РУС. | УКР.

вторник, 28 марта
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.12
Мир

Хаос в Ливии: на что надеется Путин

Пока российская стратегия в Ливии выглядит противоречивой

Пока российская стратегия в Ливии выглядит противоречивой Халифа Хафтар рассчитывает получить от России помощь для своей армии Фото: EPA/UPG

Ливия – часть общих планов Москвы по укреплению российского влияния на Ближнем Востоке. Еще одна страна, где можно попытаться получить роль миротворца. Но, в отличие от Сирии, в Ливии Москва выступила не на стороне признанной де-юре власти, а военного, отказывающегося сложить оружие – Халифы Хафтара. Ранее "Апостроф" писал о предвестниках российского вмешательства в ливийские дела. Теперь эти планы становятся все более очевидными. Но менее очевидны цели, которых Россия хочет и способна достичь.

Признаки и мотивы

О намерении российского руководства вмешаться во внутренние дела охваченной войной Ливии теперь свидетельствуют не только регулярные визиты, но и вполне конкретные военные планы. Как сообщило информагентство Reuters, на египетской базе Сиди-Баррани, в 100 км от границы с Ливией, разместилось подразделение российский сил специальных операций – 22 человека. Там же будут базироваться и российские разведывательные беспилотники. Очевидная цель – оказание поддержки маршалу так называемой Ливийской национальной армии Халифу Хафтару.

В январе Хафтар встречался с российскими военными на борту авианосца "Адмирал Кузнецов", который зашел в порт ливийского города Тобрук на пути из Сирии в домашние воды. Ранее в 2016 году Хафтар пару раз посещал РФ, встречался с секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым. А во время встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым просил о поддержке для своей армии (о том, почему "своей", а не "ливийской" – дальше). Хафтар, если верить сообщениям СМИ со ссылкой на источники в его окружении, рассчитывал, что Россия отменит эмбарго Совета безопасности ООН на поставки оружия в Ливию или передаст вооружения посредством третьей стороны. Просил маршал у Кремля и начать военную операцию против боевиков-исламистов Ливии.

Пока Россия не пошла по проторенной в Сирии дорожке. Не собирается Москва, как следует из заявлений российских чиновников, и отменять эмбарго, беспокоясь за дальнейшую судьбу вооружений в нестабильной стране. Это не мешает, впрочем, предположить, что скрытые поставки оружия в Ливию уже могли пройти. Западные СМИ сообщали, что на упомянутой встрече в январе договорились о соответствующей схеме при продаже вооружений Алжиру.

В армии Египта отрицают размещение российского спецназа на своей территории. Ожидаемо опровергла эти сообщения и Москва. Но своим комментарием пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков непрямо подтвердил, что Россия имеет в этой стране свои интересы: "…какое-то излишнее вмешательство России в ливийские дела вряд ли возможно и вряд ли целесообразно. Но тем не менее это не означает, что Россия не контактирует с теми сторонами, с которыми считает нужным".

Россия на самом высоком уровне хвалила Хафтара за борьбу против терроризма и сохранение независимости Ливии. Как известно, к этой стране Кремль питает особые чувства, активно спекулируя на том, в какой хаос свалилось государство после совместной операции стран НАТО в поддержку восстания и свержения Муаммара Каддафи.

Египет, который в последнее время активно сближался с Россией, также поддерживает в Ливии именно Хафтара, как и ОАЭ. Важным в этом аспекте кажется то, что Хафтар по своей сути является военным диктатором, как и президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, и на словах жестко выступает против исламистских сил. Поэтому Каир, вероятно, подключится к российской операции, если такая будет. Россия все еще может использовать вооруженные силы за границей без объявления войны и не нарушая собственное законодательство – согласно решению Совета Федерации от 2015 года.

Как пишет для российского интернет-издания Republic эксперт-международник Владимир Фролов, у России в Ливии есть три цели. Во-первых, продолжить возрождение статуса РФ как глобальной державы. А это включает и ограничение влияния США, и участие в разрешение кризисов. Во-вторых, противодействовать цветным революциям, "добиться обратимости поддерживаемых Западом народных восстаний против суверенных диктаторов". В-третьих, восстановить сеть государств-клиентов на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Грубо говоря, монетизировать "борьбу с терроризмом" за счет баз и выгодных контрактов на закупку российский вооружений, а также освоения месторождений нефти и газа и строительства транспортной инфраструктуры. После свержения Каддафи провалились дорогие контракты.

Внутренняя кухня

Халифа Хафтар имеет богатое прошлое: из союзника Муаммара Каддафи он превратился в противника, сбежал в США, по некоторым данным, стал агентом ЦРУ и в Чаде готовил силы для свержения Каддафи. Другими словами, надежным союзником его не назовешь.

Хафтар, если быть до конца точными, – представитель нелегальной ливийской власти. "Ливийская национальная армия" (ЛНА) поддерживает так называемую Палату представителей Ливии. Та потеряла статус легитимной после соглашения, подписанного по инициативе ООН и при содействии США, стран ЕС и ведущих государств региона год назад в Марокко. Тогда было сформировано Правительство национального согласия (ПНС) во главе с Файезом ас-Сарраджем, заседающее в Триполи и объединившее умеренные происламские силы и представителей светских политических течений. Хафтар и его союзники из "Палаты представителей Ливии", которых ранее, с 2014 года, на Западе как раз и считали законными властями этой страны, отказались признать ПНС и сложить полномочия.

