РУС. | УКР.

среда, 23 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.07
Политика

Финал Лиги Чемпионов Реал - Ливерпуль: все о матче

Есть способ для Украины стать ближе к НАТО – глава офиса альянса в Киеве

Александер Винников о евроатлантических перспективах Украины

Александер Винников Александер Винников Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

АЛЕКСАНДЕР ВИННИКОВ – нидерландский дипломат, который с 2015 года руководит Офисом связи НАТО в Украине, а в 2016 году возглавил Представительство НАТО, объединившее в одной структуре Офис связи и Центр информации и документации. К слову, для Винникова Киев не чужой: его отец вырос в украинской столице.

С главой Представительства НАТО в Украине "Апостроф" пообщался об актуальной проблематике отношений между Киевом и Североатлантическим альянсом, в частности о курсе Украины на членство в НАТО.

- Какое значение имеет тот факт, что Украина стала страной-аспирантом НАТО?

- Политика НАТО в отношении Украины остается прежней. Изменения на веб-сайте НАТО, где Украина появилась в списке стран, которые заявили о своем стремлении стать членами НАТО, отражают изменения в политике Украины. Следовательно, нет никакого формального статуса аспиранта – это просто признание реальности в Украине, поскольку правительство и парламент Украины объявили членство в НАТО стратегической целью внешней политики Украины.

- Ожидаете, что НАТО подтвердит этот неформальный статус на саммите в июле?

- Мы надеемся, что удастся провести заседание Комиссии Украина-НАТО на июльском саммите НАТО в Брюсселе. Если такая встреча состоится, это станет хорошей возможностью взглянуть на то, чего достигла Украина за прошлый год с поддержкой НАТО в имплементации всеохватывающих и системных реформ, прежде всего в секторе безопасности и обороны. Будут обсуждаться и другие темы: например, ситуация с безопасностью в Украине, которая остается чрезвычайно сложной. И, конечно, если встреча состоится, это будет хорошая возможность для НАТО еще раз подтвердить свою устойчивую поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины и проведению ею реформ.

- Есть проблемы в двусторонних отношениях Украины с Венгрией (из-за положения украинского закона "Об образовании" Венгрия блокирует проведение заседаний Комиссии Украина-НАТО (КУН) на уровне министров и угрожает заблокировать на уровне лидеров). Будет ли НАТО предпринимать какие-то шаги, чтобы эти проблемы не помешали проведению этой встречи на саммите в июле?

- НАТО – это организация, которая работает по принципу консенсуса. Это означает, что все союзники должны согласиться с решениями, включая те, которые касаются форматов встреч со странами-партнерами на уровнях министров и глав государств и правительств. Как я сказал, мы надеемся, что удастся возобновить диалог на высоком уровне в формате КУН как можно раньше. Мы поощряем нашего союзника, Венгрию, и Украину к продолжению двустороннего диалога, чтобы найти взаимно приемлемое решение, которое касается украинского закона об образовании.

Мы считаем важным продолжать взаимодействовать с Украиной как нашим близким партнером на самых высоких уровнях. В то же время мы солидарны с нашим союзником Венгрией и считаем, что вопросы, которые ее беспокоят, нужно решить.

- Недавно министр обороны одной из стран НАТО выразил уверенность, что когда-то Украина станет членом альянса. Какими, по вашим оценкам, могут быть сроки вступления?

- Украина поставила себе цель реформировать свой сектор безопасности и обороны и свои государственные структуры, чтобы соответствовать стандартам альянса. Также недавно Украина определила, что теперь присоединение к НАТО является ее стратегической внешнеполитической целью.

nato ukraine Фото: NATO

Саммит НАТО в Бухаресте в 2008 году постановил, что Украина вместе с Грузией будут членами альянса. Сейчас важно сосредоточиться на реформировании Украины, чтобы она стала сильнее, демократичнее и успешнее. Это долгосрочный процесс, который НАТО полностью поддерживает.

