РУС. | УКР.

вторник, 25 июля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
25.89
Политика

Агенты ФСБ в Киеве выдают себя за "ветеранов" и воруют миллионы - волонтер Роман Синицын

Известный блогер и волонтер о сопротивлении реформам, распиле бюджета общественными советами и делах против "Беркута"

роман синицын Блогер Роман Синицын Фото: facebook.com/SKRYPIN.UA

Известный блогер РОМАН СИНИЦЫН уже достаточно давно пытается отойти от активной волонтерской деятельности. Впрочем, до сих пор продолжает ездить на фронт и помогать обеспечивать украинских бойцов необходимым. Почти круглосуточное фронтовое волонтерство в жизни Романа заменила общественная деятельность. Ведь здесь, в тылу, продолжается не менее ожесточенная война, чем та, что идет на востоке нашей страны. С одной лишь разницей: здесь меньше стреляют.

Десятки миллионов гривен из госбюджета на финансирование сомнительных ветеранских организаций. Иллюзия реформ и беспомощность государства в наказании убийц Небесной Сотни. Об этом, а также о том, как активистам удается хотя бы точечно менять страну к лучшему, Роман Синицын рассказал в интервью "Апострофу".

- Рома, в вопросе финансирования многочисленных "ветеранских организаций" вы копаетесь уже достаточно давно. Если обобщить, подвести определенные итоги – какая там ситуация?

- Никто не знает, сколько выделяется денег на самом деле. Если речь идет о 80 миллионах гривен на ветеранские организации и организации инвалидов, то это только государственный бюджет. А есть еще местные. Например, в прошлом году Кличко этим самым ветеранским организациям выделил 14 миллионов. Почти в каждом районе органы самоуправления им что-то дают. И нет нигде никакой сводной информации, сколько на самом деле они бюджетных денег воруют.

- Как именно?

- Схема проста. Создается всеукраинская организация с филиалами, представительствами в каждой области или в каждом районе. Там сажают какого-то "дедушку", и этому "дедушке" выделяют из районного или городского бюджета, скажем, 100 тысяч гривен. И вот они пилят эти средства. А организация — под Палием или под Цыбенко (Виктор Палий – председатель общественного совета при Министерстве обороны Украины, общественного совета при Государственной службе по делам ветеранов войны и участников АТО, Петр Цыбенко – член совета, экс-нардеп от КПУ,- "Апостроф"). Там четко выстроенная вертикаль.

- А почему только сейчас это все всплыло?

- Мы случайно копнули. Когда начался скандал во время выборов в общественный совет при Минобороны, мы просто начали копать, что за организации туда пролезли. И оказалось, что они еще и из бюджета какие-то деньги получают. Ну, и много кого это задело!.. Даже среди тех дедов много кто говорит, что это рубач за деньги. Что волонтеры или АТОшники хотят кусок пирога. Но нет, на самом деле. Я вообще сторонник того, чтобы неправительственные организации никак не финансировать. Пусть ищут какие-то гранты. Есть куча программ...

- Это и логично. Так во всем мире и делается...

- Да. Или если и финансировать какие-то программы, то исключительно на грантовой основе, по конкурсу. Скажем, есть проект: вывозим ветеранов-ампутантов в Испанию на море. Стоит вместе с самолетом и отелем это, например, 70 тысяч долларов. Все прозрачно? О'кей, вывозите, вот вам деньги. На проект, а не просто на уставную деятельность, когда проводят какие-то мероприятия, конференции, издают какие-то брошюрки — и списывают на это кучу денег.

Мы смотрели — схема реально простая. Они в каждой области проводят какие-то там "учредительные собрания", "очередной съезд" – и в каждой области списывают штуку баксов на питание, штуку баксов на канцтовары... Списывают на ФЛП. "ФЛП Иванов — услуги транспорта" – куда транспорт, чего?.. "Услуги по питанию" – какие именно, сколько приехало — неизвестно.

И, мы смотрели, на сайтах у них нет никакой информации, которая бы подтверждала, что они действительно что-то проводили, ни одной фотогалереи и прочего. Они на самом деле ничего и не проводят. Просто отмывают бабло. В масштабах страны это небольшие деньги, конечно, 20 миллионов. Но сейчас речь идет о том, чтобы им эти 20 миллионов не дали.

