RU  UA  EN

вторник, 20 августа
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
25.00
Бизнес

Читайте нас в Telegram-канале

​Построить новый Vavilon, или о преимуществах современных подходов в мебельном бизнесе

Как знания, полученные украинскими мебельщиками при поддержке ЕБРР и ЕС, конвертируются в развитие их бизнеса

Как знания, полученные украинскими мебельщиками при поддержке ЕБРР и ЕС, конвертируются в развитие их бизнеса Фото: из личного архива

За последние несколько лет на мебельном рынке Украины наметились позитивные тенденции. Благодаря ресурсам Евросоюза в рамках инициативы EU4Business при поддержке Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) реализованы ряд важнейших для развития мебельного рынка программ, организована Школа управления мебельным бизнесом, появились обучающие курсы "Готовы экспортировать", "Производство без потерь" и прочие.

"Апостроф" посетил мебельное предприятие Vavilon Company, владельцы которого, Светлана и Олег Гайдайчук, не просто стали участниками тренингов и консультационных программ ЕБРР, но и активно применяют полученные знания на практике.

О мебельном рынке замолвите слово

Производство мебели - одна из наиболее динамично развивающихся и востребованных отраслей промышленности в Украине. Об этом, в частности, свидетельствуют темпы роста спроса на мебель среди украинцев - третье место согласно официальной прошлогодней статистике, сразу после смартфонов и бытовых электроприборов.

Несмотря на довольно значительные обороты украинского мебельного рынка (порядка $1,5 млрд), а также на его ощутимый экспортный потенциал - государство практически не уделяет этой отрасли внимания. Так, мебельный сектор почему-то не включен в приоритетные отраслевые группы в "Дорожной карте стратегического развития экспорта в Украине на 2017-2021 года", хотя он явно достоин там быть. Отсутствует на уровне государства и прямая секторальная поддержка отрасли, равно как и попытки обрисовать внятную стратегию ее развития. О мебельщиках когда-никогда упоминают вскользь в контексте общих планов развития малого и среднего бизнеса.

Из-за такого подхода мебельный рынок Украины долгое время развивался достаточно хаотично и не системно. При этом значительная его часть находилась "в тени". Производители просто не видели перспектив, а значит и смысла менять устоявшуюся практику работать "в серую".

Ситуация начала меняться лишь в последние несколько лет, когда на украинских мебельщиков плотно обратили внимание в ЕС. Специалисты Евросоюза посчитали, что у этой отрасли достаточно серьезные перспективы, в том числе экспортные, запустив сразу несколько программ по ее развитию и поддержке в рамках выполнения Соглашения Украина-ЕС.

Когда Европа действительно в помощь

В 2016 году было подписано соглашение между ЕБРР и Евросоюзом, которое предусматривало предоставление консультационной, информационной, учебной и иной поддержки малым и средним предприятиям (МСП) в Украине в рамках инициативы EU4Business. Развитие мебельной отрасли в рамках реализации инициативы стало одним из ключевых направлений.

Специалистами ЕБРР было проведено масштабное исследование состояния украинской мебельной промышленности, по итогам которого разработана комплексная Дорожная карта ее развития.

При поддержке ЕБРР была основана Школа управления мебельным бизнесом (ШУМБ), в рамках которой лучшие мировые эксперты преподавали собственникам и СЕО украинских мебельных предприятий передовые практики ведения мебельного бизнеса, принятые за рубежом.

Кроме этого, украинских мебельщиков стали активно привлекать к участию в других обучающих донорских программах, вроде "Готовы экспортировать", "Производство без потерь" и прочих.

В полную силу заработала и Украинская ассоциация мебельщиков (УАМ), которая в сотрудничестве с европейскими партнерами стала одним из главных драйверов позитивных преобразований на рынке.

Все это дало ощутимый результат - сегодня украинские мебельщики наращивают объемы производства, причем значительная часть их продукции идет на экспорт. В 2017 году Украина экспортировала мебели на $542 млн (это только по официальным данным), почти столько же, сколько было до начала 2014, когда для наших мебельщиков был открыт рынок РФ. Теперь же основное направление экспорта — это страны ЕС. А всего украинскую мебель покупают в 90 странах мира. В прошлом году экспорт украинской мебели вырос еще на 14%, при этом основательно превысив импорт мебели из-за рубежа.

