RU  UA  EN

воскресенье, 26 января
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
24.10
Политика

Лига чемпионов 2019/20: новости, результаты, видео

Федерализации не будет: что заявил Зеленский по итогам переговоров в Париже

Переговоры "нормандской четверки" длились дольше, чем было запланировано.

Переговоры "нормандской четверки" длились дольше, чем было запланировано. Фото: УП

В понедельник, 9 декабря, в Париже состоялся саммит "нормандской четверки", в котором приняли участие президент Украины Владимир Зеленский, глава России Владимир Путин, президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель. Ожидаемо, главной темой встречи стало прекращение войны на Донбассе, но политики говорили и о Крыме, и о новом договоре по транзиту газа между Украиной и Россией. "Апостроф" собрал главные тезисы заявлений Зеленского по итогам переговоров.

О будущем Украины

"Я хочу обозначить ряд принципов, которые я никогда не нарушу как президент Украины, потому что с этим никогда не согласится украинский народ. Первое - это невозможность федерализации. Украина - унитарное государство. Это неизменная статья Конституции Украины и незыблемый принцип существования государства".

"Украина - независимое, самостоятельное, демократическое государство, вектор развития которого всегда будет выбирать исключительно народ Украины".

"Третье - невозможность компромиссов по урегулированию ситуации на востоке Украины через уступки территории в пределах международно признанных границ. Для каждого украинца и Донбасс, и Крым - это Украина".

"Имеем четкое понимание, что только конкретные действия будут подтверждением готовности всех к обеспечению мира. Мы со своей стороны готовы к выполнению договоренностей, но это дорога с двусторонним движением".

О переговорах с Путиным

"Сложно договариваться, но были моменты, когда мы договорились. Он (Путин, - "Апостроф") по каждому вопросу разбирает его на детали. Каждое слово мы урегулировали. Это сложно. Я другой человек: раз-раз и договорились. У него другая природная биомеханика".

"Говорили все вместе, а потом вдвоем. Были уступки. Я это ощутил. Про общие (о Путине, - "Апостроф") выводы пока рано говорить".

"Я не знаю, кто кого. Мне кажется, сейчас правильно быть дипломатом, пока мы только начали говорить. Давайте говорить, что ничья".

"Я думаю, что все были очень уставшие. У нас был разговор, он был разный: и напряженный, и иногда такой мощный. Иногда легкий".

Об особом статусе для ОРДЛО

"Нам легче сейчас продлить этот законопроект (об особом статусе ОРДЛО, - "Апостроф") и позже внести "формулу Штайнмайера", видя определенные шаги с той стороны, что мы приближаемся к деэскалации, чем сейчас подождать, когда этот закон не будет существовать, а потом, если все будет хорошо, мы будем голосовать за новый закон. Поэтому я считаю, что надо продлевать".

"Мы его [закон об особом статусе] продлеваем, но он временный. Мы сегодня обсуждали этот вопрос. Меня спросили, а почему не на пять лет, почему не на десять? Я ответил честно: мы не знаем, что будет через пять лет или через десять. Год - это нормально".

О восстановлении контроля над границей на Донбассе

"Я предложил, что этот этап (восстановления контроля над границей, - "Апостроф") должен закончиться до выборов. У президента РФ позиция с "Минском" и в Минске согласована. К сожалению. Это самая сложная ситуация и самый главный проигрыш для Украины в Минске - это граница. То, что было подписано".

"Но даже несмотря на это, я ему (Путину, - "Апостроф") сказал, что мы на это не пойдем. Он сказал, что мы не видим другого выхода. Но потом мы начали говорить об этом, и он сказал: "Окей, давайте говорить".

О возможности прямых переговоров с боевиками

"Я как президент не веду переговоров с представителями незаконной власти временно оккупированных территорий. Вопрос, что мы должны говорить с представителями Донбасса, он есть. И я действительно думаю, что мы должны сделать платформу в трехсторонней группе. Почему только те (которые живут на Донбассе, - "Апостроф"), а как же те, что уехали. И тогда будет справедливо".

Об обмене пленными

"Честно говоря "всех на всех" - абстрактный вопрос. Всех согласованных на всех согласованных. Сейчас речь идет о Донбассе. Этот трек, он имеет три стороны: первый - те, кто в Украине, и те, кто на Донбассе, второй - те кто в РФ, и те, кто в Крыму. Это сложно, но мы проговорили, что будем об этом говорить... Давайте сделаем первый шаг, потому что 72 человека могут приехать домой".

загрузка...

О судьбе Крыма

"Я готовился и очень хотел обсуждать этот вопрос (Крыма, - "Апостроф"). Мы на первом же вопросе о разведении потратили примерно 30-40 минут. Потом пошло легче. Про Крым я говорил во вступительной речи, говорили и об особом статусе, и об изменениях в Конституции, и такие вещи, что я стою на защите Украины и против федерализации - такие вещи были, которые привели к обсуждению. Поэтому к Крыму детально мы не дошли. Но вы слышали, что через 4 месяца встреча, будем подымать все эти вопросы".

О газовом вопросе

"Мы действительно потратили очень много времени встречи тет-а-тет именно на этот вопрос. Я приглашал и руководство НАК "Нафтогаз", был Витренко, и министр энергетики Оржель... Мы общались. Мы очень долго говорили об этом вопросе... Я уверен, что у нас больше шансов подписать его (договор, - "Апостроф") по лучшим условиям, чем до этого обсуждали наши представители... Здесь уже я вижу, что уже не говорится о контракте на один год. Все сняли это с обсуждения. То есть на сколько-то лет. Я настаивал на 10 годах. То есть сложно, когда одна сторона настаивает на одном году, а мы настаиваем на 10-ти. Я думаю, что мы найдем что-то посередине".

"Мы обсуждали (с Путиными, - "Апостроф") вопрос арбитража. По поводу возврата средств. Мне кажется, мы в принципе сняли вопрос по поводу 3 миллиардов, которые мы выиграли. Наша позиция простая. Мы готовы взять газом, это компромисс, на который мы готовы идти, нам нужно - "вай нот".

Об акциях на Банковой и Майдане

"Ну, акции и акции. Вы же знаете, у нас страна демократическая. Там очень много акций. Кстати, я уже жалею, что мы открыли это (улицу Банковую, - "Апостроф"). Ну просто невозможно работать: они там кричат, гудят".

"Я говорил, вы же видите, ну, какой радикализм, у нас нормальные люди. Это не аргумент, никто никому ничем не угрожает. Но российская сторона приводила именно эти аргументы в деталях. Очень сложный диалог с очень непростыми людьми. Мне кажется, такие акции только козырь, которым пользовался президент Российской Федерации".

"Я думаю, что в целом это большая ошибка (участие экс-президента Петра Порошенко в митингах на Майдане, - "Апостроф"). Его личности. Чего он хочет - знает только он. И меня, если честно, это не очень интересует".

загрузка...

Новости партнеров

‡авантаженнЯ...

Читайте также

Российский вопрос: как Киев ведет переговоры исподтишка

Почему команда Владимира Зеленского вдруг прекратила говорить об отношениях с Россией и зачем Зеленский в Оман летал

Чистый альпийский воздух: зачем Зеленский и "слуги народа" едут в Давос

Зачем Зеленский с делегацией слуг народа едет на форум в Давос - Апострофу рассказал Евгений Магда

Иранская ракета: последствия для Украины

Украине предстоит длительная и кропотливая работа по расследованию ракетного удара по нашему самолету

загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...