- И, я так понимаю, пока с этим успехи не очень?

- 10 миллионов должны дать. Еще десять отбили, но не окончательно. Потому что через полгода в министерстве нам снова скажут: мы не успели нормативную базу подготовить, давайте пока еще десять миллионов выделим.

- Что тебя больше всего поразило, когда копались в этом всем?

- То, что они (руководители многочисленных ветеранских организаций, финансируемых из госбюджета, — "Апостроф") не признают войну. Они ватники. Такие идейные ватники. Это враги, на самом деле. И их надо бить.

- Ватники — в каком смысле?

- Все они скучают по своему комсомольскому прошлому, очень сильно.

- А есть вероятность, что среди них есть реальные враги, которые целенаправленно действуют во вред государству?

- Есть такая вероятность. Я вообще уверен, что эти их "топы" – тот же Палий, Цыбенко — это прямая агентура ФСБ и Москвы. Они проводят мероприятия, срежиссированные в Москве, типа "бессмертного полка", и активно принимают в них участие.

- Я вообще уверен, что эти их "топы" - тот же Палий, Цыбенко - это прямая агентура ФСБ и Москвы Фото: стоп-кадр видео SKRYPIN.UA

- Но сделать с этим хоть что-то вы, активисты и реальные ветераны АТО, сейчас не можете?

- Мы информационно раскачали ситуацию до какого-то серьезного градуса, когда надо хоть что-то делать. И тот же министр Рева (Андрей Рева, министр социальной политики, — "Апостроф") мог принять волевое решение и заблокировать финансирование этих организаций вообще. Но вместо этого они виляли, чтобы и им было хорошо, и для общества типа нормально. И "лицо не потерять", и денег дать.

Эти "бабушки-дедушки" — это огромное электоральное поле. И все они за кого-то голосуют. Поэтому с какой-то стороны я понимаю того же Реву, который представляет какую-то политическую силу или зашел в министерство по чьей-то квоте. С этим электоральным полем можно работать. И если сейчас им обломать финансирование, с точки зрения электоральной поддержки ясно, что это будет плохо.

Так что пока окончательного решения нет. Вроде будет проведен аудит, кто и на что тратил государственные деньги, но непонятно, по какой процедуре. Надеюсь, нам объяснят.

- Ты говоришь, что уверен в том, что руководители этих "ветеранских движений" — кремлевская агентура...

- Конечно.

- Твоя уверенность базируется на конкретных фактах, связях? Или это, скорее, ощущение, порожденное их любовью к "совку" и колорадским ленточкам?

- Это, скорее, косвенно. Но если посмотреть на того же Палия, то до 2013 года он дважды в месяц летал в Россию, они там с ветеранскими организациями проводили какие-то совместные мероприятия. Причем там ветераны разведки, ветераны ФСБ.

- Это серьезно звучит. Серьезнее, чем, скажем, союз пострадавших от мин, который также финансируется из украинского бюджета.

- Ага, есть и такие. Там есть смешные. Союз ветеранов ракетных войск. Союз ветеранов КГБ. Или союз генералов Львовщины, который идет в общественный совет...

- В Facebook не так давно гуляло обращение, подписанное, в частности, представителями Союза ветеранов Эфиопии и Союза ветеранов Мозамбика... Жалуются они, что вы, волонтеры, их оскорбляете, не уважаете...

- Да, есть такие — это "миротворческие" советские миссии... Это нонсенс, на самом деле. Это просто кормушка. Она всегда существовала. Просто только сейчас как-то так получилось, что о ней начали говорить. А раньше никому не было дела. АТОшные союзы тоже есть разные. Есть мутные, а есть нормальные. Но я прекрасно понимаю участников АТО, понимаю возмущение человека, который отвоевал два-три года и видит, что какие-то коммуняки получают деньги от государства, тогда как АТОшники до сих пор собирают банально даже на похороны, на установку памятника или на то, чтобы детей погибших отправить за границу куда-то на море. Это ненормально!

- А что с общественными советами? Эти псевдоветеранские организации, с которыми вы сейчас воюете, я так понимаю, не только общественный совет при Минобороны оккупировали?

