РУС. | УКР.

воскресенье, 16 декабря
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.80
Политика

Читайте нас в Telegram-канале

Перед Украиной стоит три колоссальных вызова - Сергей Тарута

Нардеп о политической ситуации в Украине, предстоящих выборах, а также о войне на Донбассе

О президентских выборах-2019, сложной экономической ситуации в стране, а также о ситуации на Донбассе и способах восстановления мира на Донбассе, об этом и многом другом читайте в интервью народного депутата СЕРГЕЯ ТАРУТЫ "Апострофу".

- В прошлый раз мы с вами общались примерно полтора года назад, тогда вы только презентовали свой новый проект – партию "Основа". Сейчас вы уже официально являетесь кандидатом в президенты от этой партии. Что ещё примечательного произошло за это время?

- Небольшое уточнение - еще не являюсь. На недавнем съезде партии было принято решение, что наша амбициозная сила должна участвовать во всех выборах, в том числе, и президентских. Так как президентская кампания официально начинается 31 декабря, то есть, за три месяца до выборов, официально говорить, что тот или иной кандидат выдвигается – можно будет уже только после этого. Но, да, рейтинговое голосование партии – праймериз - определили, что больше 70% членов партии отдали предпочтение мне как вероятному кандидату в президенты.

- 70% - достаточно высокий уровень поддержки, поэтому есть ощущение, что вряд ли что-то кардинально поменяется до конца года... Но все же, что, помимо съезда, еще произошло в партии? Время организационных работ уже позади, есть еще чем гордится?

- Для начала я бы не стал недооценивать сам съезд. Мы провели его на достаточно высоком уровне, что для большинства также стало неожиданностью. У нас собрались люди, амбициозные во всём – и в жизни, и в работе, и в бизнесе, и естественно хотели показать такой же стандарт и в партийном строительстве, продемонстрировать наш партийный дух, культуру, команду. Многим присутствующим съезд дал эту внутреннюю энергию. Несмотря на то, что все проходило в достаточно компактном формате, мы показали наш стиль, который очень отличает нас от других. Мы показали, что является командой, которая построила практически во всех региональных областных организациях свою партийную сеть. Вот, недавно, к примеру, я был в Хмельницком, где представил руководителя областной организации. И хоть нам говорят, что "ваш электорат на Востоке", такие встречи показывают, что наш электорат - по всей стране, так как мы все хотим мира и желаем, чтобы из страны никто не уезжал. Это возможно только в том случае, если страна начнёт бурно развиваться, и, кстати, план такого развития мы изложили в нашей доктрине "Украина 2030".

До конца года перед нами стоит задача поставить во всех регионах руководителей партийных организаций, что даст возможность работать с региональными лидерами общественного мнения и нести идеологию партии с учётом интересов и всех наших регионов.

Более того, мы разработали "Белую книгу регионального развития", где мы оцениваем перспективы региона, экономики, что мешает раскрыть потенциал региона и что необходимо сделать, чтобы каждый регион начал развиваться и в него приходили инвестиции.

Понимаете, очень стыдно, что в том же Хмельницком за 27 лет независимости Украины иностранных инвестиций в область было всего 172 миллиона долларов. Это в то время, когда маленькое село в Литве привлекает 500 миллионов долларов в год. У такой страны, конечно, есть будущее. Поэтому наша стратегия – разработать такой политический план действий, чтобы по всех регионах был привлекательный инвестиционный климат.

- Вы несколько опередили мой следующий вопрос касательно вашей аудитории. Вас действительно устойчиво ассоциируют с центрально-восточным электоратом, где ниша, как известно, в большей степени заполнена Оппозиционным блоком, в какой-то степени "Нашим краем", "Видродження". Считаете эти партии своими конкурентами?

