РУС. | УКР.

вторник, 28 марта
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.12
Мир

Мир в Сирии ищут в Астане: к чему приведут новые переговоры

Представители оппозиции и режима встретятся при содействии Ирана, России и Турции

Представители оппозиции и режима встретятся при содействии Ирана, России и Турции Президент России Владимир Путин (слева) встретится с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом 23 января в Астане чтобы поговорить о Сирии Фото: EPA/UPG

Новые мирные переговоры по Сирии, которые 23 января пройдут в Казахстане, позволяют сделать вывод, что Башар Асад, Россия, Турция и часть мятежников готовы к уступкам. В то же время наивно было бы надеяться, что после очередных переговоров в Сирии вдруг наступит мир. Каждая из сторон имеет свои "красные линии", а без реального представительства курдов на переговорах обсуждать мирный процесс бессмысленно.

Почти все участники войны в Сирии ожидали этого понедельника — 23 января начинаются очередные переговоры по мирному урегулированию конфликта в этой стране. Место встречи — Астана, столица Казахстана. Еще один президент из стран постсоветского пространства, после Александра Лукашенко и начала минского процесса, примеряет на себя роль миротворца. Казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев любезно согласился стать принимающей стороной, после того как между собой договорились Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин. По словам российского президента, переговоры в Астане могут дополнить женевский мирный процесс. Не зря встречаются именно Казахстане, стране, где сильным влиянием обладают и Россия, и Турция.

Новые переговоры

Соглашение о прекращении огня представители режима сирийского президента и десяток групп мятежников подписали 29 декабря, после того как при содействии России и союзников Асада из Ирана, Ирака и Ливана у повстанцев отвоевали всю территорию Алеппо. Перемирие, как все понимают, шаткое. Как заявлял неделей ранее спецпосланник генсека ООН по Сирии Стеффан де Мистура, который и будет представлять ООН в Астане, перемирие в основном соблюдается. Однако бои между правительственными войсками и повстанцами в окрестностях Дамаска могут привести к срыву переговоров.

Представители оппозиции нарекают, что силы Асада продолжают наступать возле сирийской столицы, поэтому режим прекращения огня хотят поскорее закрепить новым соглашением. Согласно официальному заявлению повстанческих групп, в Астане они будут добиваться расширения режима прекращения огня и обсуждать гуманитарные вопросы, а не политические.

Подключились такие группировки сирийских повстанцев: наиболее мощная коалиция "Армия ислама" (поддерживается монархиями Персидского залива), "Файлак аш-Шам", или "Легион Леванта" (играет на стороне Саудовской Аравии), "Бригады Султана Мурада", "Фатх-Халеб" ("Освобождение Алеппо") и "Левантийский фронт", представляющие интересы Турции; а также осколки союза "Фастакым" и "Свободной Сирийской Армии". Все они отправятся в Казахстан в составе единой делегации. Возглавит ее Мохаммед Аллуш, лидер "Армии ислама".

Остальные пока отказались принимать участие в переговорах. В том числе исламистское движение "Ахрар аль-Шам", за признание которого террористическим ранее выступала Россия. На декабрьских переговорах в Женеве, в которых участвовали представители США и ООН, Россия отвергла "Ахрар аль-Шам", как и "Армию ислама". А сейчас походит на то, что Москва будет рада подключению этой влиятельной группировки к перемирию. 16 января министр иностранных дел РФ Сергей Лавров согласился, что участниками декабрьского перемирия ограничиваться не стоит.

Разумеется, как и раньше, переговоры не касаются сил "Исламского государства" и группировки "Джебхат Фатх аш-Шам", которая полгода назад откололась от "Аль-Каиды" и сменила название с "Джебхат ан-Нусра". Таким образом, Москва наконец признала существование в Сирии так называемой умеренной оппозиции, с которой можно договариваться. В России этот факт предпочли не заметить.