Впрочем, все эти цифры являются лишь отражением главной тенденции, которая наметилась в украинской мебельной промышленности за последние годы - это постепенный переход на цивилизованные европейские рельсы с внедрением современных методов, как организация производства, так и ведение бизнеса.

"Главное, что украинскому мебельному бизнесу нужно трансформироваться. Это не возможно без обучения, очень важны знания, навыки и подготовка. Огромный плюс украинского рынка в том, что появилось много молодых предпринимателей, которые готовы к изменениям. Современные навыки построения бизнеса они могут получать через Школу управления мебельным бизнесом, через грантовые программы и участие в спецпрограммах от доноров", - отметила в ходе недавнего Мебельного саммита в Киеве представитель ЕБРР Ольга Иванченко, курирующая направление по развитию мебельного сектора в Украине.

"Апостроф" решил посетить одно из таких новых предприятий, руководители которого показали готовность воспринимать знания, а главное использовать их на практике.

Знакомьтесь - Светлана Гайдайчук, совладелец предприятия Vavilon Company, предоставляющего клиентам комплексные услуги - дизайн интерьеров и изготовление уникальной мебели на заказ. Светлана также оказалась пионером внедрения Lean-философии (Производство без потерь) на мебельном производстве.

С должности крутого СЕО - в неизвестный бизнес

С первых слов понятно, что Светлана - достаточно неординарная личность. Наша беседа, которая по плану должна была касаться лишь мебельного бизнеса, в итоге затронула множество различных тем - от общего состояния бизнес-климата в Украине, до современных научных тенденций в организации производства. Разговор получился откровенным, порой, возможно, даже излишне. Ведь Светлана не старалась скрыть свои промахи в бизнесе, а словно специально рассказывала о них детально. Возможно, чтобы предупредить тех, кто может столкнуться с аналогичными проблемами. Впрочем, так же детально она рассказывала и о своих успехах.

У Светланы три высших образования - международная экономика и менеджмент, хозяйственное законодательство и дипломатия. Начинаем мы разговор с вопроса о том, как ей, человеку без каких-либо знаний в мебельной сфере, удалось организовать успешную компанию, получающую заказы от довольно именитых клиентов, например, от одной из ведущих международных сетей отелей.

"До прихода в мебельный бизнес я длительное время работала менеджером в польской фирме, которую в 2009 году сменила на швейцарскую логистическую компанию "Астра-Логистик", занимающую где-то 20 место среди такого рода компаний в Украине. Так получилось, что с приходом туда мне удалось обнаружить проблемы в ведении бизнеса и добиться разговора об этом с владельцем компании. После чего тот предложил мне принять участие в конкурсе на должность ее руководителя. Всего в нем принимало участие 32 внешних и три внутренних кандидатуры, но в результате должность гендиректора осталась мне. Это была очень непростая должность, тем более для 27-летней женщины, которая, скажем откровенно, много чего еще не понимала в бизнесе. И тем не менее за 2,5 года работы мне удалось вывести компанию на 7-е место, увеличить штат более чем вдвое и обеспечить миллионные прибыли владельцу. Все это время меня поддерживал муж, который работал в этой же компании в должности технического директора", - рассказывает Светлана.

Вскоре швейцарский инвестор по каким-то причинам решил закрыть свой бизнес в Украине, и Светлана с мужем, набравшиеся к тому времени опыта, и заработавшие неплохой капитал, решают открыть собственное дело.

"Найти, куда вложить деньги, оказалось непросто. Мы даже давали объявления о том, что готовы инвестировать в чей-то бизнес, однако так и не нашли интересных предложений. В результате после изучения сотен вариантов решили начинать сами. Скажу откровенно - мы могли спокойно уехать за границу, наше финансовое состояние это позволяло. Но мы понимали, что, открывая предприятие здесь, на каком-то личном микроуровне помогаем своей стране - даем рабочие места. И в сентябре 2013 года открыли студию по дизайну интерьеров в Броварах", - говорит Светлана.

О мебельном бизнесе пара тогда даже не задумывалась, все время посвящая работе с дизайнерами и общению с клиентами.

"Прошел примерно год новой для нас деятельности. И тут мы обнаружили, что наши клиенты довольно часто страдают от некачественной работы подрядчиков, тех компаний, которые, собственно, воплощают наши дизайнерские замыслы. А ведь это была и наша репутация. И тогда мы с мужем решили взять все в свои руки и помимо дизайна заняться производством мебели", - рассказывает Светлана.