- Да, конечно. Меня лучше понимают в промышленных регионах, которые сконцентрированы на Востоке и Юго-Востоке. Там все наши предложения абсолютно понятны, люди больше страдают от войны, потому что она рядом, и хотят мира, а у нас у единственных есть мирный план "Три Основы", и этим мы отличаемся от других политических сил. Также есть промышленная стратегия - план действий, согласно которому можно возродить и сохранить промышленность. Исходя из этих планов, нам легче разговаривать с этой аудиторией. Но мы не подстраиваемся под настроения пророссийски настроенной части населения – а такая на Юго-Востоке есть - мы говорим правду, хотим, чтобы был мир, процветание и люди не покидали страну, а более того, начали в нее возвращаться.

Сергей Тарута в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

Да, на Востоке действительно больше доминировала "Партия регионов", и упомянутые вами партии "по наследству" получили электорат "регионалов", еще и "За життя" тут же эту нишу подхватила. Там мы конкуренты, но наша политическая сила приносит здравый смысл и отличается от многих тем, что говорит правду. Красиво разговаривают многие, а делают - далеко не все. Оценивать нужно головой, а не сердцем.

- И сколько по вашим подсчётам таких избирателей, которые думают головой, а не сердцем?

- Это та ниша, которая была в свое время у [Сергея] Тигипко, это, скорей всего, 10-12%. Но в каждом регионе ситуация разная. К примеру, в том же Хмельницком мы сначала делали презентацию "Белой книги" в университете, потом ездили на самый большой рынок, благодаря которому зарабатывает около 45 тысяч человек. Так вот, когда ты с ними разговариваешь, ты разговариваешь на одном языке. Там уже себя дискредитировала "Свобода", которая много говорила, а по факту ничего не делала. Там себя дискредитировала и старая "злочинна", и новая "злочинна" власть. А люди ищут здоровую политическую силу, которая отвечает тем угрозам, которые есть. Именно поэтому, мы с ними говорим на одном языке. Особенно когда с предпринимателями прошел круглый стол, было 100% понимания и взаимная симпатия.

На Западной Украине нашу силу возглавил достаточно мощный предприниматель, бывший серебряный чемпион Советского Союза по прыжкам в высоту (речь идет об Андрее Починке, - "Апостроф"), который раньше возглавлял Аграрную партию, а сейчас пришёл к нам, потому что видит, что мы занимаемся не болтовнёй, а делом, и у нас, всех вместе, есть возможность изменить страну.

Нужно понимать, что на сегодняшний день экономика страны находится в реанимации, я бы даже сказал, в первой фазе комы, в том состоянии, когда эксперименты делать уже опасно, иначе пойдёт вторая фаза, с которой уже можно и не выйти. А у нас как раз есть доктора и специалисты, которые умеют выводить из этой комы.

Недавно в Виннице представили руководителя областной организации, такое приятное воспоминание о теплом приеме, который нам там оказывали. Очень приятно, когда приходишь на предприятие и видишь, что средний возраст некоторых из них - 60 и больше, и ты с ними говоришь на одном языке. Потому что мы сами "из земли", мы сами начинали с рабочего места, нам сверху ничего не падало. Поэтому мы знаем и надеемся, что нас поддержат во всех регионах.

- Рассматриваете ли вы консолидацию с кем-то из более крупных игроков? Если рассматриваете, то с кем?

- Да. Но старая "злочинная" власть и партии, которые ее обслуживали - с ними, конечно же, нет. С другой стороны - новая власть, с ними мы тоже не можем идеологически объединиться. Мы, люди дела, вообще политикой занялись по одной простой причине - очень больно смотреть, когда страна распадается и дальше, понимаешь, что она может развалиться на куски, и поэтому мы занимаемся этим всем, так как не хотим уезжать из страны. Для нас, меня, не должности являются ключевой целью. Наша цель – изменить страну, вытащить её из этой комы, что бы она начала развиваться и быть одной из самых привлекательных стран.

Поэтому, да, мы готовы объединяться вокруг целей и ценностей, а не вокруг должностей. Они, по большому счету, нужны только для реализации своих планов. В своё время, [Виктор] Ющенко предлагал мне быть премьером, но я не видел курса на изменение страны и не согласился.

- Не жалеете?

