РУС. | УКР.

понедельник, 20 августа
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.76
Политика

Тему Крыма искусственно замалчивают, все больше людей считает, что нас продали – Айдер Муждабаев

Известный журналист о проблеме возвращения полуострова

Известный журналист о проблеме возвращения полуострова Айдер Муждабаев Фото: facebook.com/ayder.muzhdabaev

В последние пару недель набирает обороты скандал вокруг представительства президента Украины в Крыму, которое территориально располагается в Херсоне. Общественные активисты и простые крымчане, вынужденные покинуть оккупированный Россией полуостров, возмущены полным бездействием ведомства как в вопросе возвращения Крыма, так и в деле помощи оставшихся без дома и без имущества людям. О пикете бесполезного сегодня представительства, потребляющего около 5 миллионов гривен в год, об усилиях Украины в вопросе возобновления территориальной целостности, о крымских татарах как единственном оплоте Украины в оккупированном Крыму, а также о том, почему стране необходимо создание крымскотатарской автономии на захваченном россиянами полуострове, в первой части интервью "Апострофу" рассказал заместитель генерального директора единственного крымскотатарского телеканала ATR, журналист АЙДЕР МУЖДАБАЕВ.

Для записи интервью Айдер пригласил "Апостроф" туда, где сейчас разместилась редакция крымского телеканала ATR. С первых же секунд нам бросается в глаза кипящая здесь работа. "Просто мы умеем создавать видимость работы", - шутит Муждабаев. А вот говоря об условиях, в которых телеканалу сегодня приходится доносить правду до людей, оказавшихся заложниками в оккупированном Крыму, он резко серьезнеет.

- Айдер, расскажите о планах по развитию телеканала АТR.

- По большом у счету, уже третий год наш план – выживать. Так как государство, судя не по словам, а по делам, не имеет намерения серьезно помогать единственному крымскотатарскому телеканалу. Но у нас огромные профессиональные планы, мы хотим стать общенациональным информационным каналом связи Крыма со свободной Украиной. У нас есть амбициозные журналисты, в том числе известные в Украине. Надеюсь, нам на это хватит и сил, и средств.

- А до оккупации Крыма поддержка от государства была?

- Нет. Но тогда это и не требовалось. Это сейчас нам нужна помощь как беженцам. Мы же потеряли там все. Все оборудование, все основные фонды. Мы потеряли там самое главное для телеканала: рекламодателей. АТR до аннексии уже выходил на ноль и окупался. Он бы и дальше окупался. Но сейчас наша основная аудитория находится в Крыму. А дать крымскому рекламодателю (что бы он там ни производил) рекламу на АТR – это значит, что к нему придут из ФСБ и отнимут бизнес. Вот и все. Поэтому у нас вообще нет рекламы. Совсем.

- Обращались ли вы за помощью к государственным органам?

- Нам обещали помогать. Устами самого президента. Но мы сами даже за доставку сигнала в Крым через спутник платим, а это – колоссальные деньги.

- И что – никакой реакции?

- В прошлом году государство дало ATR деньги за два дня до Нового года. Тянули, как будто специально. Очень долго парламент не вносил необходимые поправки в закон. Две недели – предельный срок – их не подписывал президент. Хотя он мог подписать в первый же день после принятия. В итоге деньги нам дали за два дня до Нового года. Мы оплатили какие-то долги по спутникам, создали маленькую студию. А на развитие денег нет.

- В этом году – опять глухо?

- Пока да. Возможно, наш канал воспринимается кем-то во власти как слишком самостоятельный, и возможно, поэтому мы не видим большого энтузиазма в его поддержке.

- Но он ведь делает работу целого министерства – в плане донесения информации до жителей Крыма...

