РУС. | УКР.

четверг, 27 июля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
25.88
Политика

Егор Фирсов: Императивный мандат - это зло, которое существует только в авторитарных странах

Бывший нардеп заявил, что не оставит политику после лишения его депутатского мандата

Бывший нардеп заявил, что не оставит политику после лишения его депутатского мандата Бывший народный депутат Егор Фирсов Фото: Владислав Содель

Бывший народный депутат ЕГОР ФИРСОВ, покинувший в феврале фракцию БПП из-за скандала с отставкой главы Минэкономразвития Айвараса Абромавичуса, а в марте лишенный депутатского мандата по решению партийного съезда, не собирается оставлять политику. По словам экс-депутата, он подал в суд на БПП относительно неправомерности лишения его мандата, но при этом он также изучает возможность баллотироваться в Верховную Раду на "вакантное" место и даже присматривает себе округ. В интервью "Апострофу" Егор Фирсов рассказал, что собирается создавать новую политическую партию, к которой в перспективе могут присоединиться современные молодые политики, такие, например, как Мустафа Найем или Владислав Касько.

- Есть ли жизнь после Верховной Рады?

- Это, пожалуй, наиболее популярный вопрос, а другой очень популярный вопрос: ну как там на свободе? На самом деле я не планирую уходить из политики. С мандатом или без него, я буду бороться за то, за что я и боролся.

- Кстати о борьбе: уходя из парламента, Вы говорили о том, что будете подавать в суд на БПП, что из этого вышло?

- Я подал иск на "Блок Петра Порошенко" в Высший административный суд Украины. Я свои права буду отстаивать. В то же время я понимаю, что жить исключительно этой борьбой нет смысла. Надо идти вперед. Борьба в судебной плоскости - это не более чем очередной рубеж, который надо просто пройти, дойти до Европейского суда по правам человека и показать, насколько абсурдными бывают решения украинских институций. Надо показать, что императивный мандат - это зло, которое существует только в авторитарных странах. А потом эту страницу просто надо перевернуть и продолжить борьбу на политическом фронте.

- Какие задачи ставите перед собой в этой борьбе?

- У меня есть несколько главных задач. Прежде всего, речь идет о принятии нового закона о выборах народных депутатов. Здесь необходимо будет объединить все общество, чтобы через общественное давление парламент все же принял этот новый избирательный закон. Вторая задача - это замена членов ЦИК, и совместно с Комитетом избирателей Украины, "Опорой" мы будем за это бороться. И еще одна задача - это формирование новых политических партий идеологического направления с реальными, а не фейковыми лидерами.

- Что Вы имеете в виду под новыми политическими партиями? С кем будете их создавать?

- Мы сейчас создали такую общественную площадку - "Общество 22 февраля", потому что 22 февраля победил Майдан, народ реализовал свое право на восстание, и Украина стала свободным государством проевропейского направления. То есть с 22 февраля пришло время для реформ и изменений. Эта инициатива - такая общественная площадка, а не политическая партия. Мы приглашаем всех лидеров общественного мнения к формированию новой политической партии. Политическая партия - такая же важная институция, как независимый суд, прокуратура, парламент. Партия должна быть, и она должна быть качественной. Речь идет о серьезной политической силе, а не о каком-то там именном проекте, то есть партии имени Егора Фирсова точно не будет. Речь идет о партии, где будет не какое-то одно главное лицо, а много, и где будет реальная программа.

Что касается людей, которые могли бы создать новую политическую силу, то их немало - Мустафа Найем, Василий Гацько, Александр Солонтай, Виктор Чумак, Виталий Касько. Это те современные люди, которые идут к власти не зарабатывать деньги, а заниматься политикой, и сейчас они готовы сформировать какую-то другую политическую систему.

