РУС. | УКР.

четверг, 15 ноября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.85
Политика
Мнение

Общественный совет добродетели: кошка, гуляющая сама по себе, или шесть месяцев бездействия

Эксперт о ходе судебной реформы в Украине

Эксперт о ходе судебной реформы в Украине Фото: court.gov.ua

В Украине продолжается сложная судебная реформа, правовой основой для которой стали изменения в Конституцию Украины в части правосудия и закон "О судоустройстве и статусе судей", вступившие в силу в сентябре 2016 года. Современную судебную реформу отличает формат участия в ней общественности. При условии тотального недоверия к существующей государственной машине этот формат должен был повысить уровень доверия граждан к существенным преобразованиям, которые начались в этой сфере, считает эксперт и кандидат политических наук Ростислав Балабан. По его мнению, прежде всего помогать в этом процессе должен был Общественный совет добродетели (ОСД), целью деятельности которого было содействие Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККСУ) в установлении соответствия судьи (кандидата на должность судьи) критериям профессиональной этики и добродетели.

Однако, к сожалению, события этого года показали, что после завершения конкурса на должности судей Верховного суда ОСД по меньшей мере не способствует ВККСУ в ускорении завершения процесса квалификационной оценки судей.

Все началось с того, что 26 марта этого года ОСД громко заявил о своем выходе из процесса. Так, по словам представителей ОСД, "тот процесс, который сейчас начала Высшая квалификационная комиссия судей (ВККСУ), не является тщательным и надлежащим оцениванием, поскольку происходит в конвейерном формате – собеседование с судьей продолжается в среднем 10 минут, а до конца 2018 года ВККСУ планирует завершить оценивание 5600 судей. Для сравнения – собеседования с 380 кандидатами в Верховный суд в прошлом году продолжались 4 месяца, в этом году за такой же промежуток времени планируют собеседовать 2800 судей".

Представляется вероятным, что главной причиной этого заявления ОСД о выходе из процесса стало то, что ВККСУ имела пожелания к работе совета. Прежде всего они касались соответствия формы рекомендательных выводов ОСД устоявшимся требованиям регламента ВККСУ. Это бы существенно облегчило и ускорило работу ВККСУ в условиях высокой загруженности.

В ответ ОСД выдвинул встречные требования, которые превышали его полномочия, определенные законом. В частности, ОСД потребовал от ВККСУ "отстранить или иным образом урегулировать вопрос конфликта интересов у членов ВККСУ при оценке судей".

Этот пункт ультиматума выглядит особенно интересным на фоне того, что отдельные члены ОСД с самого начала работы своей организации спокойно жили и продолжают жить со своими конфликтами интересов, не тратя лишнее время на то, чтобы доказать хотя бы соответствие доходов своим расходам.

Например, Галина Чижик в своей декларации за 2017 год указала, что вместе с мужем Андреем Гевко арендует квартиру площадью 36,9 квадратных метро и имеет автомобиль Chevrolet Aveo. При этом Чижик задекларировала приобретение деривативов стоимостью 723 672 гривен при совокупном годовом доходе от предпринимательской деятельности 340 270 гривен. Интересно, что совокупного дохода Галины и ее мужа вместе не хватит для приобретения указанных ценных бумаг, ведь доходы мужа участницы ОСД – это скромные 215 253 гривен (где 176 268 – зарплата и 38 985 гривен – страховые выплаты). Кроме того, госпожа Чижик, похоже, решила всерьез и надолго подвизаться на журналистской ниве, ведь после выхода ОСД опубликовала три статьи в еженедельнике "Зеркало недели", продолжает работать на "24 канале" в качестве ведущей еженедельной программы "Честь и НЕчесть", где записала по меньшей мере 11 передач. Эти передачи посвящены ходу судебной реформы, однако даже названия последних двух выпусков ("ВККСУ выбрала с нарушением всех судей Верховного суда" и "У Высшего совета правосудия нет воли наказать судей") вряд ли свидетельствуют о стремлении авторов быть объективными в своих оценках деятельности органов, работающих над очисткой судебной власти.