- Про ATR в определенных властных кругах говорят (до нас доходит такая информация), что, мол, это – частный телеканал, который должен выживать сам. Может быть, и можно было бы так говорить, ведь телеканал по форме собственности действительно частный. Но у нас, крымских татар, и Меджлис частный, у нас все частное! Нам никогда государство не помогало. И в 2014 году мы увидели результат. Еще можно было бы так говорить и даже можно было не помогать единственному крымскотатарскому телевидению и радио, если бы аннексии не было.

Крымские татары со всеми своими проблемами исторически справляются сами. Никто нам никогда не помогал. И мы сами сделали лучшее телевидение в Крыму, у нас там были лучшие актеры, лучшие музыканты, лучшие врачи... И здесь мы ни у кого ничего не просили бы. И это не наша блажь, никто за счет этих государственных денег не обогащается. Мы – канал по форме собственности частный, но по сути – полностью социальный. У нас нет рекламы, нет прибыли – только расходы. И все эти расходы мы несем "благодаря" тому, что ведем информационную войну против Российской Федерации.

"Уже третий год наш план – выживать", - говорит Айдер Муждабаев о крымскотатарском канале ATR Фото: atr.ua

Если государство хочет способствовать контрпропагандистскому вещанию на Крым (потому что ATR – самый популярный канал в Крыму), если оно искренне заинтересовано в нашем существовании, в том, чтобы мы поддерживали связь с Крымом, поддерживали украинский дух у людей там, оно обязано нам помогать. А если чиновники в этом не заинтересованы, они помогать нам не будут. Все очень просто.

Я уж не говорю о том, что власти обязаны нам помогать, потому что это единственный телеканал, где постоянно звучит крымскотатарский язык. По ооновским хартиям о поддержке коренных языков государство обязано помогать ATR – вне зависимости от формы собственности и чего-либо другого. Просто других крымскотатарских телеканалов нет.

Но, как видно из практики, помогать не очень хотят. Зачем мы нужны госчиновникам? ATR же канал не государственный, не находится под их полным контролем. Он не олигархический, не принадлежит какому-то олигарху, на которого можно экономически надавить, связать какими-то договорняками. Собственник ATR Ленур Ислямов – мягко говоря, не олигарх, у него все имущество отняли русские.

- То есть под вопросом существование канала вообще?

- С момента вынужденного переезда из Крыма этот вопрос постоянно стоит. Мы каждый день, каждый месяц живем, как последний, потому что не знаем, соберут ли нам люди пожертвования, откуда мы возьмем деньги дальше. Системной помощи нет. Никому мы, кроме самих крымских татар, патриотично настроенных украинцев, особенно не нужны. Нас смотрят, благодарят. Люди смотрят наши исторические программы, новости, фильмы... У нас появилась аудитория по всей Украине. Больше, чем была раньше, когда нас смотрели только в Крыму.

Но вместо осознанной и эффективной поддержки ATR государство действиями дает понять, что мы не очень нужны. А что нужно? Вот сейчас создали на "Общественном телевидении" на пустом месте крымскую студию, которую никто в Крыму не смотрит и смотреть не будет. Это типа правопреемник бывшего крымского "Гостелерадио". "Предшественник" теперь там распространяет пропаганду оккупантов, а здесь - "правопреемник", искусственно созданный канальчик, где есть новости о Крыме. И это они называют "Крымским общественным телевидением". Но это же изначально фейк, потому что общественное региональное телевидение может существовать, только если вокруг есть общество. А оно в Крыму. А здесь, в Киеве, "общественное телевидение" чего? Это, получается, государственный проект, которым власть пытается подменить настоящее, популярное в Крыму телевидение – ATR. Они хотят показать, что – вот, смотрите, у нас уже есть крымское телевидение. И плевать, что его не смотрят. Тащите сюда нам гранты, выделяйте сюда бюджет. Зачем нам какому-то ATR помогать, каким-то крымским татарам?

- Почему так происходит?