В переговорах в Астане примут участие и официальные представители ЕС. Ко всеобщему удивлению приглашение получила и команда Дональда Трампа. Против присутствия на переговорах американцев выступил Иран в лице министра иностранных дел Мохаммада Джавада Зарифа. Трамп неоднократно высказывался критически по отношению к Ирану, осуждая заключенную сделку по ядерной программе Ирана.

Накануне в Государственном департаменте США сообщили, что в связи с процессом смены власти делегация США не поедет на переговоры, Штаты в Астане будет представлять посол США в Казахстане Джорж Крол.

Небывалая ширина

Эти переговоры — наиболее широкие за все время войны в Сирии. Впервые за шесть лет за одним столом соберутся представители сирийских повстанцев и сил режима Башара Асада — ранее они общались через посредников. Присутствовать как гаранты и при необходимости как посредники будут и внешние игроки: Иран, Россия и Турция. Первые двое, как известно, поддерживают режим Асада. Турция же, не отказываясь от поддержки мятежников, заметно смягчила свою позицию. Да и Россия неожиданно поддержала протурецких повстанцев в их борьбе против террористов ИГ в городе Аль-Баб. Некоторые видят и в выводе сил оппозиции из Алеппо отход Москвы от слепой поддержки Асада.

Вслед за турецко-российским сближением меняют свою позицию и отдельные оппозиционные группировки, смягчая риторику, а то и вовсе высказывая поддержку Москве. С выходом протурецких мятежников на первый план теряют свое влияние на мирный процесс Катар и Франция. Не зря глава МИД Франции Жан-Марк Эро, обратившись к Турции, недавно выступил за более широкое участие оппозиции в переговорах. Не могут быть довольны и курды, которых в Астане будет представлять лишь маловлиятельный "Курдский национальный совет". Тогда как партию "Демократический Союз" (PYD) и представляющие ее в сражениях "Отряды народной самообороны Сирии" (YPG) оставили за бортом. Не секрет, что подключение PYD и YPG, при всем желании России, означало бы выход из переговоров Турции, которая нарекла их террористами.

Важно понять, почему именно сейчас эти переговоры оказались возможны. Скорее всего, не потому, что наступил "ключевой момент", и не только из-за подключения Турции, готовности Москвы и Анкары к небольшим взаимным уступкам. Французская Le Monde приводит слова одного из представителей оппозиции, которого на "праздник мира" не пригласили: "Русские сказали нам, что обсуждаться будут лишь военные вопросы перемирия". Из этого следует, что раньше достичь какого-либо заметного прогресса мешало то, что во время переговоров под эгидой ООН спешили с политическим урегулированием.

Газета цитирует и источник в окружении сирийских властей: "Русские увидели, что у представителей оппозиции не было никого влияния на вооруженные группы".

Российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр объяснил, что Кремлю "нужна опора в том числе на суннитов на земле", чтобы обеспечить дальнейшее российское присутствие и доминирование в Сирии и на всем Ближнем Востоке, поскольку именно эти бойцы "самые лучшие" в Сирии. Чтобы "перевербовать" суннитов россияне использовали как негативную, так и позитивную мотивацию. Негативной стала демонстрация военных возможностей России в виде бомбардировок Алеппо с массовым использованием кассетных бомб и боеприпасов объемного взрыва. А позитивной — аргумент, что представители оппозиции могут быть включены в состав новой сирийской власти. Аналогичный подход, добавил Фельгенгауэр, россияне использовали во время Второй чеченской войны. Он также отметил: "Я не уверен, что это (завербовать, — "Апостроф") получится. Но без этого нам там вообще ничего не светит хорошего".

Если переговоры в Казахстане окажутся успешными, оппозиции нужно будет определиться уже с представителями на февральских переговорах в Женеве, где обсуждать можно будет уже политическую часть мирного процесса. Вряд ли это будет легко.

Дальнейшие перспективы

Журналист-международник и эксперт по Ближнему Востоку Илия Куса отмечает, что на переговорах в Астане почти наверняка будут обсуждать только укрепление перемирия в проблемных провинциях Хама и Дамаск, где идут боевые действия, а также доставку гуманитарной помощи в отдельные районы. Также он высказал надежду, что будут решать вопрос размежевания оппозиции от террористов. В таком случае группировки "Ахрар аль-Шам" и "Армия ислама", которые не придерживаются перемирия, могли бы попасть в разряд "нерукопожатных". В особенности это касается группировок, которые и так отказались ехать в Казахстан.

