РУС. | УКР.

вторник, 23 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.34
Общество

Коррупцию в Украине можно побороть: опыт Гватемалы

История латиноамериканской страны показывает, как можно победить коррупцию

История латиноамериканской страны показывает, как можно победить коррупцию Украинским антикоррупционным ведомствам стоит использовать опыт Гватемалы в борьбе с коррупцией Фото: EPA/UPG

Без сомнения, коррупция – это одна из основных проблем украинского общества. Многочисленные обещания и заявления политиков о борьбе с ней вот уже на протяжении многих лет ни к чему не приводят. Можно констатировать, что на сегодняшний день болезнь коррупции проникла во все сферы жизни, отравив сознание как обычных украинцев, так и представителей верхних эшелонов власти. Однако зарубежный опыт показывает, что панацея в борьбе с этим недугом все же есть. Так, в одной из самых коррумпированных в мире стран, Гватемале, удалось значительно снизить уровень коррупции. Произошло это, в первую очередь, благодаря действиям Международной комиссии против безнаказанности в Гватемале (CICIG). Как опыт этой организации можно использовать в Украине – разбирался "Апостроф".

Паралич правоохранительной системы и системы правосудия в Украине – давно не новость. Высокопоставленные коррупционеры легко избегают уголовной ответственности, зачастую даже не рискуя остаться без должностей. Созданные в рамках реформы правоохранительной системы Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) и Национальное агентство по противодействию коррупции (НАПК) фактически "толкут воду в ступе", ни одно реальное уголовное дело пока что до суда не дошло. Возникает вопрос – неужели нет противоядия, эффективной модели, которая позволит искоренить коррупцию? Оказывается есть.

В 2007 году тогдашний президент Гватемалы Оскар Бергер публично признался, что государство не может защитить своих граждан. Это признание было сделано сразу после дерзкого убийства трех сальвадорских политиков недалеко от столицы этой центральноамериканской страны. Но и помимо этого признания ситуация с преступностью в Гватемале уже на протяжении многих лет говорила сама за себя. Представьте себе страну, в которой с середины прошлого до начала этого века одна диктатура сменяет другую. Военные давно уже стали профессиональной военной мафией, вышколенной на подавление повстанческих бунтов. А когда они не задействованы во внутригосударственных делах, то с готовностью работают наемниками в соседних странах.

Столица государства была разделена на зоны, которые контролировались отдельными бандами и организованными преступными группировками, время от времени безнаказанно убивавшими немногих отважных полицейских и судей, рискующих вести дела против членов мафии.

Но и это еще не все: в стране также активно действовали местные представители крупнейших южноамериканских картелей, которые использовали Гватемалу в качестве удобной перевалочной базы на пути трафика наркотиков в США и Канаду.

Фактически в тогдашней Гватемале было несколько крупных преступных империй, которые сотрудничали со всеми - и с бандами, и с картелями, и с военными кланами. Отличие этих империй от других заключалось в том, что помимо преступного они также контролировали большой "легальный" бизнес в сфере строительства, судостроения, компаниях, занимающихся экспортом фруктов и бензина. Все это – Гватемала начала 2000-х, государство, которому американские аналитики дали определение "failed state" – "недееспособное государство", которое не может обеспечить жизнь и благополучие собственных граждан из-за неконтролируемых внутренних процессов.

Коллапс правоохранительной системы и системы правосудия был настолько масштабным, что, по данным ООН, 98% преступлений в Гватемале вообще не расследовались! Не напоминает ли это ситуацию, которая сейчас сложилась с коррупцией и безнаказанностью в среде украинских чиновников, связанных круговой порукой и различными интересами с олигархическим бизнесом?

Тем не менее за последние годы в Гватемале произошли тектонические изменения. Обусловлены они были созданием в 2006 году под эгидой и при финансовой поддержке ООН Международной комиссии против безнаказанности в Гватемале (CICIG). За шесть лет работы комиссии, несмотря на противодействие со стороны системы, громкие скандалы, различные кризисы и даже убийства, уровень коррупции в Гватемале снизился на 23%. При этом уровень доверия к этому органу, который укомплектован международной командой, вырос в 2015 году до неслыханного рейтинга в 66% и превысил даже уровень доверия к Католической церкви (64%).

Что же позволило CICIG достичь такого успеха?

