РУС. | УКР.

суббота, 27 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.28
Общество

Требовать третий Майдан нет смысла, но протесты осенью не исключены, — Быстрицкий

Исполнительный директор международного фонда "Видродження" считает, что гражданское общество в Украине уже может влиять на власть

Исполнительный директор международного фонда "Видродження" считает, что гражданское общество в Украине уже может влиять на власть Исполнительный директор международного фонда "Видродження" Евгений Быстрицкий Фото: Владислав Содель

Исполнительный директор международного фонда "Видродження", доктор философских наук ЕВГЕНИЙ БЫСТРИЦКИЙ предположил, что в Украине возможны новые протесты против власти вследствие повышения коммунальных тарифов. По мнению господина Быстрицкого, которое он высказал в интервью "Апострофу", скачок недовольства возможен в ноябре, когда население получит соответствующие платежки. Вместе с тем, требовать третьего Майдана, по мнению эксперта, самоубийственно.

Фонд "Видродження" внимательно следит за развитием гражданского общества в Украине, оказывая поддержку многим проектам, создаваемым активными общественниками. На ваш взгляд, какую стадию переживает сегодня наше гражданское общество? Насколько велико его влияние на власть?

— Давайте сначала определимся с понятиями. У нас под гражданским обществом понимают прежде всего общественные организации. Но если брать за образец примеры развитого гражданского общества в Западной Европе, то тогда это просто состояние людей как граждан, которые чувствуют ответственность за собственную жизнь, а значит, и за жизнь своих общин и всей страны. Это значит, что в любой момент, когда задеваются их приватно-коллективные интересы, они собираются вместе и пытаются давлением на власти повлиять на принятие тех решений государственного характера, которые могут изменить их жизнь. Гражданам необязательно быть зарегистрированными в виде общественной организации. Вполне могут быть спорадические объединения — некие ассоциации или, скажем, демонстрации, на которых люди добиваются своих прав или же восстают против какой-либо несправедливости.

После последнего Майдана мы почувствовали, что понимание гражданского общества как совокупности зарегистрированных общественных организаций достаточно узко. Сам Майдан не был общественной организацией в буквальном понимании этого понятия. Это была ассоциация граждан, которые хотели изменить страну. Те протесты давно закончились, но в стране продолжают действовать схожие по характеру союзы граждан. Независимые объединения волонтеров работают в самых различных областях, начиная от помощи бойцам АТО и заканчивая поддержкой вынужденных переселенцев. Я вижу видимое давление волонтеров, общественных, негосударственных организаций на власть различных уровней. Доверие украинцев к ним самое высокое в сравнении с институтами власти, приближается к уровню доверия к армии, церкви, о чем свидетельствуют последние данные социологических опросов. Можно сказать, что в результате Майдана мы получили вполне развитое гражданское общество.

Я напомню, что на Майдане фиксировался крайне низкий уровень доверия к представителям политических партий (имею в виду оппозицию к власти), оппозиционных политиков демократического толка, который колебался от 5 до 7%. Вы, конечно, помните, что изначально было два Майдана. Один создали политики, а другой — молодежь и активисты. Они даже находились в разных местах. Это очень важно: люди изначально объединились без участия политических оппозиционеров, мол, те могут все испортить. То недоверие, зафиксированное на Майдане, сохраняется практически до сих пор. Более того, оно увеличивается, создавая существенный зазор между гражданским обществом и властью.

Одна из причин этого — та реальность, что среди участников протестов было широко распространено популистское мнение, что реформы — это то, что возможно совершить с сегодня на завтра. И такой взгляд на вещи продолжает жить. С другой стороны, продвинутая часть гражданского общества — те же волонтеры, представители неправительственных организаций — ясно понимают, что власть не дорабатывает с реформами и что у нее недостаточно понимания, а главное — политической воли, как на самом деле проводить реформирование. Ей не хватает решимости, а значит, и желания привлекать новые кадры для реформ.

Исполнительный директор международного фонда "Видродження" Евгений Быстрицкий Фото: Владислав Содель
1 / 1
Исполнительный директор международного фонда "Видродження" Евгений Быстрицкий Фото: Владислав Содель
1 / 1

Значит, правильно власть критикуют?

— Я постоянно общаюсь с различными представителями власти. Порой они очень недовольны упреками общественников и волонтеров в свой адрес, считая это критиканством. И действительно какая-то часть активистов злоупотребляет популистскими лозунгами, мол, все плохо, все пропало...