- Например, чтобы на любую критику со стороны общества, мирового сообщества, почему вы не поддерживаете единственный крымскотатарский телеканал, можно было отвечать: "Ну, почему же единственный? У нас вот еще тут есть, сделали! Тут вот у нас пять минут в день по-крымскотатарски говорят". А в реальности и этих пяти минут в день в Крыму не смотрят. Полная профанация.

- У вас есть обратная связь с вашими зрителями в Крыму?

- Конечно.

- Что они говорят?

- Многое говорят. Смотрят. Верят. Надеются. Друг другу помогают. А что нам сейчас еще остается?

- Нет разочарования? Не потеряли они еще надежду?

- Конечно, настроения не очень веселые. Глядя на то, насколько равнодушен к теме возвращения Крыма президент страны, насколько равнодушна Верховная Рада, многие политики, люди думают: а что дальше с нами будет? Ощутимых дел, направленных на их освобождение, нет. Кроме, быть может, отдельных достижений внешней политики. Но дело в том, что крымские татары в России себя все равно не видят. Наш внутренний протест против России естественен. Потому что они нас просто 200 лет ели – и они нас доедят. С ними ничего общего у нас все равно не может быть. Они для нас враги, оккупанты.

Но крымские татары от своего государства должны видеть ясные действия, направленные на возвращение Крыма. Во внутренней политике – игнор темы Крыма. Забвение. Да и на международной арене Крым почти не упоминается.

- Ну почему же? Судя по новостям, президент говорит регулярно. И всячески подчеркивает необходимость возвращения полуострова в состав Украины.

− Ритуальные слова они все говорят, не только президент, они все говорят фразы "Крим – це Україна", "Два прапори – одна країна" (это когда День крымскотатарского флага отмечается). Это все хорошо, конечно. Но это, знаете, как человеку что-то обещать, но ничего не делать. И в определенный момент человеку кажется, что за этими обещаниями ничего не стоит.

Но крымские татары, надо знать наш народ, никогда не отчаиваются. Мы выживали в ссылках полувековых, откуда вообще никто не думал, что вернется на родину. Теперь уже здесь, под оккупантами, тяжело. Но это вопрос не крымских татар даже – это вопрос для Украины, точнее вопрос к власти: они чего в итоге хотят? Они какую страну хотят строить? Страну, которая борется за своих? Или страну, которая своих бросает, как русские? Русские же своих всегда бросают. И везде. В том числе и в плену. Если мы такие же, как они, то у меня нет вопросов. Тогда все правильно делается. Но я все-таки думаю, что мы – не такие же. Я считаю, что тему Крыма вымывают из политики, из СМИ искусственно.

- Почему вы пришли к такому выводу?

- Я немножко разбираюсь и смотрю, что читают люди на самом деле. Вот недавно в одном крупном СМИ вышла заметка о двухнедельном пикете у представительства президента в Крыму (оно базируется в Херсоне). Заметка эта вышла в тот же день, когда случился расстрел ветеранов АТО в Днепре. Так вот, чтобы вы знали, на первом месте по читаемости за день была эта жуткая стрельба, а на втором месте – новость про бездействующее крымское представительство президента. То есть людям Крым не безразличен. Люди чувствуют эту потерю. Даже не крымские татары. Даже люди, которые там не жили никогда. Украинцы чувствуют! И то, что власть делает вид, что Крыма в актуальной повестке дня нет, и "делать нечего", и "что мы можем?" – это лукавство. Как мне один чиновник прямо в эфире ATR сказал: "Ну, Крым – это теперь уже не наша проблема, а международная".

- Мы перекладываем свою беду на чужие плечи?

- Да, мы перекладываем на чужие плечи. Но так это не работает. Если ты сам не гребешь, тебе не помогают. Если мировое сообщество увидит, что Украине Крым не нужен, что мы ничего не делаем – оно не будет нам всерьез помогать.

- А каким вы видите наиболее эффективный алгоритм действий государства по возвращению Крыма? Хотя бы самых первоочередных действий?

