РУС. | УКР.

пятница, 22 сентября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.24
Политика

Андрей Парубий: Депутатами Верховной Рады управлять невозможно

Спикер парламента рассказал об особенностях своей работы

Спикер парламента рассказал об особенностях своей работы Председатель Верховной рады Украины Андрей Парубий Фото: Униан

Председатель Верховной рады АНДРЕЙ ПАРУБИЙ в первой части интервью "Апострофу" заявил, что гордится уходящим парламентским годом, во время которого были приняты законы, касающиеся визовой либерализации и борьбы с коррупцией. При этом документы по поводу декоммунизации, квот украиноязычных песен на радио, а также обращение ко Вселенскому патриарху Варфоломею Парубий считает даже более важными для страны, чем утверждение нового состава правительства.

- Господин Парубий, из Вашего кабинета только что вышел председатель фракции БПП в парламенте Игорь Грынив. Как часто общаетесь с главой президентской фракции?

- Я довольно часто общаюсь со всеми председателями фракций. Игорь Грынив - глава крупнейшей фракции в парламенте, и я считаю целесообразным, чтобы с ним была частая коммуникация. Без "Блока Петра Порошенко" трудно что-либо решить в парламенте, поэтому я стараюсь с ним обсуждать все вопросы по ключевым направлениям и знать позицию БПП.

- А может ли через парламент пройти вопрос, против которого изначально выступала фракция БПП? Удается ли Вам их убедить?

- Часто работа в парламенте заключается не в убеждении, и тем более не в переламывании кого-то, а в поиске консенсуса. Компромисс приходится искать путем коммуникации. Помню, когда мы начинали сотрудничать в составе рабочей группы по работе над законом о местных выборах, которую я возглавлял, то люди сначала пришли с полярными позициями. Вопрос был не в том, убедит ли одна группа другую, а в том, как из всех этих позиций выйти на то решение, которое поддержит парламент. Я помню, когда мы предложили согласованный законопроект о местных выборах, то он отличался от всех законопроектов, которые изначально были предложены различными фракциями. Вот это и был компромисс.

Сейчас мы обсуждали с Игорем Грынивым несколько вопросов: реформу парламента, декоммунизацию, назначение судей и мы нашли конструктивный формат. Я с Игорем Грынивым знаком с 1989 года.

- Конечно, такое давнее знакомство помогает сотрудничеству. Но как спикеру Вам приходится общаться также с главой фракции "Оппозиционного блока" Юрием Бойко, который, по сути, сегодня возглавляет в парламенте политическую силу, против которой Вы боролись на Майдане.

- Я встречаюсь со всеми главами фракций, и все председатели фракций независимо от того, какую политическую силу они, представляют, присутствуют на встречах. А двусторонние встречи, скажу откровенно, у меня чаще происходят с Игорем Грынивым, Максимом Бурбаком из "Народного фронта", Олегом Березюком из "Самопомочи", а также представителями фракции "Радикальной партии". Я бы сказал, что так исторически сложилось. Но у меня есть и постоянные встречи со всеми главами фракций.

- Встречаться со всеми главами фракций - это Ваш долг как для председателя парламента?

- Нет, не совсем так. Я ввел определенную традицию, когда мы раз в неделю встречаемся в неформальной атмосфере. Мы можем общаться в течение двух-трех часов, и такие встречи не входят в обязательный перечень моих должностных функций.

- Какая атмосфера царит на таких встречах?

- Мы обсуждаем вызовы, стоящие перед парламентом. Мы пробуем вынести политические вопросы за рамки этих встреч, а рассматривать только те проблемы, которые крайне важны для страны. Например, один из последних разговоров касался судебной реформы. Мы обсудили ее плюсы и минусы. Более того, я всем сообщил, что "завтра будут вынесены на рассмотрение парламента и судебная реформа, и изменения в Конституцию". Каждый на встрече высказал свое мнение. Представители некоторых фракций заявили: "Идея хорошая, но мы голосовать не будем".

- Я так понимаю, что на таких встречах Юлия Тимошенко является едва ли не единственной женщиной?

