РУС. | УКР.

вторник, 30 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.39
Общество

Предчувствие войны. Что рисовали художники 30 лет назад

В конце прошлого века действительность воспринималась трагичнее, чем сейчас

В конце прошлого века действительность воспринималась трагичнее, чем сейчас Влада Ралко. Из серий "Китайский эротический дневник" (2002), "Спортивная" (2004), "Школьная цигейка" (2004–2007) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

В PinchukArtCentre открылась выставка "На грани. Украинское искусство 1985-2004". Задуманная как ретроспектива ключевых игроков альтернативной национальной художественной сцены экспозиция, однако, представляет отнюдь не только академический интерес. Ведь, кажется, то, что увлекало и волновало мастеров contemporary art два-три десятилетия назад, во многом продолжает оставаться актуальным в обществе и сегодня. Прежде всего, это тема войны кажется, что она шла уже в те годы, хотя 10, 20 и 30 лет назад на востоке еще не стреляли.

Для заместителя арт-директора PinchukArtCentre Бйорна Гельдхофа выставка "На грани" — второй крупный проект в течение месяца: в начале мая он как куратор представил экспозицию "Надежда" в национальном павильоне Украины на Венецианской биеннале. Там, в стеклянном параллелепипеде, установленном на набережной Riva dei Sette Martiri, тон задают сплошь молодые художники. В Киеве героями являются, грубо говоря, их старшие братья, отцы и деды. Правда, демонстрируемые "На грани" работы они создавали примерно в возрасте сегодняшних "венецианцев". И, что любопытно, воспринимали действительность куда трагичнее и обреченнее. Хотя в те годы еще не было войны, ставшей едва ли не основной темой нашей "Надежды" в Венеции. А, впрочем, как знать. Возможно, война у нас вообще никогда не прекращалась, просто мы из-за своей беспечности ее не замечали.

Свои задачи Бйорн Гельдхоф, между тем, формулирует вполне академично. Например, заявляет, что пытается доказать нынешней выставкой условность разделения генерации, активно выдвинувшейся на украинскую художественную сцену в середине 1980-х — начале 1990-х годов, на направления "Новой волны", "Харьковской школы фотографии" и "Одесского концептуализма". Дескать, все эти артисты, равно как и мастера, формально ни к каким группам не принадлежавшие, по сути, исследовали тождественные проблемы. Идея, к слову, банальнее некуда. Давно очевидно, что все эти художники интересны не тем, что когда-то обитали рядом в сквотах или подписывали какие-то общие манифесты, а именно индивидуальной узнаваемостью. Любопытно, однако, их во многом схожее восприятие мира. Изначально к человеку не благоволящего, а иногда — агрессивно его унижающего. Разумеется, все мы прочно зазубрили истину, что современное искусство обязано быть провокационным, шокировать, нарушать наше благостное внутренне равновесие, идти наперекор нормам и стереотипам. Но в "На грани" внезапно изумляет как раз то, что работы, некогда воспринимавшиеся как позерские жесты, откровенное хулиганство или эгоистическая игра с намеренно грязными образами реальности, теперь выглядит как неопровержимые документы общественной тупости, низости и энтропии.

Кажется, сам куратор не предполагал такой результат. Бйорн Гельдхоф — человек с обостренным нюхом на подлинность, железной хваткой и самоуверенной волей, несомненно, как это случалось и раньше, мыслит не только философией, но и зрелищностью экспозиции. Полноту художественной картины очерченного им исторического двадцатилетия выставка, по-видимому, передать не способна. Прагматика-куратора интересуют, главным образом, первые имена, так сказать генералитет украинского contemporary art, в крайнем случае, полковники. Что, кстати, для человека, с художественным процессом этого периода знакомого поверхностно (а такая публика, в общем, и превалирует среди посетителей PinchukArtCentre), наверное, даже благо.