- Нет. Ты должен идти тогда, когда понимаешь, что есть политическая воля, и ты можешь на что-то повлиять. Позже, [Виктор] Янукович тоже предлагал, и я также отказался. Мне не хотелось бы обслуживать человека с такой репутацией, она зарабатывается всю жизнь, но одним неправильным поступком можно разрушить все. Поэтому здесь очень важно объединиться и менять страну, не на словах, а на реальных стратегиях и действиях, с людьми, которые могут это сделать. У нас есть огромное желание заполнить все должности нужными стране, правильными людьми. И эти люди пойдут за мной, потому что доверяют, а я это доверие зарабатывал всю жизнь.

Сергей Тарута в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Вы достаточно активно представлены, по крайней мере в Киеве и области, внешней рекламой. С бордов вы обращаетесь к избирателям с двумя посылами – "Компроміс" и "Повага". С одной стороны - очень простые тезисы, но в тоже время вызывают массу вопросов. Объясните коротко, в чем все же заключается суть этих обращений, и почему это так важно сейчас для нашего государства?

- У нас есть коммуникационная стратегия, которая состоит из трёх блоков.

Первый блок – это "Країна запрацює". Она актуальна в рабочих городах, где есть производство, в которых нужно повышать количество рабочих мест. Если экономика будет здесь умирать, то нет будущего у страны.

Второй - общенациональный компромисс. Нам необходим компромисс между регионами, между Востоком и Западом, Югом и Севером, чтобы у нас была сильная и неделимая страна. Все, что нас разделяет - нужно убрать. Раньше этим Янукович манипулировал, сейчас - [Петр] Порошенко. Мы боремся за то, чтобы нас не разделяли по языку, исторической памяти, религии…Нужен новый диалог, перезагрузка, для того чтобы система начала работать по-новому. Необходим новый общественный договор между людьми, властью и бизнесом, новая конституция на базе нового договора, если все так и дальше будут ненавидеть друг друга, то будущего у нас не будет. Компромисс со всеми соседями, не только Россией. Если имеются какие-то спорные вопросы, решать их сразу, а не откладывать на потом. Мы должны вести стратегию мира, вести дипломатическую работу, постоянно.

И, третий блок - "Уважение". Имеется в виду - власти к человеку труда, пенсионеру, молодёжи. Нам нужно уважение, потому что здесь его уже давно нет. Люди не чувствуют, что есть власть и она думает о них. Пенсионеры, которые зарабатывали, откладывали всю жизнь, сегодня не могут нормально жить, даже существовать по-человечески не могут. Кто довёл? Довела власть предыдущая, сегодняшняя и, к сожалению, те политические силы, которые борются за власть - они так же не проявляют уважения к украинцам. За 27 лет у нас так и не выстроились все институты власти вокруг самого главного – "человека", ведь он - главная ценность, и руководствоваться нужно только этим.

- Вы затронули уйму важных проблем. Вы понимаете, как это все можно решить действительно в сжатые сроки?

- Знаете, все как в жизни. Человек, как правило, не ходит в больницу, не проверяется. Живёт и допускает лишнего в отношении еды, не занимается спортом, выпивает, курит, и однажды попадает в больницу. Когда накопилось уже много всего, и он попадает в реанимацию, тогда задача - за короткое время этого человека вылечить.

Сегодня вся наша страна в образе такого больного человека. Настолько всего скопилось одновременно, настолько вызовы сейчас огромные… А 2019 год - решающий год для развития страны. Если и дальше существующие политические силы возьмут власть, и люди до конца не разберутся, что там гречка и деньги – над нами и дальше будут издеваться и все разрушать. Или страна начнёт развиваться по той модели, о которой я говорил, наступит или просто крах, или страна может просто развалиться на части.

- Какие, допустим, пять шагов, необходимо сделать Украине в первую очередь, чтобы начинать выходить из кризиса?

- У нас есть доктрина - "Стратегия развития Украины до 2030 года", которая влечет за собой очень амбициозные планы. В планах достичь 710-750 миллиардов долларов ВВП, сформировать не менее 50% среднего класса, обеспечить рост экономики от 12-15% в год, увеличить продолжительность жизни человека до семидесяти лет. Это колоссальные вызовы, а дальше идёт анализ - реально ли это сделать или мы - мечтатели?