В Триполи также находится непризнанное умеренно исламистское Правительство национального спасения во главе с "премьером" Халифой Гвеллом (аль-Гави). 14 марта в Триполи начались уличные бои с применением тяжелой техники между сторонниками Гвелла и силами ПНС. Столкновения в столице проходят регулярно. И ПНС на самом деле с трудом поддерживает стабильность на подконтрольных ей территориях на севере и в центре Ливии.

Россия настаивает на необходимости диалога между Правительством нацсогласия и всеми общественно-политическими движениями, племенными группами и национальными меньшинствами Ливии, выступая за его включение в новое руководство страны. Не остается сомнений, что именно он должен стать проводником российских интересов в Ливии.

Хотя Хафтар не представляет признанную власть, западные страны вынуждены с ним считаться, несмотря на сообщения ООН о пытках и незаконных убийствах его военными, – ЛНА контролирует наибольшую часть Ливии, в основном на северо-востоке. В начале марта силы Хафтара потеряли контроль над нефтеналивными портами Рас-Лануф и Эс-Сидр, но отвоевали их у исламистов 14 марта. Не исключено, что с помощью российских сил. Собственно, в этом временном промежутке и могло быть принято окончательное решение о формировании подразделения спецназа.

Потенциал вмешательства

Особое внимание на Ливию и на российскую активность там обращают в Европе, ведь эта страна на средиземноморском побережье стала транзитным пунктом для беженцев и мигрантов из многих стран Африки. Европейские страны согласны с российской идеей включения Хафтара во власть. В Правительстве национального согласия также готовы были сделать его министром обороны и главнокомандующим. Правда, против был сам Хафтар. Разумеется, с надеждой на то, что в будущем сможет рассчитывать на более весомую роль и контроль над всей Ливией. Впрочем, пока у ЛНА нет соответствующих ресурсов. Да и сама ЛНА по сути – не армия, а совокупность группировок, которые опираются на поддержку многочисленных племен. Хафтар возглавляет силы, которые вряд ли готовы и способны действовать где-либо, кроме своих родных земель. А значит, требуется расширение военного присутствия. Например, за счет России.

Российские военные обозреватели, с которыми ранее общался "Апостроф", говорили об игре Кремля в геополитику. В начало новой, после Сирии, военной операции на Ближнем Востоке они не верят хотя бы из-за финансового фактора. Поэтому в Ливии Россия в самом масштабном варианте ограничится развертыванием авиации, но и этот вариант им кажется маловероятным. Поставки оружия и консультативная помощь, конечно, вполне возможны.

"Роснефть заинтересована в том, чтобы развивать свои проекты в этой стране, – сказал "Апострофу" военный обозреватель и главред российского "Ежедневного журнала" Александр Гольц. – Можно предположить, что в какой-то момент интересы российских лидеров и эти нефтяные интересы совпадут, и Россия предпримет некое ограниченное вмешательство. Вмешательство, в силу расстояния и многих других причин, будет сугубо ограниченным. Я не думаю, что ставится стратегическая задача осуществления операции, которая обеспечит полный контроль этого маршала над Ливией". К тому же, отметил Гольц, сообщения о появлении российского спецназа пока не подтверждены.

Reuters утверждает, что в МИД РФ понимают ограниченность возможностей ливийского маршала и хотели бы его вхождения в новое правительство. С более радикальными идеями выступает Минобороны, рассчитывающее на то, что после оказания массированной поддержки Хафтар сможет контролировать всю страну.

Вероятно, пока Россия не имеет окончательной стратегии в отношении Ливии или же намеренно создает видимость ее отсутствия. Если Хафтар собственными силами не способен взять под контроль всю территорию Ливии, а Россия не собирается начинать масштабную операцию, вмешательство лишь подогреет противоречия и поднимет градус противостояния в и так нестабильной стране. Что очевидным образом может повлиять на интересы стран ЕС, которые находятся по другую сторону Средиземного моря. Но, может, это как раз то, что нужно России?

"Вряд ли стоит предполагать, что Россия имеет некий единый план по Ливии, – отвечает Александр Гольц. – Разные группы интересов преследуют разные цели. Если совсем цинично подходить к этому вопросу, то действительно любой беспорядок на Ближнем Востоке выгоден России с той точки зрения, что это поднимает цены на нефть. Но это вступает в противоречие с желанием играть роль великой державы на Ближнем Востоке, демонстрировать флаг – все, что мы видим в Сирии".

Важный момент: Халифа Хафтар даже в сравнении с Башаром Асадом не является законным правителем. В глазах США и стран ЕС усилия России по дестабилизации Ливии будут выглядеть, как еще одна попытка плюнуть в лицо Западу, что явно не сыграет на пользу восстановлению отношений.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Друзья в обмен на санкции: сколько продлится дружба России с Израилем и Турцией

Россия стала участвовать в сирийском конфликте, чтобы получить возможность воздействовать на США и другие ключевые державы.

Мир в Сирии ищут в Астане: к чему приведут новые переговоры

В Астане 23 января начинаются мирные переговоры по Сирии, Апостроф разбирался в их перспективах

Эрдоган и трон султана: что будет с Турцией после изменения конституции

Конституционные изменения, за которые проголосовал парламент, наделяют президента Турции, исключительными полномочиями. Если за реформу проголосуют граждане Турции, это откроет путь для концентрации власти в руках Реджепа Тайипа Эрдогана.

Новости партнеров

Загрузка...