- Нет. На них присутствуют мои заместители Ирина Геращенко и Оксана Сыроид. Так что можно сказать, что у нас бывают по нескольку женщин (смеется). Подобные встречи важны для поиска компромисса. Очень важно также и то, что ничего не извлекается "из-под стола". Например, вопросы внесения изменений в закон о прокуратуре и назначения Юрия Луценко генпрокурором накануне обсуждались на такой вот встрече с главами фракций. Я сказал: "Завтра этот законопроект будет рассмотрен, и если он наберет большинство голосов, то президент внесет в парламент кандидатуру Юрия Луценко". Также накануне принятия закона о судебной реформе я сообщил, что завтра будет рассмотрен законопроект о судоустройстве и статусе судей, и если он наберет большинство голосов, то мы сможем перейти к голосованию за изменения в Конституцию.

Кроме того, предварительные обсуждения снижают напряжение в зале. Я считаю, что очень важно, когда фракции заблаговременно сориентированы и могут подготовиться. Я пытаюсь создать атмосферу доверия между фракциями, чтобы не возникло ощущение, будто кто-то кого-то использует.

Председатель Верховной рады Украины Андрей Парубий (слева) на заседании Согласительного совета руководителей фракций, депутатских групп и председателей комитетов Рады Фото: УНИАН

- Хотя у нас и парламентско-президентская республика, ощущается, что в государственных делах первую скрипку играет все-таки президент.

- В парламенте самой большой фракцией является фракция президентской партии. Так решил украинский народ, выразив на выборах наибольшую поддержку президентской политической силе. И совершенно закономерно, что глава государства, имея самую большую фракцию, существенно влияет на процесс. Иначе и быть не может. Вы просто представьте себе на минутку, если бы президент не имел фракции в парламенте...

- Но через эту крупнейшую фракцию президент может влиять на изменение украинского законодательства таким образом, чтобы сконцентрировать на себе больше полномочий.

- Сегодня в парламенте без БПП не будет принято ни одно решение, но и сама БПП тоже не может единолично принять ни одного решения. Поэтому БПП необходимо согласовывать свои позиции с партнерами из "Народного фронта", с "Самопомиччю" и другими фракциями.

- И с "Оппозиционным блоком"?

- Со всеми. Это может нравиться кому-то или нет, но это факт, с которым мы живем.

- То есть, нет угрозы в том, что президент, пользуясь тем, что имеет самую большую фракцию в парламенте, будет перебирать на себя все больше полномочий?

- Я не думаю. Тем более, что украинский народ способен адекватно отвечать на подобные угрозы. Это показали первый и второй Майданы. Поэтому здесь нет никаких проблем.

- Давайте вернемся к голосованиям, в парламенте. В некоторых ключевых голосованиях, например, за назначение правительства или в голосовании в первом чтении за изменения в Конституцию в части децентрализации, недостающие голоса дает "Оппозиционный блок". Насколько для вас лично это приемлемо?

- Есть вещи за которые они голосуют как и те, за которые не голосуют. Однако большинство голосований происходят без участия "Оппозиционного блока". Я считаю, что декоммунизация в историческом плане гораздо важнее для государства, чем процедура назначения правительства. Я считаю, что обращение ко Вселенскому патриарху Варфоломею, который мы приняли по Поместной Церкви в Украине, гораздо больше в стратегическом плане определяет судьбу государства, чем назначение отдельного министра. Я считаю, что решение по квоте украиноязычных песен на радио гораздо более значительным для страны, чем 0,2 процента плюс или 0,2 процента минус налог. Я также считаю вопрос акцизов по автомобилям очень важным для общества.

- Вы назвали те законопроекты, принятием которых вы гордитесь?

- Это те законопроекты, которыми я действительно горжусь и которые были приняты без участия "Оппозиционного блока". Это те законопроекты, которые, по моему мнению, являются важными для украинского государства. Вопросы национальной безопасности, обеспечения украинской армии, обороноспособности я считаю определяющими для существования украинского государства. Поэтому надо определиться с приоритетами. Мы приняли целый блок законов об информационной безопасности без "Оппозиционного блока".

- Довольны ли Вы тем парламентским годом, который завершается?

- Конечно. Я считаю, что парламент принял сверхважные решения: весь пакет визовой либерализации, антикоррупционные законы. Такое в Украине не принималось никогда. Эти антикоррупционные законы, касающиеся электронного декларирования, реформы госслужбы - это фундаментальные вещи. Я думаю, что мы сами еще не до конца понимаем вес тех законов, которые были приняты парламентом. Только время покажет, к каким кардинальным изменениям они привели.