Борис Михайлов. Из серии "История болезни" (1997–1998) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Борис Михайлов. Из серии "История болезни" (1997–1998) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Андрей Сагайдаковский. Из серии "Студии анатомии" (кон. 1980-х) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Арсен Савадов. Из серии "Донбас-Шоколад" (1997) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Василий Цаголов. "Криминальная неделя" (1994) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Влада Ралко. "Говори об этом тише" (2008) из серии "Ревность к реальности" Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Илья Чичкан. "Спящие принцы Украины" (1997) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Леонид Войцехов. "Между прочим" (1983-2015) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Нацпром. Из серии "Украинские деньги" (1995) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Оксана Чепелик. "Хроники от Фортинбраса" (2001) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Олег Голосий. "Мост" (1992) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Олег Тистол. "Воссоединение" (1988), слева Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Павел Маков. "Фонтан истощения" (1995–2003) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Юрий Лейдерман. "Места, где я был счастлив" (1995) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Юрий Лейдерман. "Места, где я был счастлив" (1995) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Юрий Лейдерман. "Без названия" (1985–1987) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Сергей Братков. Из серии "День ВДВ» (2002) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Сергей Братков. Из серии "Золотая война" (2009) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1
Юрий Рупин. Из серии "7 ноября" (1985) Фото: Сергей Ильин/PinchukArtCentre

pinchukartcentre.org

1 / 1

В конце концов, признаем, что кураторские концепции рядовому зрителю обычно до лампочки. Он реагирует на сам артефакт. А первоклассных работ в экспозиции — уйма. Причем, отдадим должное организаторам, отобраны и поданы они замечательно. Несомненное достоинство этой коллективной выставки — очень умелая фокусировка на конкретных индивидуальностях. Мало того, что практически все художники представлены здесь своими кульминационными, созданными в расцвете таланта, в максимальной энергетической и интеллектуальной концентрации произведениями — они еще зачастую имеют собственные боксы и даже залы, где показывают свои, можно уже смело утверждать, классические серии. Например, "Китайский эротический дневник" Влады Ралко, в котором ее фирменная техника расчлененных персонажей еще первозданно наивна. Или "Книга дней" Павла Макова, использовавшего для офортов личные письма, фотографии из семейного архива и квитанции из официальных служб. Или "История болезни" Бориса Михайлова, беспощадно запечатлевшего на периферии развалившегося Советского Союза вызывающе уродливых бомжей, оборванцев, беспризорников и инвалидов. Или "Коллективное красное" Арсена Савадова, запускавшего в свое время полуголых фриков на коммунистические митинги. Или эскапистские коллажи "Третьего тысячелетия" Юрия Лейдермана, дезавуирующего газетные новости жирными пятнами супа.

На выставке, кстати, есть и знаменитое видео Сергея Браткова "Банка супа" со старушкой, хлебающей в общепитовской столовке принесенное из дома жидкое варево. И не менее знаковые "Молочные сосиски" Василия Цаголова — самодеятельный триллер 1994 года о маньяке, изготавливающем из фарша своих жертв бифштексы. И фильм 2001 года "Хроники Фортинбраса" Оксаны Чепелик, где два урода в цехе заброшенного завода манипулируют с обнаженным женским телом под публицистические реплики Оксаны Забужко. Терзаемая героиня в этом видео однозначно идентифицируется с Украиной. Истязают ее, безусловно, не внешние враги, а внутренние оккупанты.

Парадоксальным образом новая экспозиция в PinchukArtCentre заставляет задуматься и о том, что, попустительствуя этим внутренним оккупантам, смиряясь с собственными пороками — алчностью, равнодушием, лицемерием, ложью — мы облегчаем задачи внешним агрессорам. И причина наших неудач, возможно, скрыта в нас самих.

На выставке, среди прочего, демонстрируется эпатажный проект Ильи Чичкана "Спящие принцы Украины" (1997) — мертвые младенцы с дорогими перстнями, сережками и кулонами. Драгоценности успокаивают, словно заставляя забыть, что перед нами все же покойники, так ничего и не создавшие, ничем мир не обогатившие. Художники, чьи работы представлены сейчас в PinchukArtCentre, не испугались заглянуть за грань. Это, кажется, очень полезный и актуальный опыт.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Писатель Андрей Кокотюха: Есть схема, по которой можно объединить украинцев

Украинский писатель Андрей Кокотюха в интервью Апострофу рассказал, как можно объединить украинцев с помощью литературы и каких героев недостает современной украинской культуре

Сергей Жадан: Я знаю огромное количество патриотов Украины, которые говорят на русском языке

Украинский писатель Сергей Жадан о своем новом романе Интернат, о специфике Донбасса и русскоязычных патриотах

Новости партнеров

Загрузка...