- Могут ли на самом деле война на территории Украины, оккупация Крыма или же опасения агрессивной реакции России быть препятствием на пути Украины к членству в НАТО?

- Во-первых, НАТО полностью поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины в ее международно признанных границах. НАТО не признает [сейчас] и не признает [в будущем] незаконную аннексию Крыма Российской Федерацией, до сих пор чрезвычайно обеспокоен шаткой ситуацией с безопасностью на Востоке Украины, продолжает призывать Россию соблюдать свои обязательства в рамках Минских договоренностей и вернуться к уважению международного права.

В то же время НАТО проводит политику открытых дверей для членства. Поэтому любые решения относительно будущего расширения НАТО должны решать страна-претендент и страны-члены НАТО, а никакая третья сторона не имеет роли или вето в этом процессе.

Однако НАТО работает по принципу консенсуса, и любое решение относительно членства будет политическим. Союзникам надо будет учитывать разнообразные факторы.

- И поэтому, конечно, упомянутые факторы могут сказаться на решении?

- Это будет политическое решение на момент обсуждения. Я бы хотел подчеркнуть, что сейчас приоритетом являются (и должны быть) реформы.

- Приближает ли нас ко вступлению в альянс выполнение годовых национальных программ сотрудничества Украина-НАТО (ГНП)? Может ли этот процесс заменить собой получение плана действий относительно членства, поскольку они равнозначны по сути?

- Это очень хороший вопрос. Годовая национальная программа является для Украины ценным способом сблизиться с альянсом. Она структурирована так же, как и план действий относительно членства, ибо включает политические, экономические, вопросы безопасности, правовые и другие реформы, которые нужны стране, чтобы достичь стандартов, необходимых для потенциальных членов.

Однако мы считаем, что Украина, получив инструмент ГНП, полностью не использовала его потенциал для достижения существенного прогресса на пути к евроатлантическим принципам. Нас радует тот факт, что в последнее время Украина прилагает больше усилий для выполнения годовой национальной программы. Программа уже стала более стратегической и измеряемой с точки зрения результатов.

Мы поддерживаем продолжение этого процесса и даже делаем свой вклад в увеличение потенциала украинских госслужащих, которые работают над ГНП, повышая их квалификацию, чтобы они разрабатывали качественную программу, которая будет стратегической и измеряемой. Это, по моему мнению, является хорошим средством для Украины, чтобы стать ближе к НАТО, чего она и хочет.

- Вы не могли бы рассказать подробно, как оцениваете прогресс в выполнении Украиной ГНП?

- Как я и сказал, с 2009 года и до сих пор ее потенциал полностью не использован. Однако нас радует недавний прогресс. Сейчас мы анализируем новую годовую национальную программу, опубликованную совсем недавно. Мы надеемся, что в ней учли советы и обратную связь от союзников в начале года. И мы готовы поддержать Украину в подготовке даже еще более лучшей программы на следующий год.

nato ukraine Фото: NATO

- Президент Петр Порошенко одним из приоритетов для Украины считает статус Enhanced Opportunity Partner (партнера усиленных возможностей). А как вы оцениваете важность такого статуса для Украины, что он даст Украине на пути к НАТО?

- Мы приняли во внимание интерес Украины к этой программе, к EOP. Союзники еще будут обсуждать этот вопрос, поэтому пока для Украины нет новостей относительно этого. В то же время отмечу, что партнерство усиленных возможностей никак не связано с дорогой к членству. На самом деле эту программу разработали для партнеров, многие из которых никогда не станут членами НАТО: вроде Австралии, Новой Зеландии или Иордании, которые являются участниками, чтобы сохранить уровень совместимости, которого мы смогли достичь за многие годы совместного участия в операциях под руководством НАТО, например, операции в Афганистане.

То есть это дает участникам определенные преимущества вроде гарантированного доступа на учения НАТО, возможности расширенного обмена информацией и другие преимущества, призванные сохранить тесное партнерство с этими участниками миссий.