Так компания превратилась в поставщика комплексных решений, помогающих клиентам сразу закрывать все необходимые позиции - от разработки дизайна, до его воплощения в предметах мебели.

Ад для самоучек

Однако занявшись еще одним совершенно незнакомым для себя бизнесом, супруги ожидаемо столкнулись с множеством проблем.

"Наше производство включало сразу три товарные линии - корпусная мебель, мебель из натурального дерева и мягкая мебель. Запустили производство мы в сентябре 2014 года, и последующие три года стали для нас настоящим адом. Ведь изготовление каждого из этих типов мебели имеет свои особенности, свою маржинальность, которую надо уметь правильно высчитать и множество других нюансов, о которых мы не имели ни малейшего представления. При этом мы себя позиционировали как компания, которая комплексно закрывает объект. В результате проекты могли длиться от 6 месяцев до года", - говорит Светлана.

Помимо этого супруги Гайдайчук рисковали ввязываться еще и в зарубежные проекты, не имея вообще никакого опыта ведения мебельного бизнеса на международном уровне.

"Одним из таких авантюрных проектов стала наша неподготовленная попытка выхода на мебельный рынок Катара, в частности - участие в выставке "Катар проджект 2016". Да, мы стали первой украинской компанией, которая выставилась на этой выставке. Мы даже умудрились проработать там полтора года и выиграть тендер. Но в результате не смогли его реализовать и потеряли ощутимую сумму денег. Это сегодня-то я понимаю, почему так получилось. Но тогда тот опыт стал для нас незабываемым во всех смыслах", - рассказывает владелец Vavilon Company.

Негативный опыт в результате оказался также полезным, ведь руководители компании серьезно задумались о том, что производство мебели - сфера, требующая специфических знаний. Поэтому неплохо бы эти знания где-то сперва получить.

"Переломный этап начался с нашим приходом в Украинскую ассоциацию мебельщиков в апреле 2017 года. Там я познакомилась с ее исполнительным директором Тарасом Комаренко, который предложил пройти обучение в Школе управления мебельным бизнесом, организованной в Украине при поддержке ЕБРР в рамках инициативы ЕС EU4Business. Наше с мужем обучение в этой школе (а мы всегда стараемся обучаться вместе), фактически, стало нашим первым бизнес-прорывом. К примеру, если раньше мы "прыгали" с одного ценового сегмента в другой - от нижнего ценового, до премиума - то после ШУМБ мы начали понимать, какова наша целевая и ценовая аудитория.

Кроме того, в ШУМБ мы получили первое представление о лин-философии, или философии бережливого производства (от английского "lean production", - ред.) Так, вернувшись после обучения, первое что мы сделали - это собрали в 40-фунтовый контейнер весь хлам, накопившийся в компании, который нам "было жалко" выбросить, и избавились от него", - рассказывает Светлана.

Тойота плохому не научит

О прорывной лин-философии, которую еще называют "философией Тойота", по имени компании, первой ее внедрившей - сегодня говорит весь мир. Основы этой философии и ее практическое применение стараются передать украинцам и лучшие специалисты Евросоюза.

Если в двух словах, то заключается она в организации абсолютно всех бизнес-, производственных-, коммуникационных процессов в компании по принципам, подчиненным требованию избавления от любых видов потерь. Отличительной особенностью лин-производства является вовлечение в оптимизацию работы каждого из сотрудников, а результатом становится существенное увеличение эффективности всех процессов без существенных финансовых затрат и получение в итоге более дешевого и качественного конечного продукта.

На самом деле, с понятием "лин" сталкивается в повседневной жизни каждый из нас. Собираясь на работу - разложили ключи, документы, телефон и ноутбук по наиболее удобным для нас карманам одежды и сумки, чтобы затем быстро их достать. Это элемент лин. Используете счетчики воды и тепла, чтобы платить меньше? Это тоже лин. Другое дело, что реализация лин-принципов на производстве должна быть системной, подчиненной определенным правилам, и базироваться на использовании специфического инструментария.

"Получив в Школе управления мебельным бизнесом первые знания о лин-философии и заразившись, в хорошем смысле, ее принципами, мы решили внедрить их у себя в компании. Для этого решили привлечь одного из лучших, по моему мнению, экспертов в этой сфере - Ольгу Притятько. Параллельно мне удалось получить 5-месячный грант на обучение в "Лин Институт Украина", где преподавали ведущие мировые специалисты. К примеру, один из преподавателей лично запускал три завода "Тойота" с нуля.