И это лишь один пример того, как члены ОСД спокойно позволяют себе не соблюдать принципы, которые они декларируют. Не лучше ситуация у адвоката Романа Маселко, который, например, спокойно пережил тот факт, что его клиент судья Сергей Бондаренко получил положительное заключение ОСД при баллотировании на должность судьи Верховного суда. При этом Сергей Бондаренко не скрывал, что на тот момент платил гонорары Маселко за то, что тот представлял его интересы в суде. Сам адвокат Маселко также выступает активным блогером на "24 канале" и транслирует исключительно одностороннюю информацию о событиях в судебной реформе. На сегодняшний день к его поведению, которое не коррелируется с понятием адвокатской этики, возникли вопросы у дисциплинарного комитета, что сам Маселко пытается представить общественности как ограничение свободы слова.

Еще более интересный персонаж нашей истории – это Виталий Титыч, который просто не декларирует недвижимость приблизительной стоимостью 125 000 долларов, что в полтора раза больше его официального дохода за последний 7 лет. Публикаций о "двойных стандартах" от членов ОСД при оценке образа жизни в сети можно найти много.

Кстати, совет покинули трое его членов, среди них – Леонид Маслов, которому в 2017 году пришлось "добровольно" уйти из ОСД (из-за бестактного поведения), чтобы не нарваться на скандал, который, по мнению коллег, "подмял бы под собой весь совет". Этого активисты допустить никак не могли, поэтому и заставили своего коллегу уйти в небольшой "отпуск за свой счет", пообещав, что через полгода, когда все все забудут, они примут его обратно. Что собственно и произошло.

Такое длинное вступление нужно лишь для того, чтобы показать, что среди основных спикеров ОСД практически нет людей, которые могли спокойно и аргументировано доказать каждую копейку, проходящую через их же декларации, а также высокие этические требования. Чем дольше работают "добропорядочные" активисты, тем больше к ним возникает вопросов, ответов на которые члены ОСД старательно избегают.

Между тем, за период, прошедший после демарша ОСД, комиссия самостоятельно проводила работу по обновлению судейского корпуса. По состоянию на 7 августа 2018 года оценивание было завершено относительно 1486 судей местных и апелляционных судей. Из них 241 судья (16%) подлежит увольнению или уже был уволен. В начале августа по разным причинам не было окончательных результатов по 289 судьям, в отношении которых было начато оценивание. То есть с октября прошлого года, а это почти 10 месяцев, ВККСУ осуществила оценку только 1,5 тысячи судей. И где же "конвейер", о котором говорилось? Ведь даже простой арифметический подсчет показывает, что в течение указанного периода в среднем за день собеседование проходили 8 человек. Сильно ли это отличается от тех темпов, которые ВККСУ взяло при оценке 380 кандидатов на должности в Верховном суде? Но в ОСД стараются не говорить об этом.

Например, 14 августа на Facebook-странице ОСД можно прочитать пост о том, что "Общественный совет добродетели отстранили от отбора судей в антикоррупционный суд", что, по мнению членов ОСД, "свидетельствует о признании результатов его работы, а также о страхе власти и судебных органов получить действительно независимый суд". А у стороннего наблюдателя возникает лишь два вопроса: а как быть с тем, что в марте этого года ОСД публично заявил о выходе из процесса квалификационной оценки судей, и при чем здесь вообще ОСД, если помогать в этой процедуре с самого начала должен был другой общественный орган?

При этом даже после публичного выхода из процесса ОСД продолжил публиковать на своей официальной странице выводы относительно отдельных кандидатов в судьи, что является прямым нарушением процедуры. Всего, по информации, имеющейся в открытых источниках, во время квалификационной оценки судей ОСД предоставил выводы о несоответствии критериям этики и добродетели относительно около 80 судей. Из них 35 заключений были размещены на сайте ОСД уже после его выхода из процесса оценки, то есть с нарушением процедуры. Во время собеседований с судьями комиссия признала не соответствующими занимаемой должности 47 судей. Интересно, что по большинству этих судей в самом ОСД вопросов не было, то есть всех их государственные служащие признали не достойными должности самостоятельно или с помощью других государственных органов или общественных объединений. А вот выводов ОСД по таким судьям было только 4 – и то только на сайте совета. Таким образом, возникает вопрос, была ли работа ОСД по подготовке выводов качественной и эффективной, если вне его внимания осталась такое количество "нечестных" судей?