Данный анализ длился полтора года, и никто не сказал, что он утопический. Вполне реальный план, который можно реализовать. Но есть угрозы, которые необходимо решить.

Первая и огромная проблема — это война. Мы должны достичь мира, но на условиях, которые устраивают Украину.

Второе - рост экономики на 12-15% в год. В данном случае нужно решить достаточно серьезные проблемы в отношении тенизации бизнеса. На сегодня 48% экономики - в тени. Представляете, какой это ресурс? В доктрине прописаны пошагово шесть пунктов, которые нужно проделать для того, чтобы вывести экономику из тени и вернуть офшорные деньги, которые находятся за рубежом (а это около 100 миллиардов), и сделать так, чтобы они туда не выводились больше.

Третьим пунктом является коррупция - 13% от ВВП это то, что разворовывается чиновниками. Нам нужно перейти на новую систему управления государством – good governance и электронное управление. В Британии, к примеру, бизнесмен с чиновником вообще не сталкивается - все через интернет. Таким образом, мы сокращаем 70% чиновников, которые нам больше не нужны. Пусть идут на рабочие специальности, где сейчас не хватает рук.

Сергей Тарута в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

Четвертый пункт — это огромная доля Пенсионного фонда в нашем бюджете, которая составляет порядка 13%. Что необходимо сделать? А нужно просто больше зарабатывать, тогда мы сможем поднимать пенсии, другого варианта нет. А для того, чтобы поднимать пенсии, должна расти заработная плата, а, чтобы она росла - нужен инвестиционный климат.

Пятый пункт - колоссальный внешний долг. Нужно показать бизнес-план развития страны на ближайшие пять лет, показать, что мы не в состоянии отдать кредиты, нам нужно часть кредитов списать, часть - перенести и этим облегчить нагрузку.

Шестой - энергоемкость, которая у нас от 5 до 8 раз больше, чем в других странах. И здесь тоже есть чёткие рецепты, что необходимо делать. Нужна полная инновационная модернизация всей нашей инфраструктуры. Для того, чтобы были современные технологии, как я делал в Алчевске, где после модернизации завод был полностью экологически чистым. И реализовано это было за счет вторичных ресурсов, которые раньше несли грязь в окружающую среду.

Сегодня это все нужно проделать на территории нашей страны и параллельно запускать новые сектора экономики, наукоемкие, которые привели бы уже к экономическому росту.

- Сколько времени потребуется на это?

- В отношении коррупции, тенизации бизнеса - два-три года, больше не нужно. Для этого нужна только политическая воля. В течение 3-5 лет необходимо дойти до уровня зарплат, которые есть в восточно-европейских странах, а не то все уедут отсюда. Далее нужно обеспечить привлекательный инвестиционный климат, чтобы начали сюда идти инвестиции, тоже 2-3 года. После чего может произойти полная перезагрузка страны.

- Озвученные вами цифры достаточно амбициозные. Чем можете гарантировать такие сроки? Потому что со стороны это все немного напоминает обещания "восстановить мир за две недели"...

- Есть два фактора. Первый - время распада нашей страны приближается очень быстро, и для того, чтобы мы окончательно не развалились и все люди не уехали, нужно действовать быстро. Да, перед нами огромный вызов сделать это все в кратчайшие сроки, но другого пути нет. Второе – все в своей жизни я делал быстро и амбициозно, и многие не верили, что это возможно. Но это не фантастика, поверьте. Здесь нужна политическая воля, и за такой короткий срок, реально все это сделать.

Я, в какой-то степени, идеалист и романтик, но всегда доказывал, что мой романтизм абсолютно реальный, когда есть четкая стратегия и понимание. Самое страшное – это спросить сегодня у украинца, как он видит нашу страну через 10-15 лет. Никто вам не скажет. И задача руководства страны, политических сил в целом показать людям, что у них есть будущее. Это очень важно сейчас для консолидации, чтобы мы ощущали, что мы украинцы не только по национальности, а ещё и по желанию сохранить нашу страну.