Украина уже имеет во многом больше, чем партнеры-EOP могут хотеть, потому что получает дивиденды от конкретной помощи НАТО, которую предоставляют с помощью Комплексного пакета помощи.

Также должен сказать, что Украина является очень ценным участником миссий и операций под руководством НАТО и была им много лет. Она сделала вклад и продолжает его делать в миссии НАТО в Афганистане, Косово, также приобщившись к морской операции в Средиземном море и Силам реагирования НАТО. Очевидно, что Украина делает ценный вклад в евроатлантическую безопасность. И с этой точки зрения, по моему мнению, союзники будут обсуждать ее заинтересованность в EOP.

- Как связаны вопросы вступления Украины и Грузии в НАТО?

- Саммит 2008 года в Бухаресте упомянул Украину и Грузию в одном предложении, когда речь шла о том, что обе страны будут членами НАТО. Обеим странам приносят пользу годовые национальные программы, и обе являются давними участниками миссий под руководством НАТО. Грузия также получает дивиденды от Существенного пакета НАТО-Грузия (Substantial NATO-Georgia Package, – "Апостроф"), который можно сравнить с Комплексным пакетом помощи (Comprehensive Assistance Package for Ukraine, – "Апостроф"), который от НАТО получила Украина.

В этом смысле уровень партнерства, пожалуй, соизмерим. Грузия, по моему мнению, достигла большего прогресса в реформировании своего сектора безопасности и обороны – просто потому, что начала раньше.

- Как война на Донбассе и аннексия Крыма влияют на задачи в работе НАТО в Украине?

- Нашей ключевой позицией в отношении Украины является наша устойчивая поддержка ее суверенитета и территориальной целостности. Она проявляется двумя главными способами. Во-первых, политически: наши усилия являются постоянными со времени незаконной аннексии Крыма и начала подстрекаемого Россией конфликта на Донбассе. Это то, о чем мы говорим при каждой возможности и на всех возможных уровнях. Мы сохраняем давление на Российскую Федерацию, чтобы она сменила курс и вернулась к уважению международного права и своих международных обязательств.

Кроме предоставления политической поддержки Украине, мы также подняли нашу практическую поддержку до беспрецедентного уровня. Я уже упоминал Комплексный пакет помощи. Он содержит 40 специальных средств поддержки, которые покрывают 13 отраслей. Поэтому это всеобъемлющий ответ на сложные вызовы, с которыми столкнулась Украина.

Президент Украины Петр Порошенко и Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг Президент Украины Петр Порошенко и Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг Фото: Пресс-служба президента

В пакете есть три основных направления деятельности: во-первых, консультативная поддержка (у нас есть команда советников, которые живут в Киеве и работают над реформами со своими украинскими коллегами), во-вторых, 10 трастовых фондов, которые создают конкретные возможности в таких областях, как киберзащита, логистика, коммуникации, медицинская реабилитация, и в-третьих, программы развития человеческого потенциала, как программа повышения квалификации для госслужащих сектора безопасности и обороны, программа оборонного образования, которая модернизирует украинскую систему образования в области обороны. Мы также способствуем развитию добропорядочности в секторе безопасности и обороны и помогаем с социальной адаптацией бывших военнослужащих.

Мы также работаем с такими отраслями, как научное сотрудничество, стратегические коммуникации, и многими другими, о которых можно и не вспомнить, когда думаешь о НАТО. Однако НАТО очень разноплановая организация.

- Насколько эффективно Украина использует трастовые фонды НАТО?

- Думаю, реальный способ оценить их эффективность – проанализировать, может ли теперь Украина лучше себя защитить. Я думаю, что в этом смысле трастовые фонды приносят пользу.

Конечно, потребности Украины значительно больше, чем могут покрыть трастовые фонды. Нынешний суммарный бюджет составляет 40 млн евро. Очевидно, этого недостаточно, но это весомый шаг в правильном направлении.

