вопросы получают ответы на форуме курса. Но время преподавателя освободилось, он гораздо больше внимания может уделить индивидуальной работе со студентами. Конечно, сохраняются в кампусе те виды работы, которые нерационально переносить онлайн – семинары, физические лабораторные работы и финальный контроль. Получается оптимальное сочетание лучшего из мира онлайн – лучшие преподаватели, лучшие курсы, удобство, гибкость, и от мира офлайн – индивидуальная работа, коллектив, возможность всех форм работы, надежная проверка знаний. Смешанное обучение демонстрирует фантастические результаты на Западе. Лучший пример – это MIT (Массачусетский технологический институт, - "Апостроф"), в котором введение смешанного обучения на базе своих же курсов продемонстрировало прирост учебных результатов на 35%. В Украине, если среднестатистический вуз будет вводить курсы лучшего преподавателя страны, я думаю, что рост результатов будет гораздо больше, чем 35%.

- Когда вы начинали работу над Prometheus, сколько средств понадобилось для вливания в проект? Есть ли у вас сейчас идея перевести это в бизнес?

- Первоначальные затраты были очень небольшими. Мне удалось убедить ряд людей работать бесплатно над проектом. Расходы не превышали нескольких тысяч долларов из моих личных сбережений. На самом деле сейчас мы неприбыльная организация, мы ориентируемся на то, что доступ к курсам должен быть бесплатным. Это же основы нашей реформы. Наша цель – перевести высшую школу страны на смешанную форму обучения. Но для того, чтобы школы и университеты смогли вводить наши курсы, доступ к ним, очевидно, должен быть бесплатным, иначе они не смогут их использовать. Соответственно, мы не можем закрывать курсы, как это делает Coursera, например. Поэтому доступ будет бесплатным. Конечно, нужны источники финансирования. Мы думаем над различными формами монетизации, но это будут такие формы, которые не закрывают доступ к уже имеющимся бесплатным ресурсам, а дают какие-то дополнительные услуги. За счет этого будем пытаться монетизировать проект.

- Что это будут за услуги?

- Пока я не могу говорить.

- И когда вы будете это внедрять?

- Возможно, начнем эксперименты в этом году.

- А как у вас проходит сотрудничество с Министерством образования? Или Минобразования внедряет онлайн-курсы официально в учебные программы?

- Да, у нас будет совместный проект с Министерством образования по онлайн-курсам подготовки к ВНО. Особенно это касается детей с временно оккупированных территорий, но, конечно, эти курсы будут доступны всем детям.

Если глобально говорить о нашем видении реформы на базе смешанного обучения, то министерство по большому счету не может этому как-то мешать. В университетах вообще не требуется какое-то разрешение на это, они самостоятельно это делают по новому закону о высшем образовании. С другой стороны, если бы министерство активно за это выступило, то могло бы значительно ускорить этот процесс. Мы будем активно работать, чтобы убедить наше государство за это взяться. Потому что времени на серьезные реформы остается очень немного. Ситуация и в образовании, и в государстве очень серьезная. Для того, чтобы не допустить институционального коллапса, нам нужны быстрые изменения. Мы будем давить на министерство, чтобы оно тоже подключилось к реализации этой реформы на базе смешанного обучения, ибо оно позволит быстро масштабировать лучшие учебные курсы на всю страну. Это настолько дешево, что даже не требует государственного финансирования. Думаю, что мы сами без государства будем способны привлечь финансирование для этого – от краудфандинга до доноров и спонсоров. И это быстро. Например, курс "Бухгалтерское дело" от Ernst & Young, который у нас будет запускаться, многие вузы хотят вводить в свой учебный процесс на первом курсе, то есть обучать бухгалтерскому делу не так, как это сейчас делается, когда приходят какие-то теоретики марксизма-ленинизма рассказывать что-то о бухгалтерском деле, а вот конкретно украинская ветка одной из крупнейших в мире компаний Ernst & Young рассказывает, как это делается. И это можно делать быстро. Мы с Ernst & Young начали об этом говорить осенью, в феврале уже стартует курс и за год можно распространить почти на все вузы Украины.

- Какие курсы вы бы посоветовали пройти всем?