Я абсолютно уверен, что при наличии политической воли, при 230 голосах в нашем парламенте и желании начать процедуру обсуждения нового общественного договора и Конституции – это можно сделать очень быстро.

- Вы очень критично выступаете против так называемой кредитной политики государства. Как вы видите переход на инвестиционную модель? Ведь, несмотря на весь наш потенциал, инвесторы заходят, мягко говоря, не очень охотно.

- Приведу понятный пример для всех. Что собой представляет страна? Наша страна представляет собой семью, которая взяла кредиты, которые не способна отдавать. А теперь ей говорят – отдавай проценты (то есть уже даже не тело кредита, а проценты). Но у этой семьи и на возврат процентов денег нет! Так и страна, берет гораздо больше, чем может отдавать. Это абсолютно тупиковая схема, которая разрушает страну. Нам этих кредитов больше никто не дает.

Единственная модель, которая может спасти страну – инвестиционная. А инвесторы идут в страну, в которой есть доверие, а если его нет – они не идут, как в нашей ситуация. Не маловажен также факт привлекательности бизнеса, чтобы была возможность зарабатывать здесь. Это означает, что налоговая система должна быть комфортной, которая должна тебе давать уверенность, что ты здесь заработаешь больше, чем в другой стране.

Этот весь комплекс и обеспечивает микроклимат прихода инвестиций. Без них у нас будущего нет. Мне, в своё время, отделение Мирового банка давало больше, чем всей стране, всей Украине представляете? А все почему? - Доверие, стратегия, команда, эффективность и прозрачность использования денег, которые мы получали в качестве кредита.

Сергей Тарута в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- А насколько критичным для потенциального инвестора является фактор войны на Донбассе?

- Этот фактор влияет только на территорию за Днепром. То есть – это, безусловно, риск, но он не является критичным для центральной, западной Украины. Многие инвесторы готовы рисковать. Для них война на Донбассе не настолько рисковый фактор. Это власть говорит о том, что не идут, потому что война. Нет, это не правда. Вот, есть война в Израиле, но она не мешает буквально полтора месяца назад получить кредитный рейтинг А+, как Австрии, где войны нет. Поэтому война, точнее ее разрешение, важно для Украины, а не для инвестора.

- Тем не менее, когда вы говорите о полном восстановлении государства, в первую очередь имеете в виду окончание войны и восстановление мира на Донбассе. Какой должна быть стратегия государства в этом вопросе?

- На данный момент, у нас есть три колоссальных вызова. Первый - война на Донбассе, второй - дальнейшее экономическое ухудшение и, третий - миграция, которая связана с первым и вторым.

В отношении ситуации по Донбассу, два года назад мы делали презентацию стратегии заключения мира - план "Три Основы". И, вот, недавно на встрече мюнхенской группы в Минске, которая проходила три недели назад, были представлены все, кто переживает за эту ситуацию в Украине, на Донбассе. Лукашенко там был, другие европейские лидеры, американцы. Только нашей власти там не было.

- Не пригласили или не захотели поехать?

- Не захотели поехать, потому что с чем ехать, нет стратегии мира у нынешней власти! Там я уже презентовал более доработанную стратегию мира, но понимаю, что это очень сложная дипломатическая, интеллектуальная задача. Необходимо два формата. Один формат двухсторонний – Украина и Россия, они должны общаться между собой. Второй многосторонний. Минск пусть остаётся, я предлагаю новый формат - Венский. Он должен состоять из специальных представителей, с большими полномочиями от всех стран, а не только Америки. ЕС уже ищет представителя на эту должность. Возможно, будет представитель и от Австрии, так как они тоже переживают за ситуацию в нашей стране. Далее нужно вести постоянную, действующую, переговорную линию.

- Если я правильно понимаю, вы выступаете за широкую дискуссию вокруг этого вопроса, но вы не исключаете того факта, что каждая из сторон будет представлять свои интересы? Не создадим ли мы прецедент, что интерес Украины будет отодвинут на второй план и будут решаться более глобальные вопросы?