− Ой, да полно действий можно было бы совершить. Давно необходимо создать правительство в изгнании. Может быть, сделать его на базе того же представительства президента в Крыму – того, которое не работает. Где будут ключевые министры, премьер...

Крымские татары, которые в 2014-м не участвовали в этом русском референдуме, не признали результатов этой фальшивки, самим своим существованием доказывают, что все происходящее там – незаконно. Так ведь? Они терпят репрессии. 43 человека пропало без вести. Еще сколько убито там, сидят в тюрьме... На днях крымскому татарину Руслану Зейтуллаеву дали в РФ 15 лет! Это второй дикий срок после Сенцова.

И за эти три с лишним года даже коренным народом Украины Верховная Рада не признала крымских татар! Что еще нужно? Нас посмертно признают когда-нибудь коренным народом?! Когда нас выгонят из Крыма совсем? Десятки тысяч уже уехали, РФ репрессиями и угрозами зачищает от нас нашу родину.

Что нужно Верховной Раде, чтобы нас признать коренным народом?! Что нужно, чтобы реализовать всем понятное, всему миру давно очевидное право нации на определение, тем более в составе своей единой страны, без права выхода из нее? Крымские татары – коренной народ Украины. Они имеют право на свою автономию. Ни венгры, ни румыны, ни евреи, ни армяне, ни греки такого права не имеют, потому что у них есть свои страны. А у нас другой страны, кроме Украины, нет. Мы – единственный коренной народ Украины, согласно международным определениям (украинцы – титульный).

"Крымские татары - коренной народ Украины. Они имеют право на свою автономию", - отметил журналист Фото: Александр Гончаров / Апостроф

Сейчас – уникальный для Украины момент, когда она может изменить Конституцию и сделать Крым автономией крымских татар в составе Украины. Потому что крымские татары не участвовали в референдуме по развалу Украины. Они – за единство Украины. Так пользуйтесь этим моментом! Есть решение Меджлиса, есть все эти решения, и можно сейчас все сделать. И навсегда привязать Крым к Украине, потому что против права коренного народа на свою землю никто в мире не посмеет идти.

Вы понимаете уникальность ситуации? Меджлис – это выборный орган крымских татар. Он уже принимал ряд резолюций, они все готовы. И Верховной Раде только надо принять предложение Меджлиса о национальной автономии, внести изменения в Конституцию – и все! Вот есть у народа представительский орган, он проголосовал за автономию в составе Украины, украинская Верховная Рада в Конституцию это внесла, президент подписал... Кто, какая страна сможет хоть когда-то опротестовать это право коренного народа? Никто и никогда! Никто. Никогда.

Этот шаг означал бы, что Крым – навсегда в составе Украины. Это невозможно никак изменить. Меджлис же подчеркивает это. Где это видано такое, что просят Украину оккупированные территории обозначить как крымскотатарскую автономию в составе страны – никакого там нет ни права на выход, ничего нет вообще, никакого сепаратизма! – и этого годами не хотят принять. Находятся даже пророссийские идиоты и, может быть, просто полезные РФ идиоты, которые говорят, что крымские татары – сепаратисты. Это ж надо до такой степени быть скотами, чтобы, видя, что произошло в Крыму, видя, кто там за Украину митинги устраивал, кто сопротивляется оккупантам, после этого говорить, что крымские татары – сепаратисты!

Власть практически ничего не делает, и это уже очень заметно. Всегда находятся какие-то более важные, чем Крым, дела. Они просто замерли – и все. Можно было и создать правительство в изгнании, и парламент, и что угодно можно было сделать. И представлять Крым на международной арене по-другому совсем... Но нет.

- Разве вопрос о национальной автономии не шел к логическому завершению?