В конце 2006 года CICIG создавали в качестве крупного международного социального эксперимента. Она была сформирована по договоренности президента Гватемалы Оскара Бергера с ООН как независимое учреждение, задачей которого должна была стать помощь прокуратуре страны, полиции и другим следственным учреждениям в преследовании в судебном порядке деятельности группировок, связанных с организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков. Цель создания CICIG звучала следующим образом: "укрепление национальных систем правосудия Гватемалы и помощь в проведении его реформирования".

Международная поддержка и финансирование ООН гарантировали независимость комиссии, хотя она и действует в соответствии с законодательством Гватемалы. Кроме функций расследования, CICIG имеет и другие важные атрибуты. Она может публиковать отчеты по вопросам, касающимся ее мандата, рекомендовать политические реформы; просить правительство принять меры по защите свидетелей и потерпевших; разоблачает государственных служащих, которые мешают ей в работе; принимает участие в качестве третьей стороны в дисциплинарных разбирательствах.

Наибольшую известность получило расследование таможенного мошенничества, что привело к скандалу, следствием которого стала отставка президента Переса Молины. Кроме того, расследование вызвало беспрецедентное социальное движение против коррупции в Гватемале. Тогда, весной 2015 года, CICIG вместе с прокуратурой разоблачили сеть чиновников, которые искажали уровень таможенных поступлений. Немедленно были арестованы 21 человек вместе с бывшим и тогдашним главами Управления налоговой службы Гватемалы. Хуана Карлоса Монсона, личного секретаря вице-президента Роксаны Бальдетти, обвинили в мошенничестве. На момент арестов он находился за границей и был вынужден оставаться в бегах в течение почти шести месяцев. Специальная прокуратура расследовала это дело на протяжении более восьми месяцев, собирая массу доказательств, в том числе множество финансовых отчетов, более 66000 "перехватов" телефонных разговоров и свыше 6000 электронных сообщений. Это дело получило название "Ла Линеа" от названия телефонной линии, которую использовали для переговоров о взятках и откатах. Скандал также добрался до судебной системы. Позже прокуроры обвинили судью, в производстве которого находится дело, в освобождении шестерых подозреваемых из предварительного заключения под залог, в обмен на взятки. При этом адвокаты подозреваемых были в сговоре с судьями.

Этот случай привлек такое внимание общественности Гватемалы, что на защиту и в поддержку продления деятельности комиссии выступили ряд общественных и бизнес организаций, в том числе Католическая церковь, которая раньше не поддерживала продление ее мандата. Под давлением общественности президент Перес Молина был вынужден обратиться к ООН с просьбой о продлении мандата комиссии.

2016 год CICIG начинает с позиции беспрецедентной силы, по крайней мере, с точки зрения народного одобрения. Но и она не способна выполнять свой мандат в одиночку, ее успех зависит от сотрудничества с другими национальными правоохранительными органами.

И здесь в очередной раз напрашиваются параллели с Украиной. 4 месяца работы Национального антикоррупционного бюро показали, что институтам такого рода не хватает независимости и политической поддержки, а возможно даже непосредственного участия в их деятельности авторитетной международной организации или иностранных экспертов, в выдвижении обвинений против чиновников самого высокого ранга. Возможно, после столь короткого срока существования таких органов нельзя делать выводы об их эффективности или наоборот. История показывает, что всем учреждениям, проходящим различные этапы в своей деятельности, нужно какое-то время.

Тем не менее в связи с отсутствием видимых результатов в расследовании громких дел в Украине опыт CICIG был бы нам очень полезен. Ведь, как можно отметить, проанализировав деятельность CICIG, главным результатом ее работы на благо гватемальского общества и правоохранительных органов стала возможность ведения независимых процессуальных действий, причем с международной поддержкой и отсутствием необходимости отчитываться перед кем-либо из руководства страны. Таким образом, если и украинские антикоррупционные прокуроры или детективы будут осознавать, что за ними стоит мощная международная структура с мандатом проводить следственные действия в Украине, они будут значительно свободнее в своих процессуальных действиях, и мы наглядно увидим, что с безнаказанностью высших должностных лиц в Украине может быть покончено.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Лето-2017: где и почем отдохнуть украинцам

Отпускные лайфхаки от "Апострофа": как правильно спланировать отпуск-2017, какие выбрать страны, где сэкономить, куда можно поехать летом-2017 и где искать дешевые билеты и горячие туры

На свободном Донбассе все еще ждут ДНР, а власть совершила сразу несколько ошибок

Информационная политика Украины пока не стала препятствием для российской пропаганды и не объединила общество. Станет ли этот фактор основой для новых конфликтов в обществе и дальнейшего раскола страны?

Новости партнеров

Загрузка...