- Не только. При Министерстве временно оккупированных территорий, при Министерстве соцполитики... Такая у них схема: они подают пачками эти свои фейковые общественные организации, делегируют представителей — людей, о которых никто не знает, никто никогда не слышал — и что-то в этих общественных советах затем решают. На самом деле общественные советы — это не какой-то там большой инструмент для каких-то серьезных решений, но, тем не менее, можно ходить по министерствам, заходить в кабинеты, кем-то там представляться и что-то решать.

- Из-за этого сыр-бор? Или есть еще что-то?

- Ну, кое-что они все же решают. Например, в Министерстве обороны представители общественных советов входят в жилищные комиссии, которые выделяют квартиры. Общественные советы согласовывают или не согласовывают проведение каких-то мероприятий – а это опять выделение денег. Если не напрямую, то косвенно какие-то деньги все равно выделяются.

А в целом — за годы выстроилась целая инфраструктура, на верхушке которой сидят люди типа Палия, Цыбенко, Демидова того же (Маркиян Демидов – глава Украинского союза узников-жертв нацизма, стал известен после нецензурного ответа журналистам на вопрос о том, на что его организация потратила государственные средства и откуда у него дорогое авто, - "Апостроф"). Их люди залезли и в пограничную службу, и практически в каждое министерство. Из того, что я видел, более-менее нормальный общественный совет при НАБУ, Министерстве здравоохранения и СБУ. Потому что туда частично еще после Майдана включили каких-то активистов, волонтеров. Ну и все.

- И подвинуть тех, кто засел в этих общественных советах, пока не удается?

- Общественные советы, если честно, это некий анахронизм. Я далеко не уверен, что эти советы вообще нужны. По крайней мере, не в том виде, в котором они существуют сейчас. Там надо менять, во-первых, правила игры, правила их формирования. Это в первую очередь. Потому что то, что мы видели в Министерстве обороны, происходит повсюду. Потому что зарегистрировать общественную организацию — не проблема. Зарегистрировать 10 ОО — тоже не проблема. И 100 ОО — не проблема зарегистрировать...

- У нас и выборы так проходят...

- Ну, типа, да... И вот они нарегистрировали — и подают, условно говоря, 120 организаций. А мы — только 60, причем только действующие, которые что-то делают...

А еще есть общественный совет добропорядочности при Высшей квалификационной комиссии судей, которая имеет большое влияние на отбор судей в новый Верховный Суд. Они сейчас как раз кандидатов фильтруют. Вот у них есть какое-то влияние на назначения в новый ВСУ.

- Кстати, о Верховном Суде. Твои фолловеры в Facebook частенько читают, что ты пишешь об отдельных желающих туда пролезть. Там же удивительные персонажи, да?

- Есть такое. Если честно, подробностей не помню, их реально уже десятки было. Это единичные случаи, когда на кого-то натыкаемся, начинаем копать – и оказывается, что он или сепар, или у кого-то квартиру отжал. Вон в Кривом Роге был такой один, судья типа, АТОшников из квартиры выселил. Причем не для кого-то, а в свою пользу.

Судья Жовтневого райсуда Кривого Рога Алексей Пустовит выселил людей из квартиры, чтобы затем присвоить ее себе Фото: 1tv.kr.ua

- Молодец какой!.. "Хозяин"!..

- Но по судам есть другие люди, которые сейчас там титаническую работу проводят. Есть 500 или 600 кандидатов – и они по каждому формируют какие-то досье, собирают информацию. Среди этих людей есть адвокат Роман Маселко — вообще удивительный человек. Он до сих пор изобличает судей за то, что они делали во время Майдана.

- Следишь за расследованием дел Майдана?

- Стараюсь.

- И как расследуют?

- Никак. Создан Департамент спецрасследований. Если не ошибаюсь, у них в производстве — что-то около 4 тысяч эпизодов. И всего 30 или 40 следователей.

Эти эпизоды — это вообще все преступления, включительно с убийствами, похищениями и поджогами автомобилей, избиениями... Если есть отдельный потерпевший, они выделяют преступление в отдельное производство и расследуют.