Касаемо нынешней деятельности ОСД интересно и другое совпадение. Выводы Совета Европы (после мониторинга деятельности ОСД в контексте стандартов и рекомендаций Совета Европы) были опубликованы 5 марта 2018 года. И уже в конце марта ОСД как раз и заявил публично о своем выходе из процесса оценки судей.

Выводы экспертов содержали, в частности, рекомендации по совершенствованию деятельности ОСД. Эксперты Совета Европы рекомендовали ОСД разработать и утвердить методологию оценки с указанием объективных и четких критериев оценки; разработать и утвердить единые стандарты подготовки документов ОСД, а также их типовую структуру; проверять полученную информацию, используя только надежные источники; воздержаться от оценки профессиональной компетенции в целом и оценки судебных решений в частности; обеспечить возможность ознакомления кандидатов с документами ОСД до их публикации и другое. То есть требования ВККСУ полностью сопоставимы с тем, что экспертам ОСД предлагает сделать Совет Европы.

На самом деле, сегодня к ОСД очень много вопросов, ответы на которые хотелось бы получить. И это даже не вопрос соответствия доходов и образа жизни членов совета, вопрос состоит в том, сможет ли в этом году совет выполнить свою основную функцию – способствовать ВККСУ в оценке добропорядочности кандидатов в судьи в полном объеме и стремится ли он дать необходимый результат? Как мы уже говорили, на сайте организации опубликованы около 80 выводов и сообщений ОСД, часть из которых Высшая комиссия учла в своей работе. Но за это время ВККСУ провела оценку нескольких сотен судей. Так что было целью продолжения этой работы после марта? Почему члены совета, которые публично заявляют, что при таких условиях ОСД не может влиять на ВККСУ, просто не уйдут в отставку, как это предусмотрено законом? Такой шаг был бы свидетельством принципиальности совета и продемонстрировал его последовательность.

Интересно будет наблюдать за добросовестным подходом членов ОСД при изучении на предмет соответствия критериям добропорядочности судьи, который не стал рассматривать административный коррупционный протокол нарушения требований финансового контроля, составленный на первого вице-президента Национальной академии правовых наук Украины, заведующего кафедрой финансового права Национальной юридической академии имени Ярослава мудрого Николая Кучерявенко, который является отчимом члена ОСД и возможного кандидата в Высший антикоррупционный суд Михаила Жернакова.

Вопросов к деятельности этого, безусловно, важного участника процесса реформирования судейского корпуса Украины на самом деле много. И надеяться услышать ответы на них, пожалуй, не стоит. Ведь полномочия нынешнего состава заканчиваются в ноябре. И поскольку нынешнее законодательство не предусматривает никакой ответственности для членов ОСД за самоустранение от процесса оценки добропорядочности кандидатов в судейский корпус, вряд ли граждане могут ожидать от них настоящей работы, как предполагалось.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Надоел бардак: что происходит с созданием важного судебного органа в Украине

Когда заработает Высший антикоррупционный суд и заработает ли вообще - Апостроф разбирался, почему так мало желающих идти работать в ВАС

Громкий арест бизнесмена за взятку скандальному прокурору: что известно на данный момент

Генпрокуратура совместно со Службой безопасности провела совместную операцию по задержанию бывшего первого заместителя председателя правления ПАО Укргаздобыча Алексея Тамразова: что известно на данный момент

Суд будет, но сядут не все: в Украине разгорается новый громкий скандал

После принятия закона о Высшем антикоррупционном суде в нем оказалась норма, которая может помочь топ-коррупционерам спастись от наказания