RU  UA

среда, 11 декабря
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
23.50

Лига чемпионов 2019/20: новости, результаты, видео

Проиграет "белый" бизнес: почему в борьбе с офшорами нельзя победить

Украина намерена выполнять План действий BEPS

Украина намерена выполнять План действий BEPS Фото: Getty Images

В Украине грядет деофшоризация экономики. Согласно программе действий правительства, эта цель будет достигаться путем реализации в стране международной программы противодействия искусственному выведению прибыли из-под налогообложения. "Апостроф" разбирался, насколько такие планы властей реалистичны, и нет ли в этом угрозы для добросовестных бизнесменов.

Кабинет министров намерен провести деофшоризацию украинской экономики. Об этом говорится в программе деятельности правительства, которую одобрила Верховная Рада.

Добиться этого планируется путем "последовательного воплощения плана действий по противодействию размыванию налоговой базы и выведению прибыли из-под налогообложения (ВEPS), направленного на предотвращение злоупотреблений международными соглашениями об избежании двойного налогообложения".

План BEPS (Base Erosion and Profit Shifting) - разработанный Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) План действий, который был запущен странами "большой двадцатки" в 2013 году. Реализация этого плана направлена на борьбу с схемами по искусственному выводу доходов из стран с высокими налогами, где они и генерируются, в страны с низкими или нулевыми ставками - в так называемые "налоговые гавани". Одним из главных положений этого плана является то, что он позволяет налоговым органам разных стран обмениваться соответствующей информацией.

План BEPS предусматривает 15 мер по борьбе с размыванием налоговой базы и выведением прибыли из-под налогообложения, при этом есть так называемый "минимальный стандарт" Плана BEPS, состоящий из четырех пунктов, и именно их обязалась внедрить в своем правом поле Украина, когда присоединилась к нему в 2017 году. В рамках этого "минимального стандарта" наша страна должна отменить вредные (недобросовестные) налоговые режимы, изменить нормы по трансфертному ценообразованию, внести изменения в соглашения с другими государствами об избежании двойного налогообложения, а также повысить эффективность механизмов разрешения споров с другими странами по налоговым вопросам.

В нашу гавань заходили корабли

На сегодня офшорами можно считать несколько десятков стран и отдельных зон на территории некоторых стран, где функционирует льготный режим налогообложения (к последним, например, относится американский штат Делавэр). В некоторых государствах, помимо прочего, отсутствует какая-либо финансовая отчетность и контроль со стороны властей. К таким офшорным зонам относятся, в частности, Багамские острова, Британские Виргинские острова, Каймановы острова, Белиз. Есть и более "респектабельные" офшоры, к которым причисляют Ирландию, Гибралтар (Великобритания), остров Мэн (Великобритания), Гонконг (специальный административный район Китая, бывшая британская колония). Есть и другие юрисдикции, которые формально не являются офшорами, но в которых бизнес чувствует себя очень даже комфортно – среди них, пожалуй, наиболее популярным является Кипр (официально статус офшорной зоны Кипр утратил в 2004 году, когда вступил в Европейский Союз).

Если еще несколько десятилетий назад использование бизнесом офшорных зон считалось делом совершенно обыденным и непредосудительным, то в последнее время многие государства ополчились на тех, кто выводит прибыль за границу и не желает платить налоги дома. Время от времени в прессе всплывают данные об офшорных компаниях или счетах известных представителей бизнеса, политики, спорта, индустрии развлечений.

Один из наиболее громких офшорных скандалов был спровоцирован обнародованием весной 2016 года "панамского досье". Сам скандал с чьей-то легкой руки получил название "панамагейт". В частности, бывший в тот момент премьер-министр Исландии Сигмюндюр Гюннлейгссон, который, по иронии, пришел к власти под лозунгом борьбы с офшорами, оказался владельцем офшорной компании, и под давлением общественности вынужден был подать в отставку.

Не обошел стороной "панамагейт" и Украину. Самым известным отечественным "фигурантом" скандала стал тогдашний президент Петр Порошенко, у которого обнаружились аж три "офшорки". Сам Порошенко тогда заявил, что его офшор был создан не для уклонения от уплаты налогов, а для передачи бизнеса в управление банку Rothschild.

Украинские бизнесмены, в том числе те, кого принято называть олигархами, с начала 1990-х, а некоторые даже с конца 1980-х, активно включились в процесс оптимизации налогообложения и выведения из-под него прибыли, используя для этого офшорные зоны. Помимо так называемого размывания налоговой базы, использование офшоров отечественным бизнесом было обусловлено желанием "отмыть" полученные преступным путем доходы и/или защитить свои активы от рейдерских захватов со стороны конкурентов или властей.

Закономерным результатом офшоризации украинской экономики стало то, что практически любая транзакция по купле-продаже находящегося в Украине актива осуществляется между, условно говоря, двумя кипрскими компаниями с замысловатыми названиями, конечными бенефициарами которых являются известные отечественные олигархи. Кроме того, крупнейшим "инвестором" в Украину на сегодня является все тот же Кипр, что в реальности означает только одно: украинский бизнес реинвестирует свой ранее выведенный из страны капитал под видом иностранного.

Деофшоризация на паузе

По идее, выполнение Плана BEPS, даже в неполном объеме, как следует из обязательств Украины, должно положить конец порочной практике уклонения от налогов и выведения прибыли из страны.

"Это - хороший, важный механизм, обойти BEPS не так непросто", - сказал "Апострофу" специалист отдела продаж долговых ценных бумаг инвестиционной компании Dragon Capital Сергей Фурса.