Ранее безоговорочным требованием Турции и повстанцев была отставка Асада. Сейчас Анкара и поддерживаемые ею силы не имеют достаточного для такого ультиматума задела. Как заявил на Всемирном экономическом форуме в Давосе вице-президент Турции Мехмет Шимшек, руководство страны больше не считает отставку сирийского лидера условием прекращения войны, хотя и не снимает с того вину за войну. Сообщения, что Турция отказалась от своего требования немедленного ухода Асада от власти, появлялись и ранее, но не в качестве официального заявления должностного лица.

Согласно резолюции 2254 Совбеза ООН, мирный процесс в Сирии должен включать написание новой Конституции. Асад настаивает, что лишь после проведения референдума по вопросу новой Конституции он может согласиться на передачу власти. Но пока переговоры далеки от согласования таких вопросов.

Как сказал "Апострофу" директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос, переговоры в Астане вряд ли будут провальными, потому что точно "никто не заинтересован" в этом. Но о настоящем урегулировании конфликта в Сирии говорить рановато: "Сейчас нет ни одной серьезной силы, которая выступала бы против этих переговоров. Скорее всего, они закончатся с ненадежным, промежуточным результатом".

"Я бы сказал, что это вопрос среднеудаленной перспективы. Ситуация может измениться, но пока я не вижу, кто мог бы быть "провайдером" выполнения всех этих требований", — добавил он, комментируя реалистичность решения вопроса новой Конституции и выборов в Сирии.

"Это только первый раунд переговоров, — сказал "Апострофу" Куса. — Там, скорее всего, будет просто согласование позиций, (стороны) дадут входные данные. Прорыв 23 января вряд ли будет. Не думаю, что они будут обсуждать будущее устройство Сирии".

Он соглашается, что серьезные уступки России и Сирии действительно заметны. В особенности, в позиции Асада, который согласился, что представителей оппозиции, которых он до сих пор называет террористами, можно подключить к переговорам. Но он, как и Россия с Турцией, имеет свои "красные линии". Для Анкары — это закрепление курдов на севере Сирии и позиции протурецких группировок. "Для России же главное, чтобы пока не обсуждали будущее Асада. Им сейчас невыгодно, чтобы он куда-то уходил. А выгодно сохранить статус-кво, включить некоторые группировки в перемирие и даже начать их легитимизировать на политическом уровне", — добавляет Куса.

С другой стороны, международник напоминает, что на переговорах не будет некоторых важных игроков: Саудовской Аравии, Катара. Представить с ними иранских чиновников за одним столом сложно. Что еще более важно, не будет курдов: "Я не представляю, как без них можно что-то решить в стратегической перспективе".

Отсутствие курдов, которые имеют мощное влияние в Сирии, но которых не зовут обсуждать мирное урегулирование, подрывает любые переговоры о будущем Сирии, в частности, о новой Конституции. Огромной ошибкой решение не приглашать их в Астану назвал сопредседатель PYD Салих Муслим. Вполне вероятно, что мирный процесс и в дальнейшем будет упираться в курдский вопрос, пока Анкара на согласится с их участием.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Друзья в обмен на санкции: сколько продлится дружба России с Израилем и Турцией

Россия стала участвовать в сирийском конфликте, чтобы получить возможность воздействовать на США и другие ключевые державы.

Хаос в Ливии: на что надеется Путин

Пока российская стратегия в Ливии выглядит противоречивой

Эрдоган и трон султана: что будет с Турцией после изменения конституции

Конституционные изменения, за которые проголосовал парламент, наделяют президента Турции, исключительными полномочиями. Если за реформу проголосуют граждане Турции, это откроет путь для концентрации власти в руках Реджепа Тайипа Эрдогана.

Новости партнеров

Загрузка...