Во-первых, не хватает персонала и людей. Во-вторых, у нас так массово все х**рится судами. В-третьих, в расследовании этих преступлений не заинтересовано МВД. Мы же видим, что происходит с "беркутами". "Беркуты", которые находятся под следствием и уже не то, что подозреваемые, а им вот-вот зачитают обвинения, продолжают работать. МВД просто направляет в Департамент спецрасследований, в суды письма, что мы этого человека не отстраняем, и он продолжает работать... И это при том, что этот человек подозревается в совершении особо тяжких преступлений!

Так что есть все основания утверждать, что и МВД, и Аваков лично сознательно или подсознательно тормозят расследование преступлений против Майдана со своей стороны.

- Ты регулярно пишешь, что там подозреваемых отпустили, там они сбежали, там еще что-то...

- Да. Они периодически сбегают, потом устраиваются нормально в России или в Крыму – и работают. Причем это уже целая индустрия. Там этот адвокат Рыбин замешан (Валентин Рыбин, адвокат, защищал задержанных на Донбассе российских ГРУшников и бойцов харьковского "Беркута", - "Апостроф").

- Он же тебе угрожал, да?

- Было. Писал что-то в Facebook. Мне много кто угрожает, я уже не обращаю внимания. Ну, угрожает – и что?.. А Рыбин, кроме того, что защищает всех "беркутов", еще и сепаров всех защищает. Защищал, например, этого Лусварги, бразильца (Рафаэль Лусварги, боевик НВФ ДНР, которого украинские правоохранители задержали в аэропорту "Борисполь" 6 октября 2016 года, в феврале 2017-го Печерский районный суд города Киева приговорил его к 13 годам лишения свободы, - "Апостроф"). Такой идейный адвокат. Причем я уверен, что какое-то финансирование он получает из России. Кажется, ему там какие-то деньги на карточку собирают — россияне, которые хотят, чтобы он защищал людей, которых здесь нещадно "хунта" прессует.

Адвокат Валентин Рыбин на суде по делу Рафаэля Лусварги Фото: censor.net.ua

- И нормально он себе тут живет, в Киеве, никто ничего ему?..

- Так а что ему сделаешь?.. С другой стороны, он — хороший адвокат. Но - "идейный". Сам ищет этих сепаров. Вот где-то кто-то пропал — и ему сразу пишут. А он в СБУ, по СИЗО запросы шлет, ищет, где они есть, и начинает их вытаскивать.

С одной стороны, у любого человека должен быть адвокат, право на защиту и так далее. Но этот чувак уж слишком сильно палится, что он на ту сторону работает. Хотя и делает это очень тонко и правильно. Он не переходит эту вот черту. Искать сепаров по тюрьмам и запросы слать – это не преступление. Защищать сепаров – это тоже не преступление. И, в принципе, трудно доказать, что он способствовал их побегу, тех же "беркутов". Но все указывает (опять же, косвенно) на то, что таки да.

- Ты вот смотришь на все это — на то, что не расследуются эти дела, а если и расследуются, то подозреваемых выпускают, что явные враги государства лезут и пролезают к власти, проведение реформ часто напоминает попытки фокусника обвести зрителя вокруг пальца... У тебя от этого руки не опускаются? Не хочется плюнуть и уехать отсюда?

- Мне хотелось до Майдана… А сейчас не хочется. С другой стороны, ты видишь, ты понимаешь, что хоть немного можешь что-то изменить. Хотя бы попробовать. И иногда это удается. Вот и все. В этом, возможно, и есть какой-то драйв, что хочется и дальше этим заниматься. Это как волонтерство, только немного в другом виде.

- И, возможно, даже важнее сейчас, чем волонтерство в чистом виде. Ведь все-таки улучшилась ситуация с обеспечением армии, да?

- Намного улучшилась. Сейчас ни в чем нет такой страшной беды. Есть какие-то отдельные моменты. С медициной, например, до сих пор плохо. До сих пор наши девушки пакуют аптечки, медицинские рюкзаки. Но много с чем – лучше.

Проблема в том, что у нас армия не реформируется. Форма – это хорошо. Берцы – это хорошо. Но система управления армией не реформируется!