Среди тех, кого можно назвать интеллектуальной элитой, также распространены алармистские настроения. Это меня обескураживает. Однако хватает тех, кто понимает: страна попала в ситуацию, где механизм власти и общественный договор, благодаря которому власть избирается, нельзя изменить радикально за один день. Нужно это делать постепенно. Эта мысль непопулярна среди многих коллег, но в принципе поддерживается большинством граждан. Многие украинские эксперты работают с правительственными структурами, Администрацией президента — Национальным советом реформ, министерствами и парламентом, стараясь с помощью конструктивных предложений изменить то, что есть. Это не столько революционный путь, сколько эволюционный. Но так можно выдавить из власти не желающих реагировать адекватно. Активно продвигают политики реформ и работают с властью, особенно с парламентом, активисты из "Реанимационного пакета реформ". Это группа общественных организаций, которые самоорганизовались после Майдана, став лоббистами реформ. Люди, которые сами пишут законопроекты и предлагают их власти, и это нужный шаг.

Снижать давление общественности на власть нельзя. Я, наверное, возьму на себя смелость и скажу, что без него мы бы не имели даже нынешних реформ. Выходит на наши улицы новая полиция, вводится дерегуляция в экономике, продвинутые министерства открывают информацию, как это сделано в Министерстве инфраструктуры. Разработаны документы реформ — планы, стратегия реформирования системы здравоохранения, такой же пакет готовится в системе образования. Председатель Одесской областной государственной администрации (ОГА) Михаил Саакашвили более системно подходит к изменению ситуации в регионе, чем он делал это на первых порах, подключив гражданское общество. Он ставит своей целью не отдельные реформы, а запуск системной борьбы с коррупцией. Я недавно был во Львове, где председатель местной облгосадминистрации Олег Синютка также заявил о желании координировать с общественностью свои действия по борьбе по искоренению коррупционногенных возможностей. И все же этого мало.

Исполнительный директор международного фонда "Видродження" Евгений Быстрицкий Фото: Владислав Содель

Это означает, что у власти все-таки есть желание бороться с коррупцией, а не просто имитировать эту борьбу?

— На уровне власти до председателей ОГА есть первые подвижки. Поведение Саакашвили и Синютки честно и открыто. Я не хочу сейчас говорить о других областях. Еще одним уровнем я бы назвал олигархов. Тут я не вижу ни одного значимого действия в рамках борьбы с коррупцией. Отсутствует, скажем, желание искоренить монополизм, который порождает если не коррупцию, то, вероятно, различные формы искусственного обогащения.

Третий уровень — это политические лидеры, к которым я отношу и Администрацию президента, руководителей политических партий, депутатов, а также и исполнительную власть. Есть много разговоров, что на этом уровне продолжают действовать некие "схемы". Хотя тут ничего нельзя утверждать, так как мы не имеем фактов. Однако как финансируются партии мы по-прежнему не знаем. Очевидно, что сами лидеры не берут только на себя расходы, связанные со своими политсилами. Партии получают финансирование неясно от кого и какое. Поэтому некоторые из них напоминают франшизу, когда их финансируют для того, чтобы получить не только политическое представительство, но и нечто большее. Такое положение вещей более чем настораживает.

Конечно, есть и другие уровни. Скажем, на уровне правительства функционирует Национальная комиссия, осуществляющая регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг. Сам способ отбора людей в этот национальный регулятор вряд ли можно назвать независимым. А значит, что регулятор не может принимать независимые решения. И полноценный общественный контроль за его деятельностью невозможен.

Сегодня мы можем говорить, что ряд представителей власти борется с коррупцией, но, как правило, это их персональная заслуга и заслуга их личностей. Идя на такие шаги, они и себя ставят под контроль общественности. Это требует мужества.

Исполнительный директор международного фонда "Видродження" Евгений Быстрицкий Фото: Владислав Содель
1 / 1
Исполнительный директор международного фонда "Видродження" Евгений Быстрицкий Фото: Владислав Содель
1 / 1

Учитывая высокий уровень недовольства властью в обществе, насколько вероятен третий Майдан?

— Думаю, в той ситуации, в которой мы оказались, многие наши сограждане понимают, что разрушать власть, не имея альтернативы нынешним лидерам, — это самоубийственная вещь, если говорить о сегодняшнем дне — войне и кризисе. Те, кто кричит о третьем Майдане, как правило, относятся к радикальным силам правого или очень левого толка. На мой взгляд, подобные призывы говорят о безответственности. Требовать третий Майдан пока нет смысла. Но это не значит, что социальные протесты исключены. Население болезненно восприняло резкое повышение тарифов. Несмотря на то, что будут предоставляться субсидии, и деньги уже выделяются, сам менеджмент предоставления субсидий и способ доведения информации, как они предоставляются, до людей оказались несовершенными. Если подвижек в этом вопросе не будет, то, когда в ноябре придут платежки, я не исключаю скачка недовольства. Это не будет третий Майдан, но это будут протесты, которые могут привести к смене правительства. Кроме того, я не исключаю, что будут намерения переизбрать и парламент. Вряд ли нам стоит бояться анархической революции, но ради перемен на улицы могут выйти массы людей. Власти нужно быстрее реагировать на вызовы, ведь как только она потеряет последнюю легитимность, начнется хаос и власть, например, вооруженных групп. Это опасно для самого существования страны.

