РУС. | УКР.

вторник, 22 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.08
Общество

Финал Лиги Чемпионов Реал - Ливерпуль: все о матче

Три обещания власти: как выживают украинцы, освобожденные из плена на Донбассе

Бывшие заложники боевиков так и не получили обещанную денежную помощь

Бывшие заложники боевиков так и не получили обещанную денежную помощь Президент Петр Порошенко произносит речь в аэропорту "Борисполь", где торжественно встретили освобожденных из плена Фото: Александр Гончаров / Апостроф

Накануне масштабного обмена пленными, который состоялся 27 декабря прошлого года, президент Петр Порошенко встречался с родственниками украинцев, которых должны были освободить боевики.

Тогда гарант заверил семьи, что их близких ждет качественная, полноценная реабилитация и даже материальная помощь.

"Ребята еще не вернулись, а вы уже заранее думаете об их реабилитации. Спасибо вам", - благодарила президента жена одного из военных, чье имя было в списке на обмен.

Потом были освобождение, торжественные встречи экс-пленников в Харькове и Киеве и победные речи Порошенко с заверениями вернуть Крым и Донбасс. Спустя почти два месяца "Апостроф" решил выяснить, сдержала ли власть свое слово и какую помощь экс-пленные получили от государства.

Лечение

"Я дал указание обеспечить каждому, кого мы возвращаем, соответствующее медицинское обследование и медицинскую помощь", - обещал в декабре Петр Порошенко.

После освобождения бывших заложников отправили поправлять здоровье в клинику "Феофания" Фото: УНИАН

За выполнение этого пункта из списка обещаний, в принципе, власти можно поставить оценку "4", но с минусом. Большинство освобожденных практически сразу из аэропорта "Борисполь" после торжественной встречи отправили в клинику "Феофания", где привыкли поправлять свое здоровье нардепы, высокие чиновники и просто состоятельные люди.

Рассказы самих экс-пленных по поводу реабилитации в "Феофании" разнятся. Так, например, макеевчанин Владимир Фомичев заверил "Апостроф", что в клинике ему хорошо помогли.

"Вылечили мои зубы, это была большая проблема. Поработали над моей нервной системой: у меня была черепно-мозговая травма. Это была хорошая реабилитация, тут государство сработало очень хорошо. Все было бесплатно", - говорит он.

Но так, как Фомичеву, повезло не всем. "Все лечение действительно было бесплатное, но некоторые лекарства все же приходилось покупать самому", - рассказал "Апострофу" освобожденный дончанин Игорь Кононенко.

А кому-то не повезло совсем. "В "Феофании" все было на нормальном уровне, но если говорить о чем-то дальше, то вся реабилитация была полностью в руках волонтеров и побратимов из "Азова", - сетует в беседе с "Апострофом" экс-пленник из Луганска Владислав Овчаренко. – Из "Феофании" я выписался достаточно быстро, так как не видел смысла там находиться. Первоочередной осмотр там, конечно, провели, а дальнейшее лечение проводить не могли: имплантаты не ставят, коррекцию зрения не делают… Поэтому зачем мне там было оставаться?"

"Нужно понимать, что "Феофания", куда их поместили, – это не санаторий, - добавляет "Апострофу" пастор-волонтер Сергей Косяк, который помогает в реабилитации освобожденных. – Ту помощь, которую могли, уже оказали, но потом выписали, даже, можно сказать, повыгоняли этих людей. И это скорее пробел нашего государства, что они не дали комплексную медицинскую помощь. Но надо контролировать, что будет дальше. Пока они заметные и на слуху, им как-то помогают. Чем ярче военнопленный, тем быстрее решается его вопрос".

Материальная помощь

"Я обращусь к правительству по поводу предоставления пленным и семьям необходимой материальной помощи для того, чтобы облегчить адаптацию", - обещал накануне обмена президент.

Кабмин принял постановление о выплате денежной помощи в размере 100 тысяч грн каждому экс-пленному Фото: УНИАН

Сказано – сделано… Ну, почти. Кабмин действительно 31 января 2018 года принял постановление №38 "Некоторые вопросы социальной поддержки лиц, освобожденных из плена". Этот документ предполагает выплату единоразовой денежной помощи каждому экс-пленному в размере 100 тысяч гривен.

