РУС. | УКР.

четверг, 21 июня
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.48
Общество

Чемпионат мира 2018

Важно помнить, при каком условии в Украине будет мир - Роман Набожняк о "Голосі країни" и жизни после АТО

О жизни после войны, ветеранском бизнесе и "Голосі країни"

О жизни после войны, ветеранском бизнесе и "Голосі країни" Юлия Кочетова-Набожняк и Роман Набожняк Фото: Александр Гончаров / Апостроф

Несколько недель назад ветеран АТО, основатель проекта Veterano Brownie РОМАН НАБОЖНЯК впечатлил украинцев выступлением в слепых прослушиваниях "Голосу країни".

Об участии в музыкальном проекте, кондитерском бизнесе, жизни после войны и том, как украинцам нужно объединяться ради победы и мира в стране, "Апостроф" поговорил с Романом и его женой ЮЛИЕЙ КОЧЕТОВОЙ-НАБОЖНЯК.

- Думаю, можно начать с самого начала, до участия в АТО: где вы работали? Как познакомились с Юлей?

- Роман Набожняк: Я занимался продажами в IT-компании. Она состоит преимущественно из могилянцев (ее основал выпускник Киево-Могилянской академии) и, собственно, через знакомых из вуза я туда и попал. Проработал там около двух лет, путешествовал.

- Юлия Кочетова-Набожняк: А потом ты познакомился со мной. Я работала и продолжаю работать как фотограф и журналист, а тогда как раз училась в Могилянской школе журналистики.

- Р. Н.: Мы с Юлей познакомились на студенческой вечеринке. Я был выпускником, а Юля училась на первом курсе магистратуры, была магистриней. Да? Ты же любишь феминитивы.

- Ю. К-Н.: Просто обожаю.

- Р. Н.: Дальше я уже почти ничего не помню, все как в тумане...

- Ю. К-Н.: Так вот, мы познакомились на вечеринке, которая называется "кораблик". Это исключительно могилянская история: нанимается корабль, где тусуются выпускники и студенты. Это была моя первая вечеринка в сообществе могилянцев, и там мы просто взяли и познакомились, здесь нет какой-то чудесной или интересной истории.

- Р. Н.: Ну, это ты так думаешь (улыбается). Юля уверена, что мы просто познакомились, а на самом деле я провел мероприятия по предварительной разведке и, в принципе, достаточно целенаправленно шел на эту вечеринку.

- Ю. К-Н.: Ну хорошо, хорошо... Через два месяца после того, как мы начали встречаться, Рома признался, что он скроллил событие в Facebook, смотрел, кто на него пойдет, нашел мой профиль, изучил его и подумал, как бы мне понравиться. И когда мы знакомились уже фактически, в офлайне, он говорит: "Я - Рома". Отвечаю, что я Юля, а он: "А я знаю". Ну, я подумала, что что-то здесь не так.

- А брауни вы начали печь уже после возвращения из АТО?

- Р. Н.: Когда я возвращался с войны с Востока, то не имел стопроцентного понимания, чем буду заниматься, кроме музыки. Я демобилизовался в середине октября 2016 года, а на декабрь у нас с Юлей были билеты в Азию. Два месяца я занимался с психологом, проходил медицинскую комиссию, ремонтировал машину, которую покупали нам на взвод - готовил ее к тому, чтобы отправить ребятам на передовую. Состоялся первичный поиск музыкантов, но я понимал, что всерьез за это нужно будет браться уже после путешествия. Я не возвращался на предыдущую работу, хотя коллеги всегда поддерживали меня, ждали и говорили, что для меня всегда есть место.

Можно сказать, что замысел насчет своего дела родился во время путешествия по Азии. Вообще идея того, что мы будем делать бизнес на кондитерском деле, на брауни, формировалась постепенно. В период между возвращением и поездкой в Азию я готовил дома десерты, мы угощали друзей и одна наша подруга как-то сказала: "Ммм, как вкусно, вам надо это продавать и распространять!" Затем, на Новый год, в Непале мы загадали желание: хотим в новом году открыть свое дело. Когда начали думать, что бы это могло быть, вспомнили именно эту фразу, что нам нужно продавать брауни. Ну и еще сюда добавилась история с Veterano (больше о проекте читайте в интервью его основателя Леонида Остальцева "Апострофу").

Как-то мы сидели на крыше, завтракали и решили: приедем и будем делать брауни, это будет часть ветеранского бизнеса. Когда мы приехали в Индию, я начал делать первичный бизнес-план, ничего в этом не понимая, но это все построено просто на каком-то здравом смысле и адекватности.

- Легко основать свое дело в Украине?

- Р. Н.: На данном этапе наш бизнес не является очень рискованным, у нас нет наемного труда и я, по сути, работаю как физическое лицо-предприниматель, плачу самые простые виды налогов.

- Ю. К-Н.: Так же точно нет каких-то внешних инвестиций.