- Еще 18 мая 2016 года президент пообещал начать процесс изменений в 10 раздел Конституции и сделать Крым крымскотатарской автономией на основании ооновской хартии прав коренных народов, признав крымскотатарский народ отдельным законом коренным народом Украины. Проходит ровно год – и президент дает указание создать рабочую группу. Мы понимаем, что год не делалось ничего. Если через год после обещания создается рабочая группа, то что дальше? Еще через год рабочая группа чего-нибудь напишет? А пройдет еще год – и рабочая группа чего-нибудь принесет в парламент? А там пройдет еще год и еще...

А что за это время будет с Крымом? Оттуда уже, по некоторым данным, до 60 тысяч крымских татар уехало. Ну, привет, ребята! Мы чего ждем?! Пока оттуда половину народа выселят и заселят русскими там все?!

- Принудительно выселяют?

− А как? Люди боятся за свою жизнь, за жизнь своих близких. Их предупреждают. Как это в России делается? Ты или уезжай, или с тобой может что-то случиться... Люди боятся, уезжают. Их же не в состоянии наше государство защитить!

- Даже посочувствовать толком не получается.

- Ничего нет. Пустота. И я лично так не думаю, но все больше людей говорят, что нас продали, нас обменяли, нас бросили. Что правительство на самом деле договорилось с Россией. Вот такие ходят мнения среди людей, далеких от нюансов политики, я их сейчас вам транслирую.

- А как думаете вы?

- Я не думаю так. Если это так, то все тогда... Что вообще думать? Тогда, значит, Майдана не было. Тогда, значит, зря Небесная Сотня погибла. Зря тысячи парней на востоке страны жизни отдали, если такие люди у власти, которые способны продать или обменять Крым или Донбасс. Я в это верить не хочу

- А как тогда вы для себя объясняете подобную пассивность?

- Я думаю, что просто у них другие приоритеты, что их нынешний статус-кво устраивает. Я не думаю, что речь идет о том, что продали или обменяли вульгарно. Но, видимо, нынешний статус-кво многим во власти на руку. Многим бы хотелось, чтобы так оно и было.

Но нынешнее положение вещей нормально лишь для политиков, у которых нет цели восстановить единство страны, которых интересует лишь максимальное продление своего политического существования, которые думают о том, как бы снова стать депутатом, как бы свою политическую силу куда-то провести. А эта цель не имеет ничего общего с заботой о будущем страны.

И у меня такое ощущение, что слишком многие руководствуются не целями будущего страны, а думают только о своем личном политическом будущем. Только этим можно объяснить отсутствие стратегии возвращения Крыма. В таких случаях стратегия не нужна. В таких случаях нужно, чтобы все было как сейчас, Россию злить не будем, никого злить не будем – будем жить тихо. А там, глядишь, может, от нас и отстанут.

- Но время ведь против нас работает, да?

- Да. Время работает против нас. Чем дольше оккупированные территории находятся под оккупантом, чем дольше законный хозяин этой территории ничего не делает для нее – тем хуже становится. Безусловно.

А там, в Крыму, сейчас происходят интересные процессы. Там многие ватники разочаровались. Россия не оправдала их надежд. Там сейчас протесты среди бывших поклонников России. И Украине надо этим пользоваться. Это же прекрасный момент для того, чтобы, наоборот, пойти навстречу Крыму и сделать какие-то такие шаги по завоеванию умов крымчан. Показать: вот вам заграничные паспорта, вот мы вас удобно обслуживаем, вот вам все украинские блага, которые есть – если вы, конечно, не коллаборант. Вот вам медицина, вот вам страховка, вот вам образование, вот вам то, вот вам это... Вот это все надо делать в полном объеме. И именно сейчас, когда та страна фактически кинула жителей Крыма. Я уже не говорю про крымских татар, которые от России ничего хорошего и не ждали.