Добавлю, что, кроме того, что НАТО дает как организация, мы также призываем всех наших членов делать взнос на двусторонней основе. Имею честь отметить, что многие из них оказывают очень большую поддержку. И поэтому общая помощь, если суммировать все их взносы только в сектор безопасности и обороны Украины, за последние четыре года в денежном выражении превышает 1 млрд долларов США. Это очень много, я бы сказал – беспрецедентно.

- Какими вы видите отношения Украина-НАТО в ближайшие 5 или 10 лет?

- Думаю, что Украина поставила перед собой очень амбициозную цель: внедрить стандарты и принципы НАТО. Это долгосрочные усилия, потому что касаются не только технических стандартов, но и демократических институтов, того, как они функционируют, фундаментальных свобод и прав человека, рыночной экономики, верховенства права. Следовательно, эти процессы требуют времени. И НАТО будет поддерживать Украину на этом пути.

По моему мнению, в следующие 5-10 лет Украине надо сделать много работы, основываясь на тех достижениях, которых уже удалось достичь и какие не вызывают сомнений.

- Каких стандартов будет достичь труднее: в сфере безопасности и обороны или тех, которые касаются демократии и верховенства права?

- Если говорить о стандартах безопасности и обороны, среди них есть много технических. Есть свыше 2 тысяч соглашений по стандартизации, которые и означают стандарты НАТО. Достичь соответствующих стандартов, конечно, важно. Однако это не конечная точка. Важнее и сложнее внедрить те стандарты, которые связаны с демократическими институтами, верховенством права, хорошим управлением (борьба с коррупцией имеет для этого решающее значение) и так далее. Реформирование государства как такового сложнее реформирования его части, пусть и очень важной – сектора безопасности и обороны.

Но важно, что все эти реформы продвигаются параллельно. Ведь чтобы в конечном итоге стать членом НАТО или даже просто внедрить евроатлантические стандарты, недостаточно сосредоточиться только на секторе безопасности и обороны.

Александер Винников Александер Винников в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Украина планирует достичь стандартов НАТО до 2020 года. Вам эта цель кажется реалистичной?

- Действительно, цель на 2020 год есть в Стратегическом оборонном бюллетене Украины. Думаю, очень хорошо иметь амбициозную цель и четкую дату, на которую можно ориентироваться. В то же время, если посмотреть, сколько времени такие процессы преобразований заняли в других странах, включая некоторые наши государства-члены, вышедшие из Варшавского договора и потом присоединившиеся к альянсу, часто им понадобилось на это более 10 лет. И это без необходимости бороться в активном конфликте на собственной территории.

Поэтому понятно, что такой процесс преобразований является сложным – особенно в столь большой и пестрой стране, как Украина. Но, опять-таки, Представительство НАТО и его эксперты здесь в Украине для того, чтобы помочь.

- Какие направления помощи Украине со стороны НАТО являются самыми важными?

- Их очень много. Я уже упомянул Комплексный пакет помощи, включающий 40 средств поддержки. Вот несколько примеров. Конечно, мы работаем над реформами на стратегическом уровне, помогаем Украине разработать и внедрить реформы в соответствии с евроатлантическими стандартами. Например, мы поддержали Украину в вопросе разработки нового закона о национальной безопасности. Работа заняла почти 20 месяцев, и нам приятно отметить, что Верховная Рада приняла его в первом чтении.

Мы ожидаем также, что конечный вариант будет отвечать евроатлантическим стандартам и принципам. Потому что этот закон является ключевым: он создает рамки и основу для всей архитектуры безопасности и обороны Украины.

Еще одна важная реформа, в которую мы вовлечены, касается Службы безопасности Украины. По просьбе украинской власти мы поделились своими взглядами и советами, как можно реформировать СБУ. Мы убеждены, что это важный шаг для приближения Украины к стандартам НАТО, и ожидаем согласования концепции проекта реформы, которая в будущем может стать основой нового закона о СБУ.