- Р. Н.: Да, мы инвестировали собственные небольшие средства, не рискуя кредитами, не закладывали квартиру, ничего такого. Сейчас я работаю над тем, чтобы сделать бизнес-план на заведение, масштабироваться, хочу пройти небольшую программу по предпринимательству и уже, соответственно, привлекать большие инвестиции, брать на работу людей. То есть я себя морально готовлю к тому, что все еще впереди.

- Сколько времени вы посвящаете своему делу, скажем, в день?

- Р. Н.: Собственно производственный процесс сейчас занимает меньше времени, чем продумывание и планирование стратегических, финансовых вопросов, отчетность, коммуникация, работа с партнерами. Бывает, что на завтра заказали один килограмм брауни, и я справляюсь за час, а бывает и десять килограммов, тогда, соответственно, дольше работаю. В среднем же речь идет о четырех-пяти килограммах выпечки, и чтобы испечь их, нужно три-четыре часа.

- Сложно вообще было возвращаться к гражданской жизни?

- Р. Н.: Мне очень повезло, что Юля была готова к тому, что я вернусь, возможно, немножко другим, чем был. Было проще, я попал, скажем так, в более благоприятную среду, и у меня не возникало сомнений, что в случае каких-то тревожных состояний я могу обратиться к психологу. Это очень помогло мне сначала и потом еще через некоторое время, потому что иногда бывают такие волны: какие-то воспоминания находят, появляется чувство беспомощности. И это то, что я на себе почувствовал: когда у тебя есть знакомые, которые продолжают воевать, вы общаетесь и тебе пишут, что был бой, кто-то погиб... И ты понимаешь, что ничем не можешь помочь.

- Ю. К-Н.: Но ты не можешь помогать и физически находиться на фронте постоянно. Наша история и история бренда Veterano, миссия нашего бренда, среди прочего, заключаются в адаптации через труд, в популяризации социального предпринимательства, в построении классной ролевой модели. Вот пример семьи, пример того, что есть работа, тебе есть куда возвращаться, ты не будешь воспринимать себя как чужого в гражданской жизни, тебя понимают не только на фронте и ты нужен не только там. Мне кажется, что для мужчин и женщин, которые возвращаются с опытом войны, чрезвычайно важно чувствовать себя нужными и вовлеченными здесь.

10% от прибыли брендов, которые являются частью Veterano Group, идут на поддержку семей погибших. Это тоже своеобразное волонтерство и определенная помощь. В этом смысле пребывание Ромы на Востоке и его служба перешли в другой формат. Я знаю многих людей, которые были волонтерами с первого года войны - очевидно, что они выгорают и на их место должен приходить кто-то новый. Тот, кто хочет помогать, может делать это разными способами.

Я знаю ребят, которые служат четвертый год и остаются на Востоке, но это их сознательный выбор. И это вовсе не означает, что ты должен помогать, только находясь на фронте. Мне кажется, мы все живем в сложных обстоятельствах и во время перемен, когда ты предстаешь перед постоянным выбором. Наш выбор - развивать историю Veterano, мы понимаем, что речь не идет о больших прибылях или построении бизнес-империи. Это больше о миссии бренда и какой-то поддержке тех, кто возвращается. Мне кажется, то, что мы можем сделать сейчас - это показать, что ветераны могут начинать что-то свое, что они нужны в мирном обществе, могут быть конкурентоспособными на различных рынках, выходить на самые большие сцены, говорить о том, что думают, они, в первую очередь, личности, а уже потом - люди с опытом войны. Это и есть адаптация, это и есть построение нового себя в обстоятельствах мирного мира.

- Вы написали в Facebook: "То самое ощущение, когда "Голос країни" посмотрел комбат". Что это за ощущение?

- Р. Н.: Товарищ, который сейчас на передовой, написал мне: "У тебя есть номер комбата?" Я спрашиваю: "Что случилось? В каком он настроении?" Тот отвечает, что все хорошо, просто комбат нашел твое выступление на Youtube-канале "Голосу країни". Я перезвонил, он поздравил меня, сказал, что выступление было хорошее. Хотел еще передать привет от немного более высокого командования, но оно уже уехало. Конечно, было приятно.

- Ю. К-Н.: Добавят нам просмотров немного (смеется).

- Р. Н.: Общение с комбатом - это всегда определенное волнение, трепет в душе, так сказать: никогда не знаешь, с какими новостями они звонят.

- Ю. К-Н.: В тот момент я говорила Роме, что если бы это было что-то плохое, то с тобой связались бы гораздо раньше и в другой форме.

- Как изменилась ваша жизнь после эфира?

- Ю. К-Н.: После эфира это надо было видеть! Я веду профиль Veterano Brownie в Instagram, подписчики у нас появлялись с невероятной скоростью! Оповещения просто летели по экрану телефона - люди подписывались именно в момент, когда Рома сказал это со сцены в эфире. И тут вдруг начинают звонить друзья, знакомые, соседи...

- Р. Н.: Мама!

- Ю. К-Н.: Одноклассники, родственники... Словом, все те люди, с которыми ты не общался много-много лет, но они все смотрят телевизор.