- На самом деле у нас много очень интересных курсов. Я бы посоветовал, наверное, три курса. Первый - курс предпринимательства Алексея Геращенко из Киево-Могилянской бизнес-школы. Даже если вам неинтересно непосредственно предпринимательство как бизнес, то иметь такой предпринимательский взгляд на мир, на то, что ты его можешь изменить к лучшему благодаря своей деятельности, очень важно в современном мире. Из недавних – мы перевели курс "Наука повседневного мышления" от Университета Квинсленда. Этот курс в топ-3 по оценкам пользователей всех массовых онлайн-курсов в мире. Это курс критического мышления, суперважный, суперинтересный курс, его с восторгом люди смотрят, потому что он снят фактически как документальный фильм, он помогает людям абсолютно по-другому взглянуть на мир более критично, более аналитически. Очень рекомендую. И третий курс – это "Экономика для всех", курс экономики для экономистов, это прививки от экономического популизма, который разъедает нашу страну и который на самом деле наносит ущерб, возможно, не меньшее, чем война. Потому что война снаружи подтачивает государство, а экономический популизм – изнутри. Каждый избиратель должен понимать основы экономики простыми словами для того, чтобы не поддаваться на этот реально убийственный экономический популизм, который уничтожает страну. Вот так.

- Надо смотреть. В Украине часто выбирают профессии, типа юристы, экономисты, а потом не могут найти себе работу. Как научиться молодежи прежде чем поступить в университет выбрать такую специальность, которая была бы востребована в нынешней ситуации?

- Здесь есть два аспекта. С одной стороны, мне кажется, что в любой профессии есть возможность здорово работать и классно зарабатывать, но – если ты выдающийся специалист. А для того, чтобы быть выдающимся специалистом, ты должен любить эту профессию. Люди должны выбирать в первую очередь то, что им нравится. Здесь массовые онлайн-курсы могут быть полезны тем, что много людей имеют только мнимые идеи относительно того, чем занимаются представители тех или иных профессий. И когда в 10-11 классе человек выбирает будущую профессию, ему однозначно нужно зарегистрироваться на массовых онлайн-курсах основ своей профессии и посмотреть, чем там люди занимаются. Иначе может быть очень неудобный момент, когда на втором или третьем курсе он понимает, что это ему совершенно неинтересно и, соответственно, ему уже ничего не поможет, хоть эта профессия востребована, хоть не востребована. Итак, первый аспект – это просто вопрос правильного выбора профессии.

Второй аспект заключается в том, что в постиндустриальном мире экономические изменения происходят очень быстро, темп нарастает. И я думаю, что ближайшие десятилетия все мы в течение жизни будем осваивать и менять профессии по крайней мере несколько раз. Итак, как не выбирай, только единицы в течение всей жизни будут работать в одной жестко фиксированной профессии. Соответственно, это нормальный процесс. Человек должен не бояться его, а приспосабливаться, развивая базовые навыки, нужные абсолютно для всех профессий. Кстати, в этом проблема школы: она не воспитывает эти фундаментальные навыки. Какие это навыки? Умение учиться самостоятельно, критическое мышление, коммуникация с людьми в широком смысле этого слова, навыки работы с людьми, лидерства, работы в командах, умение решать сложные проблемы, изобретательность. Это вещи, которые еще долго новое поколение умных машин не сможет делать. Проблема в наших современных школах и университетах? Их не зря называют индустриальными, школа как фабрика, людей загоняют туда, дают факты, которые необходимо зазубрить, и алгоритмы, которым нужно научиться. Это трагический эпизод, ибо умные машины, роботы как раз прекрасно справляются с этими двумя задачами – оперированием бесконечным количеством фактов и выполнением жестко прописанных последовательностей действий. И они либо уже намного лучше людей в обоих этих направлениях, или будут лучше в ближайшие годы. И поэтому если человек хочет сохранить работу, он должен отходить от этих привычек индустриальной школы и переходить к обучению тем навыкам, которые машины еще недолго смогут освоить.

- Какие еще курсы будут открываться у вас?

- На этот год очень много запланировано. Бухгалтерский учет, цифровой маркетинг, будут курсы ВНО, мы хотим сделать курс о реформах, как реформировать страну на опыте практиков, хотим запустить много бизнес-курсов, новые ІТ-курсы.