Но должна быть внятная политика по Крыму. Все должны знать, что там будет. Все должны знать, кто коллаборант, а кто нет. Я, например, не знаю, глава сельсовета – колаборант или нет? Его просто местные жители выбрали или же он – коллаборант, который сдает местных жителей в ФСБ? Тоже ж надо разницу понимать. До сих пор даже не обозначено преступление, за которое будут судить или поражать в правах, люстрировать потом. Судят сейчас за что? Изменил присяге Украине. Ну, это понятно. А дальше что?

- Гражданский человек ведь присяге не изменял...

− В том-то и дело. А вот начальник отдела образования – изменил присяге или нет? До какого-то момента эти должности не считаются политическими? А учитель? Директор школы – предатель или кто? Кто мне ответит на этот вопрос? Я не знаю. По международным нормам – не предатель. Но это должно украинское законодательство сказать четко своим гражданам в Крыму. Но ничего не делается. Такое впечатление, что все ветви власти сейчас залегли, лежат и оглядываются по сторонам: забудут ли про Крым совсем или нет? Если забудут совсем – то и ладно. И все не будут чесаться, и у нас проблем меньше...

Но не забудут. Мы не дадим им спать. И достаточно людей кроме нас еще в Украине, которые не дадут им спать. Пусть никто даже не надеется.

- Видите ли вы заинтересованность в том, чтобы закрыть тему Крыма за границей, на Западе?

− Да, вижу. Я еще раз повторю: людям интересно то, что происходит. Даже в Херсоне. То, что касается Крыма, касается саботажа процесса возвращения Крыма в Украину. Даже это. Это рейтинговая тема. Но ни один центральный телеканал ничего не показал про это.

- Раз уж вы упомянули о конфликте с представительством президента в Крыму, давайте поговорим и о нем...

- Это неинтересно якобы. А мне кажется, это интересно. Просто у меня создается впечатление искусственности замалчивания темы про Крым. Мне нечем это подтвердить, но есть ощущение, что ее искусственно замалчивают.

- Вот вы пишете, что на этот трехнедельный пикет, на скандал, который разворачивается вокруг бездействия представительства президента в Крыму, до сих пор нет никакой реакции...

- Только на днях заинтересовался один центральный канал. Кроме канала ATR до этого никто не поднимал эту тему. По сути дела, Украина не видела этого ничего. А там происходят серьезные вещи. Там гражданское общество поднялось против организации, которая, пожирая огромные бюджетные деньги, не делает вообще ничего и дискредитирует саму идею освобождения Крыма.

Акция протеста в Херсоне против бездействия представителя президента Украины в АР Крым Натальи Попович Фото: 0552.ua

- Каким образом?

- Они же действуют от лица президента. И народ, глядя на это, говорит: ну, это же президент сам такой! Он такой же, как эта женщина, которую никто в глаза не видел, которая про Крым вообще не вспоминает. Значит, и он такой же. "Деятельность" этого представительства бросает прямую тень на президента Порошенко. Прямую!

- Вы писали, что там замок на двери висит. Это не фигура речи, а констатация факта?

- Он там действительно висит. Я уверен, что в Администрации президента дверь открыта. А в его представительстве на двери – замок. Вы не зайдете туда никогда.

- Что должно было бы это представительство делать из того, что нам сейчас крайне необходимо и чего они не делают?

- Это орган с самыми широкими полномочиями. Он может координировать работу любых ведомств по Крыму. Никто, кроме президента страны и Верховной Рады, больше таких полномочий, как это представительство, не имеет. Естественно, в том, что касается Крыма.

Там полно и практических вопросов, и стратегических вопросов. Но они не занимаются ни первыми, ни вторыми. Они не разрабатывают никаких концепций по Крыму и не обслуживают достойно граждан, которые к ним приходят. Людей просто футболят. Работают как Google. И то – как плохой Google. Google и то сообщает крымчанам больше о том, как они могут свои какие-то дела важные решить, чем это представительство, на которое, кстати, тратится 2 млн гривен в полгода.