Председатель Верховной рады Украины Андрей Парубий (слева) и президент Украины Петр Порошенко Фото: УНИАН

- Посещаете ли Вы сейчас заседания так называемой стратегической семерки?

- Я и раньше участвовал и сейчас участвую в различных совещаниях у Президента Украины. Большинство совещаний, на которых я бываю, проходят в широком формате.

- А Арсений Петрович Яценюк еще посещает эти совещания?

- Некоторые да, некоторые - нет.

- Как бы Вы охарактеризовали свои отношения с президентом?

- Они хорошие. Он - главнокомандующий нашей страны, которая ведет войну. Я все время ему повторяю, что, особенно в вопросах национальной безопасности и внешней политики он всегда найдет опору в Верховной раде. Я это говорю очень искренне и откровенно.

Самой большой проблемой, которую имела Украина за всю свою историю, была проблема междоусобиц. Наш шанс в 2005 году был потерян из-за междоусобиц, когда личные амбиции оказались выше государственных интересов. Сейчас я прилагаю все усилия для того, чтобы не возникло противостояния в украинской власти.

- Как часто вы встречаетесь с президентом?

- Трудно сказать, но точно раз или два в неделю мы видимся, и эти встречи происходят в различных форматах.

- Ощущаете ли Вы, что управляете более чем 400 депутатами, пришедшими в парламент этого созыва?

- Ими невозможно управлять. Здесь много самодостаточных людей, которые входят в самодостаточные фракции. С ними можно искать понимание. Я часто говорю, что можно действовать так, что температура в зале будет 38.8, а можно сделать так, чтобы температура была 37.2. Я не так долго работаю председателем Верховной рады Украины, но мне кажется, что мне удавалось снимать наиболее эмоционально напряженные моменты путем коммуникации.

Кроме того, я стараюсь при обсуждении важных вопросов максимально давать возможность высказаться, чтобы все мысли были услышаны. Депутатам от оппозиционных фракций трудно провести через парламент свой законопроект, но им важно высказаться. Я с большим уважением отношусь к тому, чтобы каждый депутат получил такую возможность. В результате, в зале почти не было противостояний и не было слишком большого напряжения.

- Вы упомянули о том, что оппозиционным фракциям трудно "провести" через сессионный зал свои законопроектов. Или все таки есть какие-то законопроекты, которые были предложены оппозиционными фракциями и которые были приняты парламентом?

- Таких законопроектов великое множество. В частности, мы рассмотрели ряд законопроектов от "Самопомочи". От "Оппозиционного блока", правда, не удается принимать законопроекты даже за основу, поскольку почти все они не имеют решений комитетов.

Но в регламенте есть такой пункт, что если в течение 30 дней комитет не принимает решения по законопроекту, то в течение 15 дней субъект законодательной инициативы имеет право обратиться к председателю Верховной рады, который может внести законопроект в повестку дня. На последнем согласительном совете я предложил пользоваться этой нормой регламента. Если в течение 30 дней нет решения комитета, субъект законодательной инициативы направляет мне письмо - и я ставлю законопроект на голосование для включения в повестку дня. У нас даже появилась такая опция: включение в повестку дня сессии по представлению субъекта законодательной инициативы. Теперь фракции могут рассчитывать на то, что их законопроекты будут включены в повестку дня даже без решения комитета.

- Но не заблокирует ли это работу парламента? Народные депутаты этого созыва регистрируют огромное количество законопроектов.

- Здесь очень большая проблема. С одной стороны, приходится выдерживать такое "законодательное цунами", а с другой - надо отвечать на требования депутатов. Поэтому необходимо искать баланс. Есть законопроекты, которые могли бы объединить зал, но они не проходят через комитет, поэтому парламент в сессионном зале по таким законопроектам принимает решение, даже если комитет с этим не согласен.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Трамп очень разочарован Путиным, есть планы помочь Украине – советник президента США

Бывший спикер Палаты представителей США и внештатный советник Трампа Ньют Гингрич о политике президента США и его отношении к Путину

Кремль готов менять стратегию на Донбассе, примерные сроки известны - частная разведка США

Россия, судя по всему, готова урезать или изменить подходы к финансированию оккупированного Донбасса, отмечают в Stratfor

Удар по России или лишний повод выпить: зачем Порошенко группа "друзей по Крыму"

Порошенко собирается создать группу друзей для возвращения Крыма. Апостроф разбирался, насколько это поможет вернуть полуостров

Новости партнеров

Загрузка...