- У вас был очень популярный Гарвардский курс. Какой курс вы планируете еще в ближайшее время перевести?

- Это будет курс, посвященный предпринимательству, очень известный и очень классный. Но детали я вам не могу пока что рассказать.

- По вашему мнению, что принесло успех проекту?

- Это сложный вопрос, многомерный. Во-первых, это реальный спрос, украинцам сейчас нужно качественной образование, взять его почти неоткуда, онлайн пришел на помощь. Во-вторых – правильная организация процесса. Мы очень отошли в вопросе организации работы Prometheus от классических западных образцов. На Западе Coursera и Edx – это просто платформы, которые предоставляют техническую платформу – сайт для размещения курсов и обеспечивают ей пиар. Все. Они не производят курсы. Сразу понятно, что в Украине это бесперспективно. Если здесь мы сделаем платформу, никто на нее не придет из университетов, потому что университеты не умеют производить курсы и не смогут быстро совершить над собой усилие для того, чтобы их выработать. Поэтому мы сразу рассчитывали на то, что большинство курсов будем делать сами. Так и происходит. Мы делаем эти курсы в партнерстве с университетами, от поиска преподавателей, методической работы до съемок, монтажа, дизайна и размещения на сайте. Это абсолютный отход от классической западной модели. На Западе это классические организации, у нас это социальный стартап, а вокруг него – слой гражданского общества, волонтеров, которые помогают во множестве направлений, переводе западных курсов, краудфандинге (летом мы собрали 515 тыс. грн на Big Idea буквально за месяц), распространении информации. Это реально народный проект, он является коллективным творчеством.

- Сколько людей работает у вас постоянно и сколько присоединяется, когда разрабатывается определенный курс?

- Если мы говорим о full-time работе, то это 10-11 человек. Если мы говорим о волонтерах, то это зависит от курса. Где-то волонтеры вообще могут не привлекаться. А, например, в переводе CS50 принимали участие около 170 волонтеров. Все зависит конкретно от курса.

- Какие курсы у вас есть наиболее популярными и изменилась ли эта динамика?

- Эта динамика не особо меняется, она довольно подобна западных трендов. Это IT-курсы, курсы бизнес-направленности, курсы практического направления, которые позволяют получать новую профессию, например, тот же финансовый учет или цифровой маркетинг. И, кроме того, это курсы личностные, которые позволяют людям улучшить что-то в своей жизни. Курс "Борьба со стрессом набрал в нас уже больше 50 тыс. зарегистрированных слушателей. Явно в Украине очень стрессовая ситуация, судя по этому.

- Есть ли такая статистика, сколько из тех людей, что начинают курс, заканчивают его?

- Мировой стандарт – 7%, на Prometheus 10% завершает. Очевидно, из-за отсутствия языкового барьера и из-за того, что украинцы более мотивированы, чем люди на Западе.

- Как вы уже упоминали, сейчас система образования очень устарела. Каким должно быть образование будущего?

- Это, очевидно, тема для отдельного интервью или большой статьи. На самом деле очень много аспектов. Первый: смешанное обучение – это инструмент быстрого масштабирования качественного преподавания по всей стране. Это основы реформы.

Второй аспект – это принципиальное изменение содержания образования. Дело даже не в отдельных навыках – критическое мышление, решение сложных задач. Если говорить фундаментально, то ситуация такая: в индустриальной школе готовят к тому, чтобы человек работал над той работой, с которой сейчас прекрасно справляются умные машины и работы. И там всегда готовят к решению проблем, на которые известны ответы. Если вы пишете математическое уравнение или даже сочинение, ваш преподаватель знает, каким оно должно быть. Проблема в том, что в реальной жизни мы постоянно сталкиваемся с проблемами, на которые никто не знает правильного ответа. Это абсолютно адекватная ситуация, но школа и университет не учат этому, абсолютно. Более того, они не объясняют людям, что могут быть ситуации, на которые вообще нет правильных ответов, есть целый класс так называемых злостных проблем.

Третий аспект: в школе всегда предусмотрено, что кто-то умный поставил перед нами проблему, сформулировал вопрос. Но в реальной жизни в большинстве случаев это не так. У нас есть проблема, мы даже не можем ее сформулировать, можем даже не понимать, что она у нас есть. Очень важно изменить содержание образования с фактов и алгоритмов на обучение самостоятельной работе, самостоятельному анализа проблем, нахождению путей их потенциального решения. В этом должно заключаться главное изменение содержания образования.