- Р. Н.: И сразу стало ясно, кто его смотрит.

- Ю. К-Н.: Да! И вот в этом состоянии мы забыли, что у нас есть форма для заказов. Открываю ее - а там необработанные с десяток заказов, и они все добавляются и добавляются! И ты так думаешь: "Оу, как все успеть теперь?.."

- Р. Н.: Но ничего, разгребли.

- Ю. К-Н.: А что делать, мы всегда разгребаем. Иначе мы бы этим не занимались.

- Р. Н.: Никто, правда, не видит, какими усилиями, но это уже наша кухня, то, что остается за кадром.

- Почему именно "Голос країни" на телеканале "1+1"? Когда вы решили, что пойдете и выступите?

- Р. Н.: Мне написала кастинг-менеджер и предложила принять участие в отборочном туре "Голоса". В 2013-м я тоже участвовал в кастинге в Харькове - провалил отбор. С самого начала я достаточно осторожно относился к участию в шоу, потому что знал, что надо будет делиться какими-то своими переживаниями, воспоминаниями, которые уже, возможно, хотелось бы отложить и забыть. Но все равно их важно проговаривать. Это хороший способ показать другим то, о чем говорила Юля: мы такие, как и остальные, мы ничем не отличаемся. Да, есть военный опыт, но он никоим образом не влияет на, скажем, музыкальные таланты. И на самом деле по ходу участия я уже понимаю: мне есть что сказать. После первого эфира побратимы, знакомые, военные, говорили: "Ты молодец", "Покажи им там", "Передай от нас, что мы нормальные!" Не надо делать разделений на то, кто ветеран, а кто угроза для общества, все эти разговоры о 93% и еще что-то подобное.

Роман Набожняк Фото: пресс-служба 1+1

- Ю. К-Н.: Есть очень мощный информационный дискурс, его создали с начала войны: героизация, сакрализация...

- Р. Н.: Стереотипы, ярлыки...

- Ю. К-Н.: Да: "он защищал неньку-Украину", "она дождалась" и другие пафосные истории, которые очень оторваны от реальности.

- Р. Н.: Поэтому я очень рад, что у меня есть возможность выйти как участнику "Голосу країни" на общих основаниях с другими вокалистами.

- Ю. К-Н.: Понятно, что это суперопыт и супервозможность говорить от первого лица, рассказывать свою историю. Возможно, Рома скромно воспринимает эту свою роль, но я считаю, что когда есть возможность, талант, начинаешь что-то новое и можешь говорить о том, что тебя беспокоит, то это обязательно надо делать. Роман - часть военного и ветеранского сообщества. Если мы взяли на себя ответственность говорить от имени этого сообщества, защищать его ценности, поддерживать его миссию, то сцена "Голосу країни" очень важна, это большая аудитория. Очевидно, что аудитория тех, кто приходит в Pizza Veterano, - это люди, имеющие отношение к войне, им не нужно объяснять, что происходит. А вот аудитория телевидения гораздо шире.

- Р. Н.: И она гораздо разнообразнее. Если в своем Facebook ты можешь формировать ленту, забанив кого-то, кто не согласен с твоим мнением, то в случае с "Голосом країни" - это гораздо большее разнообразие взглядов и разные аудитории, к которым нужно донести свой месседж. Возможно, это по-настоящему способствует какому-то объединению и взаимопониманию между людьми с военным опытом и без него. Мне кажется, сейчас важно держаться объединенными в нашей стране, если мы хотим достичь желаемого результата - победы и в результате мира. Потому что мир наступит только после победы на условиях победителя.

Роман Набожняк Фото: пресс-служба 1+1

- Как вы сейчас расставляете приоритеты в занятости? Участие в "Голосі країни" отнимает много времени?

- Р. Н.: Ну, знаете, у дяди Илона Маска и SpaceX, и Tesla, и как-то он может справиться, поэтому, думаю, я с этим тоже справлюсь.

- Ю. К-Н.: Главное - соблюдать дедлайны немножко лучше, чем Илон, а все остальное получится.

- Р. Н.: Недаром же, наверное, говорят, что бизнес - это последовательность контролируемых неудач...

- Ю. К-Н .: За которые ты иногда еще и получаешь деньги.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Кремль пошел по пути Африки: решение по Сенцову приняли, но его заблокировал Путин

Пока украинский политзаключенный Олег Сенцов продолжает голодать в российской тюрьме, Путин выжидает удобный момент для освобождения узников Кремля

Если Путин пойдет пробивать коридор в Крым, его встретит одна из лучших армий мира - Мустафа Джемилев

Мустафа Джемилев считает, что Путин не будет спасать жителей аннексированного Крыма, которые могут остаться без пресной воды

Если Россия мирно не вернет Донбасс, Украина перейдет к "плану Б" - дипломат

Экс-посол Украины в Хорватии Александр Левченко о хорватском опыте возвращения оккупированных территорий и его применении к Донбассу и Крыму

Новости партнеров

Загрузка...