В кабинете у Евгения Быстрицкого Фото: Владислав Содель
1 / 1
В кабинете у Евгения Быстрицкого Фото: Владислав Содель
1 / 1
В кабинете у Евгения Быстрицкого Фото: Владислав Содель
1 / 1
В кабинете у Евгения Быстрицкого Фото: Владислав Содель
1 / 1
Исполнительный директор международного фонда "Видродження" Евгений Быстрицкий Фото: Владислав Содель
1 / 1

Основатель фонда "Видродження" Джордж Сорос сказал, что в интересах ЕС больше внимания уделять не Греции, а Украине, так как, по его мнению, в украинском конфликте решается судьба самого Евросоюза. На ваш взгляд, каково отношение Запада к Украине сегодня? Ваши ощущения: стоит ли говорить об определенной усталости Запада от украинских проблем. Где граница той помощи, которая оказывается Украине?

— Запад — если очень условно подойти — состоит из двух частей: гражданское общество западных стран и их руководители. Если западные лидеры приняли решения, которые обернулись санкциями против России, то здесь не может быть и речи об усталости. Санкции будут существовать до тех пор, пока проблема, из-за которой они были введены, не будет решена так или иначе. На мой взгляд, у руководства стран Запада есть определенное недовольство относительно не слишком быстрой реализации Минских соглашений в первую очередь Россией, но и Украиной. Точно так же и недовольство медленностью реформ. Однако то, что касается публичного общественного мнения, которое выражают СМИ, то очевидно: тема Украины уходит с первых полос, где она была еще год тому назад. Но она не исчезнет совсем. Тут, скорее, стоит говорить о специфике работы СМИ, которые ориентируются на свежую информацию.

Западные лидеры не теряют Украину из вида. Они в курсе происходящих здесь процессов. Я помню выступление вице-президента Джо Байдена на экономическом форуме Украина — США в прошлом месяце. Он уделил значительное внимание проблеме коррупции, которая, по его словам, является центральной в Украине. Эта беда подрывает доверие к власти, что в свою очередь уменьшает ее легитимность. Власть оказывается не в состоянии радикально, прибегнув к разрешенному насилию, решить сложные вопросы вроде конфликта в Мукачево. А ее слабость позволяет развиваться коррупции.

Исполнительный директор международного фонда "Видродження" Евгений Быстрицкий Фото: Владислав Содель

Получается, сторонникам перемен в стране, кроме гражданского общества, и положиться не на кого?

— До сих пор самые богатые люди Украины, получившие свои состояния за счет этой страны, не разделили ответственность за ситуацию с теми, кто на фронте и кто пытается запустить реформы. Нельзя иметь дом в Лондоне сумасшедшей стоимости, когда в стране война и кризис. Это морально запретно. Значит, те, кого называют олигархами, не чувствуют своей ответственности перед согражданами. Они не создали того, что можно было бы назвать фондом национального спасения, куда бы деньги заходили открыто, а расходовались подотчетно для улучшения гуманитарной ситуации в нашей воюющей стране. Их огромные капиталы говорят, что менеджмент, во всяком случае у некоторых из этих бизнесменов, неплохой. А ведь именно нормального менеджмента не хватает Минобороны и другим министерствам. Не обязательно только американский гражданин Джордж Сорос должен помогать становлению гражданского общества в Украине, борьбе с коррупцией. Почему они не помогают? Есть вопросы и к власти. Отчего она до сих пор не заявила о необходимости пропорциональной ответственности перед обществом не только олигархов, а разных категорий его членов, бизнес-элиты? Этот шаг для власти был бы, конечно, чреват и собственным отказом от коррупционных схем. Национальный диалог возможен лишь тогда, когда есть честные те, кто его предлагает. А это должно делать не только и не столько разнообразное по определению гражданское общество, но и сконцентрированная власть. Однако будут поняты нами только те ее представители, кто понимает свою ответственность перед страной и кто максимально честно и прозрачно действует. И когда к такому чиновнику обратится знакомый с просьбой о личном теневом содействии, он скажет: "Нет. Давай менять всю систему, и тогда система поможет тебе".

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Танки в центре Киева: ветераны АТО и военные эксперты разошлись во мнениях

В Украине нет единого мнения о том, стоит ли проводить военный парад на Крещатике ко Дню Независимости в 2017 году

Лето-2017: где и почем отдохнуть украинцам

Отпускные лайфхаки от "Апострофа": как правильно спланировать отпуск-2017, какие выбрать страны, где сэкономить, куда можно поехать летом-2017 и где искать дешевые билеты и горячие туры

На свободном Донбассе все еще ждут ДНР, а власть совершила сразу несколько ошибок

Информационная политика Украины пока не стала препятствием для российской пропаганды и не объединила общество. Станет ли этот фактор основой для новых конфликтов в обществе и дальнейшего раскола страны?

Новости партнеров

Загрузка...