Но отечественный бизнес использует самые разные ухищрения для того, чтобы не платить налоги, и одно из них состоит в том, что некоторые компании в своей финансовой отчетности сознательно занижают прибыль или "рисуют" убытки: нет прибыли – нет налога. Но это чревато тем, что "настанет такой момент, когда к вам придут и наваляют", говорит Сергей Фурса. А потому, куда безопаснее не платить налоги на законных основаниях.

И таким основанием может стать замена нынешнего налога на прибыль налогом на выведенный капитал. Автором этой идеи является экс-президент Петр Порошенко, который внес соответствующий законопроект в Верховную Раду как неотложный. Суть предложения такова: отмена налога на прибыль лишит смысла ее скрывать, при этом, если бизнес вместо того, чтобы выводить капитал из Украины – прежде всего, ту же прибыль в виде дивидендов – реинвестирует его внутри страны, также будет избавлен от необходимости платить налог. Впрочем, законопроект, несмотря на всю его неотложность, так и не был рассмотрен парламентом, а впоследствии - и вовсе был отозван. Но идею еще в ходе избирательной кампании подхватил нынешний глава государства Владимир Зеленский, однако позже он заявил, что в текущих реалиях ее реализация невозможна. Главная причина – риск образования многомиллиардной бюджетной дыры – то есть, получается, кто-то налог на прибыль в Украине все-таки платит.

Против такого "налогового маневра", кстати, выступает и главный кредитор нашей страны – Международный валютный фонд (МВФ) – по указанной выше причине. Поэтому пока предложение по налогу на выведенный капитал отправлено в архив.

При этом, по словам Сергея Фурсы, введение такого налога будет означать создание в Украине "внутреннего офшора", по крайней мере, в том, что касается налогообложения прибыли.

Однако, в любом случае, полностью офшоры не "умрут", и украинский бизнес, как и раньше, будет открывать компании в иностранных юрисдикциях и через них проводить транзакции, считает руководитель аналитического департамента инвестиционной компании Concorde Capital Александр Паращий. В комментарии "Апострофу" он сказал, что делается это потому, что в иностранной юрисдикции это безопаснее: "Там работают законы, и именно поэтому все крупные сделки, обычно, заключаются через компании с иностранной юрисдикцией – необязательно это офшор. Если что-то пошло не так, можно пойти в европейский суд и рассчитывать на справедливое решение".

Да и со "всемирной борьбой" с офшорами на сегодня, оказывается, не все гладко. Как рассказал в разговоре с изданием директор экономических программ аналитического центра "Украинский институт будущего" Анатолий Амелин, международная практика противодействия офшорам "замерла в плане имплементации BEPS", и эффективность этого Плана как инструмента некоторыми аналитиками сегодня даже ставится под сомнение: "Страны ставят на паузу дальнейшую имплементацию до момента пересмотра принципов и правил BEPS".

При этом, по словам эксперта, Украина уже имплементировала ряд требований BEPS через другие инструменты, и "то, что мы сейчас пытаемся активизировать (процесс присоединения к Плану BEPS, – "Апостроф"), это, скорее, больше инициатива самой Украины, нежели требование к Украине".

Имитация борьбы

Вместе с тем, считает Анатолий Амелин, имплементация BEPS в том виде, в котором она сегодня предлагается, "повысит административное давление на бизнес, а эффекта деофшоризации не даст, потому что его нельзя получить без "убийства" тех инструментов оптимизации налогов, которые в Украине работают". "А они сохранятся и будут работать даже при усилении требований BEPS, потому что у нас неэффективная судебная система, у нас можно откупиться, можно, извините, "порешать", и, соответственно, эта "теневая" часть украинской государственной системы нивелирует все позитивные новации, которые хотелось бы здесь имплементировать. Таким образом, проиграет "белый" бизнес, а на "сером" или "темном" бизнесе, который работает вне правового поля, это никак не отразится", - сказал эксперт.

Он также обратил внимание на то, что большая часть транзакций, которые происходят между Украиной и нерезидентскими структурами, проводятся без реальных денежных операций.

"Я могу в Украине, условно, передать кому-то чемодан денег, а на мой счет где-нибудь на Каймановых островах переведут сумму. Да и криптовалюты в этом тоже активно работают (несмотря на технологическую прогрессивность, криптовалюты считаются одним из эффективных инструментов отмывания преступных средств, - "Апостроф"), - пояснил Анатолий Амелин.

Таким образом, делая громкие заявления о деофшоризации, мы усилим давление на бизнес, усложним его работу, но при этом не создадим лучших условий для его развития.

"Поэтому правильнее было бы идти по пути повышения эффективности работы правоохранительных органов, которые реально будут бороться с конвертацией, оптимизацией, а также судебной системы, чтобы выявленные правонарушения доходили до конкретных приговоров и соответствующих наказаний", - резюмировал Амелин.

Пожелавший остаться неназванным собеседник издания, близкий к финансовой сфере Украины, отметил, что борьба с офшорами в стране во многом носит номинальный характер. По его словам, даже в случае более жесткого контроля со стороны государства все равно найдутся лазейки для вывода капитала из страны.

Однако, добавил он, даже чисто декларативная имплементация положений Плана BEPS станет репутационным успехом Украины: "Это улучшит международный имидж страны, и сюда активнее начнут приходить инвестиции".

Новости партнеров

Читайте также

Новости партнеров

;