В сентябре 2018 года мы созрели запустить первый масштабный лин-проект внутри нашей компании, и это сразу же дало свои плоды. Да, мы вошли в этот первый проект с огромной проблемой - невыполнением плана продаж. Этот показатель у нас был в среднем на уровне 37%. Используя принципы лин, мы обозначили проблему и наметили ее решение. Оказалось, что в компании была неправильная оргструктура. Мы изменили ее, организовав специальные проектные команды, и через 2 месяца смогли дать прирост на 47%", - рассказывает Светлана.

Optimize it

Сегодня, как смог убедиться "Апостроф", абсолютно вся деятельность Vavilon Company базируется на лин-принципах. В ходе экскурсии по предприятию атрибуты этого, например - визуально представленные схемы бизнес-процессов, либо проблем, требующих решения, - мы наблюдали буквально везде: в кабинете руководства, в студии дизайнеров, комнатах менеджеров и, конечно же, на самом производстве.

"Сперва не все сотрудники готовы были воспринимать лин-философию. Но со временем удалось добиться того, что абсолютно каждый из команды теперь использует лин-принципы. К примеру, одной из наших "лин-звезд" стал шлифовальщик, который сумел оптимизировать процесс, сократив его время в четыре раза. Или наши ребята-сборщики, которые додумались перенести производство пуфиков на другой станок, и, обеспечили экономию в 1000 грн в день. Представьте, какая получилась экономия в годовом исчислении", - говорит Светлана.

Во время экскурсии нам встретились менеджеры, которые, используя лин, обсуждали решение вполне конкретной задачи - низкий процент отклика клиентов на предложения о сотрудничестве. Ребята вычисляли, на каком из этапов идет сбой, чтобы затем оптимизировать процесс и получить в результате более высокий результат.

"А вот, пожалуй, самый наглядный пример - контроль расхода мелких комплектующих, вроде шурупов, гаек и прочего. Мы элементарно рассыпали их по прозрачным коробочкам, на каждой из которых провели черту. И теперь закупаем эти конкретные детали лишь тогда, когда их уровень опуститься ниже нее. Эта кажущаяся мелочь позволяет экономить время и нервы наших администраторов и рабочих - ведь ранее из-за неоптимального процесса нередко случались ситуации, когда одних деталей оказывалась нехватка, а других переизбыток", - демонстрирует Светлана простое и изящное решение в стиле "лин".

Затронула лин-оптимизация в Vavilon Company и более глобальные вещи - вроде физического размещения подразделений. Проанализировав по принципам лин потери предприятия, все цеха, а заодно и административная часть, теперь переносятся в одно, специально подготовленное для этого здание, что улучшит коммуникацию и снизит затраты из-за элементарной разбросанности подразделений. Кроме того, с целью эффективности была оптимизирована и общая система управления.

"Ранее, помимо того, что являемся собственниками, мы на двоих с мужем занимали еще и полтора десятка различных должностей в компании. Сейчас я фактически оставила себе должность руководителя HR, который также отвечает за реализацию принципов лин, а муж - директора и руководителя продаж. Всех остальных руководителей - назначили из числа сотрудников, выращенных в компании. Философия лин предполагает, что в треугольнике собственник-сотрудник-клиент - именно сотрудник должен быть в центре внимания. Обеспечив ему ценность - комфортные условия, стимулы для работы, возможности для роста - мы получаем более высокую отдачу, которая в свою очередь дает более высокую ценность клиенту. Ну, а тот уже дает ценность собственнику в виде повторных заказов, рекомендаций и прочего", - объясняет Светлана.

Этим же подходом объясняются и серьезные зарплаты в компании.

"В среднем сборщик у нас зарабатывает от 18 до 23 тысяч. Руководитель проектов - в эквиваленте от $1 тыс до 3,5 тыс. Конструктор - 20-25 тыс грн. Это наш стратегический подход, который укладывается в философию лин. Мы не настолько богаты, чтобы нанимать дешевых специалистов, поэтому берем лучших и платим им на 20% больше рынка. И убеждаемся, что люди, которые приходят на достойную заработную плату - демонстрируют более высокую эффективность. К примеру сборщик, отвечающий уровню зарплаты 23 тыс, работает на 50% эффективнее, делая гораздо меньше ошибок, чем стоящий 18 тыс, что отражается на общей прибыли компании", - поясняет Светлана.