Сейчас куча заробитчан в армию пришли — чуваки пошли на зарплату 7 тысяч. И когда подразделение идет в АТО, то 30% в подразделении - "отказники", которые в ППД сидят, подметают, траву стригут. Люди тупо идут ради того, чтобы получать 7 тысяч. Это для Киева не очень большие деньги, а для некой условной Новой Каховки — довольно приличные. Ну, и всегда же можно еще что-то украсть!..

И до сих пор все в армии держится на отдельных личностях, на офицерах, которые тянут все на себе. А это же – система. У нас уставы еще советского образца. Система управления. Система этой коллективной ответственности. Ничего же не изменилось! Инициатива и дальше наказуема. Людей, которые что-то хотят сделать, эта система топит. Количество штабников – каких-то полковников, майоров и генералов – реально превышает количество людей на позициях. И те люди, которые сидят в ГШ, в штабах секторов и неизвестно чем занимаются, себе фактически придумывают какие-то занятия: приезжают в боевую часть на проверку – и раз**буют, извини, командира за то, что у него рукомойники не одного цвета, или за то, что у него там техника неправильно поставлена или окрашена... Выискивают какие-то формальные причины — и начинается...

У нас уже давно, еще с 2015 года, командиры начали даже на позиции просить не тепловизоры, а принтеры и бумагу.

- Для чего?

- Потому что у командира роты просто невероятное количество бумажек, которые он должен вести, заполнять, собирать... Форма выдачи мыла, прикинь! И все это он должен делать. А если он этого не сделает, то приедет проверка, его вздрючат и снимут половину зарплаты.

- А если бы вы попали в тот самый общественный совет при Минобороны, вы бы могли хоть как-то побороть этот маразм?

- Вот мы туда и шли потому, что это, возможно, могло бы быть каким-то инструментом.

Предыдущие выборы в этот общественный совет происходили зимой 2015 года, как раз было Дебальцево, и никто из волонтеров тогда не подавался, не до того было. Вот и все.

Плохо, что не реформируется армия изнутри. Каких-то серьезных, кардинальных реформ в системе управления, логистики нет. Есть косметические вещи. Да, стало лучше обеспечение. Да – форма, да - "таланы", да – беспилотники, да – с транспортом стало лучше... Но все равно эта старая заскорузлая система, еще и очень сильно коррумпированная впридачу, продолжает существовать и действовать. И бабла туда вливается и крадется!.. Я знаю зампотылу бригады, который ездит на новом Infiniti. Ему никто ничего не может сделать.

- Это в самых высоких властных кабинетах причина такого бешеного сопротивления реформам? Или все-таки где-то ниже, на уровне министерств, возможно, даже еще ниже? Было ли вообще желание что-то менять?

- Вот я, честно говоря, не знаю, в чем причина. У нас везде так, куда не плюнь. У меня знакомые работают в разных министерствах – абсолютно аналогичная ситуация. Эта система массового распила денег есть везде. Просто какие-то люди сидят на каких-то темах – и их нельзя трогать. Потому что ты где-то собьешь одного — и начинает сыпаться... Круговая порука.

И мне кажется, что руководство страны не имеет или политической воли, или яиц что-то менять не косметически, а серьезно ломать через колено, проводить непопулярные реформы, разгонять какие-то структуры полностью, сажать кого-то... Не знаю. Возможно, у них есть какая-то мотивация не делать этого во время войны, ибо ясно, что это вызовет какое-то противодействие...

- Поэтому мы видим цирк с Насировым и так далее?

- Ну, да.

Вторую часть интервью читайте на "Апострофе" в ближайшее время

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Между партиями Порошенко и Яценюка проблемы, а насчет Рады осталась лишь одна надежда

За полгода работы Рада не смогла принять важные кадровые решения, но успела зарегистрировать более 600 законопроектов, большая часть которых является обычным спамом.

Захарченко заставили придумать "Малороссию", есть две цели - военный эксперт

Заявление Захарченко о создании Малороссии - попытка успокоить сторонников Путина.

Есть оптимальный вариант возвращения Донбасса, и это не война - Георгий Тука

Замминистра по вопросам временно оккупированных территорий Георгий Тука рассказал о возвращении Донбасса и Крыма и персональной роли Путина в войне

Новости партнеров

Загрузка...