- А какие будут источники финансирования такой партии? Опыт показывает, что партии, которые имеют деньги, преимущественно карманные или зависимые от олигархов…

- Партия должна финансироваться за счет членских взносов и людей, которые ее поддерживают, но это финансирование должно быть прозрачным. На сайте должен висеть отчет, сколько средств и от кого партия получила. На текущее финансирование партии на самом деле надо немного - от 100 тыс. грн. В свою очередь главные расходы требуются на предвыборную кампанию. Поэтому общество, которое верит в политическую силу, люди, которые понимают, что именно эта партия будет в парламенте представлять интересы среднего бизнеса, малого бизнеса, должны быть готовы финансировать такую партию и каждый месяц пересылать средства. Отдельный человек может ежемесячно пересылать 100 грн, а предприниматель, например, 10 тыс. грн. И когда люди финансируют какую-то партию, они будут требовать от этой политической силы реализации ее программы.

Бывший народный депутат Егор Фирсов Фото: Владислав Содель

- Партия "Демократический Альянс" сделала попытку привлечь к финансированию партий общество, но это не дало хороших результатов?

- То, что делал Демальянс, было одной из первых попыток, которая была сделана перед парламентскими выборами 2012 года. Нельзя сказать, что эта попытка была нерезультативной. Тогда Демальянс объединился с "Гражданской позицией" Анатолия Гриценко, и им совсем немного не хватило, чтобы попасть в парламент. Я думаю, что сегодня в создании новой политической силы опыт новых политических сил очень сильно пригодится.

- Но поддержат ли новую политическую силу украинцы? Социологические опросы показывают, что сегодня они предпочитают парламентские партии.

- Социологические исследования показывают, что 90% населения не доверяют парламенту, тем не менее люди голосуют прежде всего за парламентские партии: БПП, "Оппозиционный блок", "Батькивщина", Радикальная партия, "Самопомощь". Это такой парадокс, так как нет альтернативы. Поэтому перед нами стоит вызов сформировать новые политические партии стабильного формата, имеющие реальных лидеров, которых бы знало украинское общество, поддержку в областях, финансирование за счет фандрайзинга. Это очень сложная работа. Если говорить о региональном строительстве, то надо проехать всю Украину и набрать себе сторонников.

- У Вас, кстати, есть опыт партийного строительства в Донецкой области. Вы возглавляли Донецкую организацию УДАРа…

- У меня есть немного опыта, но я не скажу, что этот опыт очень профессиональный. Так сложилось, что у нас никогда не было настоящих политических партий и проектов, и мы все самоучки. Руководство Донецкой областной организацией УДАР было, как тренировки с дополнительной нагрузкой, когда боксер берет в руки гантели и так проводит бой.

Строить партию в Донецкой области было гораздо сложнее, чем во Львове или в Киеве, ведь надо было найти людей в Снежном, Торезе, Макеевке, Авдеевке, надо было найти человека, который бы поддерживал политику Кличко, был против Януковича, поддерживал евроинтеграцию, не побоялся и публично сказал: да я представляю УДАР. Поверьте, найти таких людей было непросто. Я не скажу, что донецкий УДАР был первым, но точно не последним, а в свое время даже входил в первую десятку. Затем, попав в парламент, я был заместителем Тараса Кутового в группе УДАР и отвечал за региональное развитие. Я помню, как убеждал Виталия Кличко не объединяться с "Блоком Петра Порошенко", и решение об объединении с БПП так и не было принято на съезде УДАРа. То есть это произошло без участия областных организаций.

- Какой будет идеология Вашей новой партии?

- Либеральной. Мы будем ориентироваться на некий антипопулизм, на то, что реформы должны быть настоящими, а не фейковыми. Мы будем поднимать такие важные вопросы, которые сегодня в парламенте не обсуждаются, например рынок земли. Лично я считаю, что в Украине рынок земли должен быть. Эти постоянные моратории и формулировка "мы к этому еще не готовы" могут сыграть на руку крупным олигархам, которые это все контролируют. Есть политические партии популистского толка, которые кричат: рынок земли не нужен, потому что все скупят олигархи. Но олигархи и так все контролируют, только они контролируют через аренду на 50 лет.

А что нам даст рынок земли? Земля будет продаваться по реальной цене, а сейчас стоимость земли называет чиновник, а это значит, что здесь есть коррупционная составляющая. Поэтому цену на землю должен формировать рынок. Есть реальные подсчеты, которые показывают, что, если запустить рынок земли, это увеличит поступления в бюджет и инвестиции в страну до 2 млрд долларов уже в первый год.