Обучение стандартам ЕС: расширяя горизонты

Знание принципов бережливого производства важные, но, конечно, не единственные навыки, которые удалось получить Светлане и ее мужу в ходе обучения. Так, общение с европейскими специалистами в области ведения бизнеса позволило собственникам Vavilon Company более трезво оценить свои возможности, предотвратив некоторые рискованные шаги, которые могли вылиться в финансовые потери.

"К примеру, очень познавательным для нас стал организованный при поддержке ЕБРР тренинг для мебельщиков "Готовые экспортировать", который мы прошли в сентябре 2017 года. Знаете, что самое главное мы после него поняли? Что пока, оказывается, экспортировать мы совершенно не готовы! Причем не по причине отсутствия знаний, например, о самом процессе зарубежных поставок или о подготовке финансовых документов. А потому, что, как оказалось, у нас фактически нет продукта, который бы мы могли предложить зарубежным баерам. Но чтобы понять это - пришлось проанализировать нашу деятельность, применив знания, полученные в ходе обучения в Центре информационной поддержки бизнеса города Ровно", - поясняет Светлана.

Действительно, специфика бизнеса Vavilon Company — это комплексные индивидуальные решения. Такой продукт довольно сложно представить, например, на мебельной зарубежной выставке, где 99% заказчиков ищет в основном серийные изделия.

Понимание этого заставило Светлану серьезно задуматься о позиционировании своей компании с целью обеспечения возможности заполучить серьезных корпоративных заказчиков.

"В результате осмысления полученных в ходе обучения знаний меня осенило - а почему бы не попробовать совместить знания о лин с опытом создания интерьеров и производства мебели? И не создавать лин-мебель на заказ для коммерческих объектов, например офисов, параллельно с лин-консалтингом? То есть, почему бы не делать мебель, которая не просто была бы красивой, помогала бы дизайнеру интерьеров самоутвердиться, но и приносила бы ценность владельцу бизнеса в виде улучшения эффективности бизнес-процессов по принципам лин", - рассказал Светлана о своей идее.

К сожалению, пока от реализации ее в офисном сегменте пришлось отказаться. Ведь воплощение подобной идеи требует, как минимум понимания собственником бизнеса, а в идеале - всем коллективом компании, принципов лин. А в Украине пока этим может похвастаться не так много компаний. Кроме того, рынок офисной мебели достаточно конкурентен, чтобы пытаться реализовать там даже такой прогрессивный замысел.

Впрочем, Светлана решила не опускать руки и уже придумала, как приспособить свой проект в нише, где это наверняка сработает.

"Анализируя сегодняшние мировые тенденции - глобализацию, распространение философии-Z, предусматривающей, среди прочего, отказ от постоянного места жительства, наблюдая за развитием системы отелей, я поняла, что моя концепция вполне может сработать для гостиниц. Ведь, если мы приходим в отель, и предложим им лин-философию дизайна интерьеров и мебели – то подход к решению от отеля к отелю будет очень схожим. Ведь, фактически, те чек-листы, по которым сегодня работает персонал отелей — это не что иное, как воплощение лин-процессов", - считает Светлана.

При этом она совсем не боится делиться планами, опасаясь, что кто-то перехватит ее "ноу хау". Ведь, во-первых, считает, что конкуренция стимулирует рынок в целом, а, во-вторых, что наверняка получит преимущество за счет более высокого уровня экспертности своей команды.

"Сейчас я пока еще вынашиваю эту идею и этот продукт. А это должен быть именно отдельный продукт, под отдельным брендом. Задача, конечно, достаточно сложная. Поэтому я думаю, что попробую ее отшлифовать в ходе очередной Школы управления мебельным бизнесом", - делится планами владелица Vavilon Company.

О главных плюсах программ ЕБРР в рамках инициативы ЕС EU4Business для украинского мебельного рынка

Рассказывая об истории своей компании и ее перспективах, Светлана Гайдайчук то и дело касалась общего состояния рынка мебели в Украине и тех позитивных моментов, которые в нем наблюдаются в последнее время. Немалая роль в этом, по ее мнению, принадлежит специалистам, которые передают украинским мебельщикам европейские стандарты производства.