Представительство президента в Крыму должно быть домом родным для крымчан. Там должна кипеть работа – и политическая, и журналистская, и с документами. Там все должно работать, как часы. А там замок висит. Вот и все.

Люди ходят злые. Не только пикетчики, даже прохожие в Херсоне. Я разговаривал как минимум с тремя людьми, которые просто проклинали эту организацию, в которую когда-то им в голову пришло обратиться. И от которой у них ничего не получилось добиться.

- Кто принимает участие в пикете?

- Там пять организаций или шесть... Точно знаю, что там есть "Автомайдан", ветераны АТО, "Аскер" – это общественная организация крымских татар, которая на Чонгаре... Кажется, даже с Запорожья люди приезжали.

Самые разные люди. И кто пытается представить это какими-то разборками, просто не понимает, о чем идет речь. Дело в том, что ничего нам не нужно от представительства – ни крымским татарам, ни кому-либо другому. Нам нужно только, чтобы оно работало. Никто его не собирается захватывать. Я же там был, все видел. Никто там их пальцем не трогал.

Мы хотим, чтобы она работала. Точнее, не она, не Наталья Попович (постоянный представитель президента Украины в Автономной Республике Крым, - "Апостроф"), а уже другой человек. Потому что этой даме, которая 3,5 года просто получает зарплату ни за что, уже никто не верит. Она даже ни разу не пришла ни на одно траурное мероприятие 18 мая – туда, на Чонгар. Она не приехала на блокаду ни разу. Она ни с кем не разговаривала. Она выгоняла из кабинета матерей похищенных в Крыму активистов... Этот человек не может занимать этот пост вообще.

- А кто обвинял участников пикета в том, что они преследуют какие-то корыстные цели?

- На самом деле, я это прочитал на российском сайте. Это российские сайты сейчас поддерживают деятельность представительства президента в Крыму, защищают его от пикетчиков. Удивительная история.

- А власть хоть как-то отреагировала? Хотя бы это самое представительство?

- Никак. Они просто объявили, что они больше граждан не принимают. Вот и все. Но они и раньше не принимали.

- Ничего и не изменилось, получается?

− Вот представьте: вы – госслужащий. Вы приходите с утра, пишете на сайт: "Я, Иванова Марья Ивановна, больше не работаю с сегодняшнего дня. Не принимаю граждан. Все". И дальше идете пиво пить... Вот они так себя ведут. При этом зарплата идет, выговоров им нет никаких. Люди просто отказались работать – и им ничего за это нет. Я думаю, что следующий своим сообщением на сайте они объявят, что они просто не будут приходить физически на работу, а сразу будут идти на пляж. И за это им тоже ничего не будет.

А люди же видят этот цинизм. И проецируют это не на эту Наталью, которую никто в глаза не видел. Они все это проецируют на Администрацию президента, на самого президента.

- Вы думаете, в Администрации президента этого не понимают?

- Не знаю. Я с ними переговоров не веду. Они меня ни о чем не спрашивают. Они вообще мало интересуются Крымом. Как-то не очень их это волнует.

Но это неправильно. Я уверен, в момент выборов для многих людей, которые голосуют, по крайней мере, для половины, а по опросам – даже больше, отношение к Крыму важно будет. И одними словами "Крим – це Україна" ни один политик, а тем более находящийся у власти, не отделается. У каждого обязательно спросят: а что ты сделал, пока ты был депутатом, президентом, лидером фракции? Что сделал конкретно ты?.. И пусть расскажут. Вот только похвастаться им нечем совершенно.

Продолжение интервью читайте на "Апострофе" в ближайшее время.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Атака на Гройсмана: почему против премьера ополчились друзья

В Верховной Раде снова заговорили об отставке премьер-министра Владимира Гройсмана, причина может быть в конфронтации главы Кабмина с группой Турчинова и Пашинского

Новости партнеров

Загрузка...