"Но по факту от государства на данный момент мы не получили ни копейки", - жалуется Овчаренко.

Более того, все экс-пленные, с кем связался "Апостроф", отмечают, что помощь им еще никто не выплачивал.

"Обещания были, когда Петр Алексеевич выступал в Харькове и сказал, что по 100 тысяч гривен заплатят освобожденным пленным. Но пока, наверное, думают, как это реализовать, - говорит "Апострофу" освобожденный Эдуард Неделяев. – Пока этих денег не выплатили, никто их не видел из наших, кто был освобожден. В январе мне звонили из Луганской государственной администрации, сказали, что они, возможно, выделят по 5 тысяч гривен тем, кто из Луганской области был освобожден. Но пока ничего не слышно".

А деньги на первое время экс-пленным крайне необходимы уже сейчас.

"Надо понимать, что у военных помощь есть, а у переселенцев вообще нет средств к существованию, потому что когда они были в плену, сбережения их родственники потратили на то, чтобы носить передачи, медикаменты, - говорит "Апострофу" волонтер общественной организации "Блакитний птах" Анна Мокроусова, которая занимается помощью освобожденным. – Кроме того, у многих, когда их брали в плен, забрали технику, ограбили дома, поэтому у них вообще ничего не осталось. Переселенцам просто необходимы средства на проезд, на жизнь в первые месяцы, на жилье, хотя работу мы помогли найти почти всем, но это не работа по специальности, это первая работа, чтобы выживать. К нам обращаются с элементарными вопросами, например, можем ли мы им дать денег ездить на работу".

Для того, чтобы освобожденные украинцы все же добились выплаты помощи, им нужно написать заявление в органы соцзащиты по месту регистрации или фактического проживания (если пленник был прописан на оккупированной территории). К заявлению следует добавить копию документа, удостоверяющего личность, и идентификационного кода. Но проблема в том, что у многих освобожденных не осталось на руках вообще никаких документов, а на получение помощи установлен дедлайн: 6 месяцев с момента освобождения.

"Для восстановления документов пришлось побегать, - вспоминает Неделяев. – Когда я вышел на свободу, у меня кроме просроченного паспорта из документов ничего не было. По Киеву я в три места сбегал, но меня завернули – сказали ехать в Северодонецк и там решать эти вопросы. Я поехал туда, а там в паспортном столе сказали, что помогут, если у меня будут какие-то другие документы, подтверждающие личность. В итоге мне пришлось пройти медкомиссию, заново сдать на права, получить выписку из реестра избирателей, потом на основании этих бумаг я смог вклеить в паспорт фотографию, на основании нового паспорта я получил идентификационный код и уже с этими документами в Киеве я получил наконец справку переселенца. Все самостоятельно".

"Для восстановления документов пришлось побегать, - вспоминает экс-пленный Эдуард Неделяев Фото: facebook.com/edward.nedeliaev

Но не все пленные успели в короткие сроки восстановить документы.

"Есть ребята, у которых нет паспорта, и я не знаю, смогут ли они вообще получить эти средства. У нас есть, например, парень, которому в местной администрации сказали, что он сможет получить заявку на получение паспорта только через несколько месяцев, а пока это все будет делаться, полгода и пройдет", - сожалеет Мокроусова.

Но даже если все необходимые документы у экс-пленников есть, это еще не гарантия, что помощь можно получить без проблем.

"Я пошел подавать документы на получение денег, обращался в Волновахском районе, но мне чиновники сказали, мол, приходите позже, они ничего еще не знают, что и как делать, не готовы принимать таких заявлений, им нужно что-то там узнавать, - добавляет Игорь Кононенко. – Для них это, наверное, инновация. Хотя в Мариуполе, я знаю, люди сдали документы, но денег никто пока не получил. Выпустили из плена – и то хорошо".

Впрочем, уполномоченный президента по вопросам реабилитации участников АТО Вадим Свириденко пообещал "Апострофу", что проблемные вопросы по выплатам помощи будут решены "в самое ближайшее время".

"В самое ближайшее время этот вопрос вынесут на заседание Кабмина, потому что в этом заинтересованы все: и государство, и ребята. Тем более, что это дело сейчас на слуху. Но точнее дату вам сказать не могу, - отметил Свириденко. – В бюджете эти деньги не прописаны, поэтому будут деньги выделяться из фондов".