"Я считаю, что за последние годы мебельный рынок очень изменился в лучшую сторону. Появилось то, что называется "включенность" владельцев бизнеса. Этому немало способствовала деятельность ЕБРР и, прежде всего, по организации Школы управления мебельным бизнесом. Сейчас в ШУМБ уже 4-й выпуск, и каждый из них оперирует схожими ценностями о том, как вести бизнес эффективно и правильно. Это то, чего очень не хватало нашим мебельщикам.

Кроме того, ШУМБ — это крутейший нетворкинг, обмен опытом и взаимопомощь. К примеру, за 1 полугодие 2018 года - 45% оборота моей компании принесли заказы, которые нам передали партнеры. То есть постепенно исчезает понятие "конкуренция". На смену ему приходит "партнерство". При этом я думаю, что эта философия объединения - она скорее даже не от европейцев, которые дают, в основном, базис культуры ведения бизнеса, — это уже какое-то наше собственное украинское «ноу хау». И это действительно очень здорово.

Другая важная вещь, которую перенимаем в международных проектах — это стратегическое мышление. Это то, чего очень не хватает многим владельцам мебельных бизнесов. Они думают, как урвать здесь и сейчас, и совершенно не заглядывают вперед. Когда я училась в первой ШУМБ - из 23 компаний-участников только две понимали, что такое стратегический маркетинг. А у большинства компаний не было планов даже на ближайшие три года. Сегодня эта ситуация постепенно меняется и люди начинают задумываться над этими вопросами", - рассказывает Светлана.

Позитивом руководитель компании считает и то, что постепенно все больше мебельных предприятий начинают заботиться о работе "в белую", о правильном составлении финансовых документов. Хотя, считает Светлана, эта проблема все еще остается достаточно существенной.

"Пока все еще остается нежелание бизнеса "отбеливаться" и непонимание, даже отсутствие желания понимать, что это может ему дать. В 2017 году из 23 компаний только три компании обладали тремя формами отчетности. То есть пока остаются проблемы с финансовой культурой ведения бизнеса. Хотя постепенно ситуация и меняется к лучшему", - говорит владелица Vavilon Company.

Огромным позитивом для мебельного рынка Светлана Гайдайчук считает и развитие профильной Украинской ассоциации мебельщиков (зам руководителя которой она, к слову, является), которая сегодня очень плотно сотрудничает с европейскими институтами. Если совсем недавно УАМ насчитывала 80 членов, то на днях, после принятия 20 новых участников - общее количество членов УАМ перевалит за две сотни.

"Сегодня УАМ считается одним из самых прогрессивных бизнес-объединений. Нас всегда зовут поделиться опытом другие ассоциации. И я считаю, что каждая компания, если у нее в штате более 10 сотрудников, должна обязательно входить в ассоциацию. Это ведь - информированность, доступ к грантам, статусность, наконец. Кроме того — это лояльность клиента, огромный нетворкинг и даже обмен персоналом, теми же конструкторами, что сегодня становится вполне обычной практикой.

Также, благодаря своему сотрудничеству с зарубежными организациями, УАМ может предложить своим участникам множество перспективных проектов. Сейчас в рамках Ассоциации действует экспортная платформа - только недавно мы выиграли грант на организацию торговой миссии в Великобритании. У нас действует платформа, как предприятиям объединиться, чтобы закрывать крупные проекты и тендеры, на которые может не хватать ресурсов отдельных компаний. Есть платформы по дизайну, по развитию регионов и множество других", - делится Светлана.

Сегодня в портфолио Vavilon Company существенное количество серьезных заказов, как индивидуальных, вроде обустройства квартир и вилл, так и корпоративных, например, оформление офиса "Здраво" компании "Фарма". Среди реализуемых в данный момент проектов - реновация первого этажа отеля "Редисон" на Ярославом Валу в Киеве и обустройство нового эко-отеля на Подоле.

И что-то подсказывает, что в скором времени отельное "лин"- направление в деятельности Vavilon Company заработает в полную силу. Ведь Светлана и ее команда из тех людей, которые не только умеют и хотят воспринимать новые идеи, но и умеют их сами генерировать и воплощать. Так что хочется пожелать им в этом удачи.

Версия для печати
Нашли ошибку - выделите и нажмите Ctrl+Enter
Раздел: Бизнес
Теги: ЕБРР, ШУМБ

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Новости партнеров

Загрузка...