Бывший народный депутат Егор Фирсов Фото: Владислав Содель

- Рынок земли - это, конечно, интересно, а что Вы предложите для того, чтобы в Украине активно развивался бизнес и не жаловался на постоянное давление?

- Мы предлагаем сократить функции государства и сокращение количества институций, ведь при таких условиях государство просто неэффективно. Например, у нас до сих пор есть Агентство по проведению "Евро-2012", которое уже давно не нужно, но оно до сих пор работает в полном объеме, а работники получают заработную плату, но неизвестно, чем оно занимается. И таких структур много. Например, у нас есть Агентство "Госконцерт," которое проводит мероприятия от имени государства. Такие непонятные и ненужные структуры также финансируются за счет налогоплательщиков.

У нас есть еще одно, кроме министерства по АТО и переселенцам, агентство по восстановлению Донбасса, которое, как я надеюсь, после образования министерства будет ликвидировано. Перечислять можно очень долго: налоговая милиция, пожарная служба, санэпидемстанция - все эти структуры не нужны. Например, если мы говорим о пожарном надзоре, то в Грузии эту структуру ликвидировали, и по статистике после этого пожаров стало меньше. Человек, который строит дом или магазин, сам заинтересован в том, чтобы его помещение не сгорело, и не нужно, чтобы какая-то государственная структура приходила и его проверяла. Когда государство сталкивается с частной структурой, то это сразу создает возможность для коррупции. Мы должны не бороться против фактов коррупции, а устранять коррупционные возможности.

- Но как это можно эффективно сделать?

- Нам нужна тотальная либерализация и дерегуляция. Необходимо отменить большое количество лицензий и разрешений. Например, если кто-то хочет производить вино на маленьком участке в Одессе, то ему необходимо купить дорогую лицензию. Вот скажите, на каком основании человек, который хочет производить вино, должен платить государству какие-то деньги? Это мешает бизнесу.

Если вы посмотрите на незарегулированную экономику, то это США, Нидерланды, Дания, а зарегулированная экономика - это Куба, Россия и Украина. Всю такую зарегулированность надо забирать. Вы только подумайте: в Министерстве экономики работает около 800 человек, и это уже после обещанного сокращения. В Минсоцполитики работают 600 человек. Нигде в мире нет таких больших министерств.

- А где Вы себя видите в политике?

- У меня есть политические амбиции. Я не хотел бы сейчас говорить о президентских или правительственных амбициях. Я понимаю, что молодое поколение растет и набирается опыта, и я бы мог быть там, где нужно. Сейчас я вижу, что есть провал в законодательной работе, то есть нет парламентских партий, парламентаризма, депутаты голосуют по смскам, которые им присылают. То есть нет такого персонального голосования, где у тебя позиция, за которую несешь ответственность. Мы живем в парламентско-президентской республике, и в первую очередь надо строить работу парламента, а это значит, что нужно формировать политические партии, иначе парламентаризм обречен на поражение.

- Какой урок Вы вынесли из работы в парламенте?

- В первую очередь то, что политика - это борьба бескомпромиссная, жесткая, и сейчас в парламенте есть два лагеря: те, кто пришли заниматься политикой, строить государство, и те, кто пришли приумножать и защищать свои капиталы. Эти два лагеря борются между собой. К сожалению те, кто собрался заниматься политикой, в меньшинстве, но их нужно объединять, чтобы между ними была коммуникация. Это борьба, и без борьбы ничего не получится. Есть понимание, что если твой полезный законопроект откладывают в долгий ящик, то тебе нужно объединять усилия и жестко блокировать трибуну, требуя его принятия.

- Что считаете своим самым большим достижением в парламенте этого созыва?

- Говорят, если свежий огурец бросить в бочку с маринованным, он тоже станет маринованным. Я считаю, что смог сохранить свою позицию. Когда я заходил в парламент и когда из него вышел, я не изменил своего мировоззрения и не стал частью коррумпированной системы. Я не держался за кресло депутата. Мы в Донецке организовывали Автомайданы Ахметову и Януковичу, это угрожало нашей жизни, и мы с ребятами даже их не испугались. А говорить о шайке Черновецкого или его бояться - это даже стыдно. То есть я выстоял, и не потерял себя. Я понял, что политика - это бескомпромиссная борьба, и если у тебя есть принципы, то тебе надо их отстаивать.