- У этой войны есть несколько измерений. Геополитический контекст – это Россия и Запад, Америка и Европа. Геоэкономический конфликт – это Россия, Америка, Европа. Конфликт на уровне Россия и Украина, в котором затронуты и экономические, и политические моменты. Эти конфликты на сегодняшний день для всех очевидны. Когда в Мюнхене была конференция, то немецкий представитель сказал, что это конфликт больше Америки и России, данную мысль поддержал и француз, но это не означает, что сегодня это не в интересах Европы, это в её интересах. Украина, должна думать о своих интересах, что бы был мир и восстановление территории. Для европейских стран выгодно, чтобы в Украине была стабильность и начался инвестиционный бум. Если в Украине и дальше будет хаос, то он коснётся и Европы, каждой европейской страны. На сегодня очень много возникает противоречий между пророссийскими настроенными странами и антироссийскими, и Европу начинает лихорадить из-за этого, весь Евросоюз. А что такое хаос в Европе? Это означает абсолютную нестабильность, отсутствие экономического роста, а кому это нужно?

Об Украине должны думать украинцы, и о достижении мира должны думать украинцы, и привлекать сюда европейцев, американцев, всех, кто нам поможет. Объяснять, что это и их интерес тоже. Ещё нужно думать об экономическом развитии. И здесь тоже все, что сделано предыдущими правительствами - точно не в интересах нашей экономики. Потому что нынешнее правительство хочет полной либерализации рынка, заход товаров в Украину извне, а не их производство в Украине. А это не то, что нужно украинцам. Украинцы хотят работать, зарабатывать, производить.

И потом, когда нам международные финансовые институты говорят, что 500 долларов за газ для промышленности - это хорошо, то для нас - это похороны. Даже 300 долларов для населения - это похороны нашей страны. Не в состоянии доходы ни населения, ни промышленности выдержать такой уровень стоимости газа.

Сергей Тарута в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Такими действиями, как проведение "выборов" в ОРДЛО, Россия укрепляет свои позиции на Донбассе или напротив?

- Что изменилось? Россия подняла ставки, теперь она может ссылаться, что "это же не мы, это не наши военные, это вот там население провело и выбрало своих руководителей". Давайте с ними общаться. Это посыл и для Украины, и для европейцев. Но мы знаем, как развенчать аргументы России и сказать о том, что переговоры с этими "вождями" вести бессмысленно, потому что ими управляет Сурков из Кремля. Они не являются объектами, и на Донбассе их не выбирали, а это Россия их назначила. "Выборы" - это просто ширма.

В качестве ширмы россияне "переодели" вчерашних боевиков из камуфляжа в костюмы и галстуки. И теперь приглашают бизнес, тех, кто еще остался или, кто недавно выехал, работайте, мол, никто вас грабить уже не будет, рабочие места создавайте. Россия сейчас уменьшает все дотации, которые были в районе 130-150 миллионов долларов ежемесячно для содержания этих территорий. Но главное помнить, что боевикам нельзя верить, и разговаривать с ними не имеет никакого смысла.

- До начала военных действий вы возглавляли Донецкую область. Оглядываясь на события 2014 года, видите ли вы какие-то свои ошибки, которые также повлияли на последующие события?

- Я не просился, меня просили быть губернатором. Причем быть губернатором тогда, когда здание администрации уже было захвачено. Ты идешь на войну, а у губернатора полномочия - это экономика и социальные функции всевозможные. И все! Жители тех городов знают, что моя компетенция распространялась на то, чтобы вывезти людей, которые находились там, особенно инвалидов, социально не защищенных, помочь им выехать - это все мы обеспечили.