Конечно, очень важен еще один аспект. Надо не просто сделать онлайн-курсы, а перевести в электронных вид весь учебный процесс, в частности оценки, дневники, администрирование образования и так далее. Почему это важно? Речь идет не только об удобстве, речь идет о статистике и данных. У нас сейчас нет данных. Годы продолжаются дискуссий, какая учебная программа лучше. А в реальности у нас просто нет данных, чтобы сказать, какая лучше. Если у нас будет электронная система, то мы сможем анализировать. Например, в двух областях поставить две разные учебные программы, сравнить их результаты за год, за три, за пять и увидеть, какие из них реально работают. Это позволит делать реальные выводы, а не выдумывать. Потому что сейчас, как вы понимаете, многие из этих дискуссий являются просто обменом мнениями, личными взглядами – не больше.

- Как эти онлайн-курсы интегрировать в школьную программу?

- Первый курс, который мы хотим интегрировать, - это программирование. Ситуация такая: в Украине 17 тыс. школ, у всех есть уроки информатики, в которых есть блок программирования – обязательный. Но, как и со всем в украинских школах, есть маленькая проблема. Большинство учителей сами не умеют программировать, не говоря уже о том, чтобы научить кого-то программировать. Соответственно, все это абсолютно скатывается в профанацию. Что хотим сделать мы? Мы берем блок программирования в учебной программе и более ли менее под эту программу делаем с лучшим учителем в стране онлайн-курс программирования. Там есть лекции, задания, форум, на котором можно задавать вопросы. После этого мы получаем гриф, официальное разрешение на использование коллективного руководства и вводим через родителей, учителей, директоров это смешанное обучение. На уроке в компьютерном классе дети смотрят эти лекции онлайн, выполняют задания, учитель индивидуально их поддерживает, объясняет то, что не понятно. Это первый этап. Второй этап – это проекты, которые нельзя автоматизировано оценить. Здесь учитель проверяет их, корректирует и дает обратную связь. На самом деле, даже если учитель классный, это забирает у него эту бессмысленную начитку и дает ему возможность сконцентрироваться на реальной работе с детьми. А если учитель даже не умеет программировать, это все же дает детям возможность реально учиться программированию во всех 17 тысячах украинских школ. Это самый элементарный пример того, как это можно реализовать.

- Очень большая проблема существует в сельском образовании. Школы закрывают из-за того, что там нет учеников. Как онлайн-обучение помогло бы решить эту проблему?

- Во-первых, школы, где очень мало учеников, а один учитель преподает несколько предметов – это профанация, на самом деле они должны быть закрыты. Это чрезвычайно большая проблема украинского образования, но об этом не хочет никто говорить. Это непопулярный шаг, однако он абсолютно необходим для того, чтобы эффективно обучать детей. Эти школы необходимо укрупнить, на автобусах возить детей в нормальные, большие школы. Однако это не меняет ситуацию, которую вы прояснили, потому что школа будет – о'кей – не в маленьком, а в большом, но поселке. Необходимо 100% онлайн-обучение, смешанное обучение в первую очередь. Интеграция этих курсов в учебный процесс может драматически повысить качество. Что же касается интернет-связи, на самом деле есть способы, как это можно обойти. Те же видеолекции можно поставлять на флеш-носителях, жестких дисках заранее во все школы, чтобы дети, если не имеют возможности онлайн, то имели бы шанс офлайн это смотреть.

- Как проходит оценка на онлайн-курсах? Как это может стимулировать к тому, чтобы лучше учиться?

- Оценивание может по-разному проходить, от элементарных тестов – вписать правильный ответ, и заканчивая сложными системами, например, ты пишешь лабораторную работу по программированию, она прогоняется через кучу автоматизированных тестов. Это может быть перекрестная анонимная оценка пользователями друг друга по заранее установленным преподавателем критериям.