Бывший народный депутат Егор Фирсов Фото: Владислав Содель

- Есть ли в Украине политики, с которых Вам хочется брать пример?

- К сожалению, в Украине нет таких политиков. Есть люди, которым я симпатизирую, которые не занимаются коррупцией. Но таких, кто был бы для меня примером, нет. Есть однако те, к чьим мыслям я прислушиваюсь. Например, часто в голосованиях я ориентировался на Виктора Пинзеника, потому что считаю его реальным специалистом в области финансов. Он тот человек, который ответственно голосует и всегда рационально принимает решение.

- А что считаете своим провалом в этом созыве?

- В работе парламента надо было быть еще жестче, потому что несколько первых месяцев мы плыли по течению. Мы, молодые, пришли в парламент и думали, что есть люди компетентнее нас. Мы думали, что в этой стране все пришли проводить реформы, а потом начали открываться гнойники, и некоторые из нас стали говорить: "стоп, мы с этим не согласны".

Помню, как первый раз я опубликовал список людей, которых Администрация президента лоббирует на административные должности и у которых есть партийный билет Партии регионов. Я впервые это сказал публично, отметив, что так нельзя. Мои коллеги не поняли, почему я это делаю, ведь наша команда также работает в Администрации президента. После этого я понял, что нельзя молчать, ведь мы прошли через Майдан и не пришли в парламент для того, чтобы молчать. Так что мне кажется, что в первые месяцы работы в парламенте мы немного не доработали, передали инициативу руководству партии. Мы не брали власть в свои руки.

- Вы думаете, что это бы все изменило?

- Возможно, мы не изменили бы ситуацию во фракции кардинально, но многое могли бы избежать. Во фракции достаточно адекватных людей: Виктор Чумак, Наталья Новак, Ольга Богомолец, Светлана Залищук, Мустафа Джемилев и другие. А посмотрите, кто во фракции руководит? Первый заместитель Игорь Кононенко - без комментариев, один из заместителей Александр Третьяков - без комментариев, Алексей Гончаренко также с известной репутацией - без комментариев. Вошел в парламент Сергей Березенко, который является правой рукой Кононенко, в той компании также находится Александр Грановский. Я помню, что, когда Сергей Лещенко предложил, чтобы одним из заместителей председателя фракции стал Мустафа Найем, то не то, чтобы это решение прошло со скрипом, но от него не были в восторге. Фактически Найем был единственным достойным человеком в руководстве фракции.

- Не планируете вернуться еще в парламент восьмого созыва, переизбравшись по вакантному сейчас округу? Например, есть округ, по которому избирался Борис Филатов или Игорь Еремеев, есть другие округа, по которым можно переизбраться и не ждать до следующих парламентских выборов…

- Я об этом думаю, хотя решение еще не принял. Есть округа, по которым я точно не смогу пройти, например как в Днепропетровске, где Филатов получил сильную поддержку, и УКРОП там будет выставлять сильного кандидата. А быть человеком Филатова я не планирую. Что касается Волыни: там много бизнес-групп, поэтому будет сложно победить даже человеку с большим ресурсом и политическим опытом. Есть некоторые округа, которые теоретически можно рассмотреть:и 206-й округ в Чернигове, и Полтава, и Ивано-Франковск. Именно над этим я сейчас думаю.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Путин заложил под Россию бомбу, но это не самая большая угроза для Украины - политолог из США

Американский политолог Пол Гобл уверен, что действия Владимира Путина приведут к тому, что в скором будущем Российская Федерация развалится на несколько отдельных государств

У Путина есть большой страх, из-за которого он напал на Украину - политолог из США

Американский политолог, экс-советник Госдепа США рассказал, когда Запад сможет существенно помощь Украине в вопросе возвращения Крыма и Донбасса

Украина придумала замену визовому режиму с Россией: чем ответит Москва

Украина с 2018 года вводит новые правила въезда иностранцев на территорию страны, которые коснутся, прежде всего, граждан России

Новости партнеров

Загрузка...