Я не могу сказать, о чем жалею, но, наверное, о том, что не достучался, хотя и так каждую ночь приезжал к руководству и говорил, что нужно делать. Меня в той ситуации не слышали, потому что у нас Порошенко - он и президент, и военачальник, и губернатор. Единственное, за что я благодарен, что мне позволили заняться Мариуполем. Там мы показали, что воюют не только оружием, но и головой. Было приготовлено очень много сюрпризов для российского спецназа, которых они не ожидали. Мариуполь освободили, сначала отстояли, а потом уже освободили. Там были задействованы достаточно серьёзные специальные подразделения российской армии, но мы смогли им противостоять.

Я говорил, что нужно делать, но меня не слышали. Если бы были полномочия, то, конечно же, не было бы такого масштаба войны. В самом начале я говорил, что нужно делать. Но, к сожалению, было очень сложно повлиять на понимание властью того, что происходит.

- Помимо прекращения активных военных действий, огромный вопрос вызывает последующая реинтеграция людей и территорий. Чем дольше длится война - тем труднее будет проходить процесс восстановления. Как вы видите этот процесс? Или перефразирую - будет ли там что восстанавливать?

- Вопрос только человеческого фактора. Понятно, что восстанавливать есть что, потенциал и Донецкой, и Луганской областей очень большой был. Часть безнадежно разрушена, часть невозможно восстановить, и необходимо уже иметь немного измененную модель развития региона. Но самое главное - в отношении людей, надо разобраться кто там остался. Если одни пенсионеры - тогда будет гораздо сложнее.

Как я, наша политическая сила видит этот процесс? Ещё в 2014 году мы понимали, что нам необходимо провести детальный анализ – что можно сделать? А можно - создать свободную экономическую зону, чтобы восстановление происходило только деньгами Луганской, Донецкой области и деньгами доноров, а не за счет центрального бюджета.

Вопрос примирения куда сложнее, но если лидеры страны будут говорить о будущем, то это будет лечить раны. Если будем жить будущим и не ворошить прошлого, то это можно очень быстро залечить.

Сергей Тарута в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Вы хорошо знакомы с потенциалом региона, все те "страшилки" о том, что Донбасс находится на грани экологической катастрофы - имеют под собою реальную опасность?

- В целом, да, конечно. Самое страшное, что люди, которые оказались на оккупированной территории – они, как заложники у террористов, которые захватили здание. Они сидят и ждут, что их освободят, слышат, как звонят из силовых структур, звонят из полиции, но нечего не могут сделать. Что им остаётся? Самим выживать и договариваться. Люди по сегодняшний день ждут, что мы их освободим, но этого пока не случилось.

Понятно, что там очень много было промышленного производства, в том числе опасных и вредных для окружающей среды секторов промышленности. Это - большая катастрофа. Но это все не только на оккупированной территории, оно расползается и на Россию, и на Украину, и в сторону Европы. Это проблемы, которые имеют не локальный, а глобальный характер, поэтому их нужно решать. А времени особо нет. Представьте, вот, нет света, газа, тепла, не работает лифт, а ты - больной человек и не можешь выйти сам, и принести никто и нечего не может, и ты медленно умираешь. К сожалению, такие картины стандартны на оккупированных территориях. Ждали, что придет Украина, потом Россия… До сих пор ожидают, что кто-то придет и будет мир.

- Пока остается надеяться, что Украина вскоре придет...

- Это все посильно и зависит от президента страны, политиков, парламента и правительства в целом. Не от нынешних президента и парламента, конечно. А от тех, кто придет нынешним на смену в 2019 году.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Сбежавшие от Майдана: что осталось от "серого кардинала" Януковича в Украине

За почти пять лет после побега Виктора Януковича из Украины его близкие соратники потеряли власть. Не стали исключением и братья Клюевы, которые, впрочем, сохраняют здесь свое определенное влияние

Расторжение договора о дружбе с Россией раскрыло огромную вину власти - Борис Беспалый

Почему в условиях войны Украина продолжает торговать с Россией, и только сейчас решили разорвать договор о дружбе с агрессором, рассказал экс-нардеп Борис Беспалый

Военное пиар-положение: почему в Украине сохраняется опасность срыва выборов

Эксперты предупреждают об опасности пролонгации военного положения в Украине. Это может привести к срыву президентских выборов

Новости партнеров

Загрузка...