Мог бы возникнуть вопрос, а почему в MIT растут учебные результаты после перехода на смешанное обучение? Они взяли свои собственные курсы и сделали их онлайн, но это те же преподаватели, они так же преподавали. Почему растут учебные результаты? Фишка в том, что онлайн-курс позволяет мгновенно получать обратную связь. Ты написал лабораторную, отправил – и мгновенно получил обратную связь, что правильно, а что неправильно. Ты переделал ее, снова отправил, и так 10-15 раз. Тебе нужно ждать следующей недели, когда ты снова поедешь к преподавателю, преподаватель тебе оценит это, напишет свое замечание, ты опять неделю будешь ее переделывать. Это дает мгновенную связь, ты можешь бесконечно пробовать и без страха, что тебя осудят за это. Если ты завалил лабу, задание или эссе, то у тебя нет демотивации, что типа "все, мне это не удается". Ты можешь пробовать бесконечно.

- По вашему мнению, сколько нужно тратить времени на онлайн-обучение, чтобы освоить какую-то специальность?

- Это зависит от специальности. Я думаю, по большому счету столько же, сколько и на офлайн-обучения. Если вы хотите научиться элементарно программировать, то если вы будете упорно работать каждый день, то вам и года хватит. Если вы хотите освоить какую-то сложную работу, то, возможно, вам и четырех лет не хватит, как в классическом университете. Ведь есть профессии, для которых бакалавриата недостаточно, чтобы начать работать. Итак, все зависит от профессии.

- По вашему мнению, чего не хватает украинским стартаперам, какие условия необходимы для того, чтобы это способствовало развитию?

- Давайте рассмотрим в целом, чего в стране не хватает для того, чтобы было много успешных стартапов. Первое – распространенности предпринимательской культуры. Скажем, в США сама культура общества подталкивает тебя, иди делать бизнес, попробуй делать предприятие, забацай стартап. Эта атмосфера толерантна к неудачам, она тебя сама подталкивает туда. В Украине, к сожалению, это только зарождается пока в узких кругах. Второе – это знание. Конечно, есть большое количество конкретных знаний, навыков, методик, подходов, которые увеличивают шанс на то, что ваш стартап будет более успешным, их нужно знать. Да, есть люди, которые и без них делали успешные стартапы, однако, конечно, они позволяют существенно увеличить шансы. Конечно, очень важны институциональные факторы: адекватная правоохранительная система, судопроизводство, на которое можно положиться, инвестиционный климат. Стартапы – это процесс вероятностей, даже лучший стартап, который профессионал оценивает очень высоко, может не выстрелить. Поэтому должен быть большой объем инвестиций, которые позволяют людям пробовать снова и снова.

- Напоследок: три совета, которые вы бы могли дать молодым предпринимателям, которые начинают свой путь.

- Я сам не предприниматель, поэтому первый совет – не особенно прислушиваться к моим советам. Если серьезно, то первое – для создания любой компании, для достижения любой цели необходима стратегия. Проблема в том, что у многих людей нет конкретной последовательности действий, конкретных тактик. Это очень плохо. Потому что даже плохая стратегия лучше отсутствия стратегии. Если у вас нет четкого видения, желательно прописанного, того, как вы будете развивать свое начинание, то это очень большая проблема, которую нужно исправить. Большинство таких начинаний накрываются на этом сразу.

Второй аспект – это знания. И по конкретной отрасли, за которую вы беретесь, и по реализации планируемой деятельности компании. Если важная составляющая вашей компании пиар – а вы сами не разбираетесь и вы сразу не привлекаете к компании кого-то, кто очень разбирается, то я думаю, у вас назревают большие проблемы.

И третье – это вопрос личной готовности, понимания, зачем это нужно мне. Берясь за любое дело, необходимо давать себе честный ответ, готов ли я приложить усилий, необходимых для этого. Как правило, стартапы, чтобы они имели успех, требуют очень много работы. Если учредитель не дает себе очень четко ответа, почему ему это нужно в общем, то он очень быстро сломается, не сможет поддерживать необходимый темп работы. Если знаешь, зачем, то можно выдержать почти любое "как", говорил Франкл. Думаю, и для компаний это очень актуальный совет.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Выпускной-2017: что, почем и зачем

Из-за дороговизны празднования выпускных родители в Украине все чаще отказываются от торжества

Европа против совка: удастся ли изменить украинские школы

Инициаторам школьной реформы в Украине придется столкнуться с немалыми трудностями

Новости партнеров

Загрузка...