В Министерстве социальной политики в ответе на запрос "Апострофа" отметили, что сначала чиновники должны получить от СБУ списки с именами тех, кого освободили. Кроме того, давать деньги из резервного фонда госбюджета в Минсоце передумали, ведь, оказывается, в бюджетных расходах на 2018 год предусмотрено 96,7 млн грн для людей, которые пострадали от действий боевиков или РФ, вот только одна беда – распоряжается этими деньгами Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц. А чтобы МинВОТ поделилось с пленными, нужно уже новое постановление, которое вносит изменения в старое постановление.

"В связи с этим в Минсоцполитики разработан проект постановления Кабинета министров Украины "О внесении изменений в постановление Кабинета министров Украины от 31 января 2018 №38", которым предусмотрено осуществлять выплату единоразовой денежной помощи за счет этой бюджетной программы", - говорится в ответе "Апострофу".

Жилье

Тут президент напрямую ничего не обещал, но все то же постановление №38 гарантирует бывшим пленникам из числа переселенцев помощь в обеспечении жильем. Правда, центральные власти обязали областные администрации, то есть местную власть, самостоятельно находить жилье для освобожденных. В Минсоцполитики уточнили, что жилье это будет временное, но на первое время бывшим пленным наверняка пригодилось бы и такое.

Постановление правительства также гарантирует бывшим заложникам-переселенцам помощь в обеспечении жильем Фото: pixabay.com

"В администрации Луганской области мне предлагали приехать в Северодонецк, мол, они постараются решить вопрос с общежитием, - отмечает Неделяев. – Я им ответил, что работаю в Киеве, и меня никто не уговаривал: нет так нет. То есть дают не полноценное жилье, а просто предлагают комнату в общежитии".

Но есть нюанс: согласно постановлению, жилье для экс-пленных переселенцев должно предоставляться "по месту пребывания на учете", а так как многие освобожденные остались и зарегистрировались как переселенцы в Киеве, то и квадратные метры теоретически они должны получить в столице.

"Но решать эти вопросы отправляют в Донецкую и Луганскую области", - говорит Овчаренко.

На жилье в столице экс-пленники особо и не надеются.

"Если за два месяца до сих пор не решили, как выплачивать обещанные деньги, то с жильем будут думать еще дольше, а жить-то мне нужно сейчас где-то", - сетует Неделяев.

Поэтому сейчас освобожденные украинцы обустраиваются собственными силами.

"Побратимы сняли квартиру в Киеве мне и моим родителям, - рассказывает Овчаренко. – Эти почти два месяца, что я здесь, они оплачивают, в марте уже нужно будет платить за жилье самому, я ведь не могу вечно сидеть на шее у волонтеров".

"Когда я еще лежал в больнице, меня проведали луганчане, которые в связи с оккупацией переехали в Киев, они привезли мне вещи и собрали небольшую сумму денег. Этой суммы мне хватило на то, чтобы заплатить первоначальный взнос за аренду квартиры", - добавляет Эдуард Неделяев.

Но, опять же, если нет документов, то нет и жилья. "У нас несколько ребят, которые долго живут в хостелах, - поясняет Мокроусова. – У них нет документов, и им очень трудно найти жилье, так как при аренде хозяева хотят видеть документы".

Однако все освобожденные, опрошенные "Апострофом", сходятся во мнении, что какие бы бюрократические преграды им ни пришлось преодолеть, одно обещание государство все же выполнило.

"Я счастлив уже тому факту, что меня выдернули из тюрьмы. 13 месяцев за решеткой – не самое приятное время. То, что я на свободе, для меня уже счастье", - резюмировал Неделяев.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Украину ждут скорое потепление и аномальное лето: синоптики назвали даты

Синоптики рассказали, когда в Украине потеплеет и какой будет погода летом 2018 года

Отношение Украины к Крыму иллюстрирует одна поговорка, аннексии могло не быть - историк

Крымский историк Сергей Громенко рассказал, почему крымскотатарский народ был депортирован в 1944 году и сможет ли Кремль установить контроль над национальным движением крымских татар

Новости партнеров

Загрузка...