Вернемся к технической помощи. Есть 10 трастовых фондов. Например, мы работаем в сфере киберзащиты и помогли Украине наладить защиту от кибератак. Мы помогли Украине с медицинской реабилитацией, способствовали излечению сотен военнослужащих, которые воевали в АТО. Мы передали современное медицинское оборудование шести медицинским учреждениям в Украине и помогли отправить украинскую национальную сборную на Игры непокоренных в Канаде, с которых она вернулась со множеством медалей. Мы очень рады, что приложили руку к этому успеху.

Это лишь некоторые примеры нашей работы. Наше внимание сосредоточено на более системных и всеобъемлющих подходах, необходимых Украине, включая межведомственные процессы – чтобы Украина придерживалась стандартов, которых она хочет достичь.

- Какими должны быть следующие шаги Украины и НАТО в реформировании украинских спецслужб, включая СБУ?

- Международная консультативная группа, которая помогает Украине с реформированием СБУ, рекомендовала, чтобы основой реформы были несколько элементов. Первый – это разграничение функций: СБУ сосредотачивается на угрозах государству, а функции типа борьбы с коррупцией и экономическими преступлениями отдают другим правоохранительным органам. Второй очень важный аспект реформы – это демократический надзор за деятельностью всех органов, уполномоченных применять специальные методы вмешательства. И в проекте закона о национальной безопасности, принятом в первом чтении, есть следующее положение: закон создаст специализированный парламентский комитет, который будет следить за деятельностью всех спецслужб. Мы считаем, что это будет значительным шагом вперед, надеемся увидеть это нововведение в финальном варианте закона.

Александер Винников Александер Винников в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Назовите, пожалуйста, другие сферы, в которых Украине и НАТО следовало бы уделять больше внимания реформам или противостоянию вызовам.

- Я считаю, что больше внимания надо уделять внедрению системных реформ и делать их необратимыми, изменяя образ мышления. Как одну из конкретных областей сотрудничества НАТО-Украина я могу назвать платформу для совместного анализа и противостояния гибридным угрозам, которую мы недавно создали вместе с Украиной. Гибридные военные действия, конечно, не новы, но интенсивность их применения не только против Украины, но и против многих членов НАТО, беспрецедентна. Именно поэтому мы считаем, что многим вещам Украина и НАТО могут научить друг друга. Мы ожидаем, что платформа станет настоящим действенным инструментом взаимодействия и сотрудничества, ждем утверждения конкретных проектов, которые подала украинская сторона, чтобы начать совместную работу в этой области.

Это один пример. Другие, я думаю, касаются некоторых трастовых фондов – те могут стать лучше благодаря большей вовлеченности, чтобы приблизиться к целям, которые Украина для себя определила. Думаю, обе стороны должны прилагать усилия, чтобы трастовые фонды приносили наибольшую пользу Украине.

Наконец, сейчас мы начинаем пересматривать внедрение Комплексного пакета помощи и проанализируем, как использовать трастовые фонды и консультативную поддержку, которую оказывает НАТО, чтобы поддержка и советы были наилучшими.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Есть способы заставить Россию убраться из Украины - западный эксперт

Американский эксперт Стивен Бланк о войне на Донбассе, переговорах Суркова-Волкера и давлении США на Россию

Украина попала в дипскандал с оттенком нацизма: кто виноват

Консул Украины в Гамбурге Василий Марущинец попал в скандал из-за антисемитских постов в Facebook – как МИД Украины это допустил

Есть несколько "путиных", а шансы Украины вернуть Крым и Донбасс - 90% - европейский политик

Венгерский политик Ярослава Хортяни о возвращении Донбасса и Крыма, дружбе Орбана с Путиным и украинской диаспоре за рубежом

Новости партнеров

Загрузка...