РУС. | УКР.

среда, 23 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.07
Общество

Финал Лиги Чемпионов Реал - Ливерпуль: все о матче

40% денег растворялось: замглавы Минздрава о закупках лекарств и медреформе в Украине

Заместитель министра здравоохранения рассказала, чем важна медреформа

Заместитель министра здравоохранения рассказала, чем важна медреформа Ольга Стефанишина Фото: Александр Гончаров / Апостроф

Заместитель министра здравоохранения Украины ОЛЬГА СТЕФАНИШИНА в интервью "Апострофу" рассказала о медицинской реформе, изменении в процедуре закупок лекарств, наличие вакцин в различных регионах Украины и ситуации вокруг желания профильного парламентского комитета уволить и.о. главы Минздрава Ульяну Супрун.

- Впервые за последние пять лет закупки начинаются вовремя. Как это будет происходить и что будет означать для больниц и пациентов?

- С 2014 года Министерство здравоохранения начинало централизованные закупки с большим опозданием. В том же году я, еще работая в пациентской организации, защищала антикоррупционную реформу закупок. В 2015 году начались закупки лекарств через международные организации. Из-за смещения графика закупок в 2014-м в 2015 году процесс тоже начался с опозданием. Кроме того, это впервые в Украине запускался механизм закупок с привлечением международных организаций, у министерства не было такого опыта, поэтому ушло время на то, чтобы наладить процесс, преодолеть сопротивление.

И вот еще в ноябре 2017 года Минздрав начал формировать номенклатуры для закупок на 2018 год, а в марте мы уже сформировали первое постановление Кабмина, которое дает официальный старт международным закупкам. И уже подписаны договоры с международными организациями. Это более чем на полгода раньше, чем в 2015 году, и гораздо раньше, чем даже в прошлом году. Что это означает? Что мы наконец входим в нормальный цикл закупок, год в год. У нас сейчас есть остатки лекарственных средств, закупленных за средства 2016 года, постоянно поступают лекарства за средства бюджета 2017 года и начнут поступать лекарства за деньги бюджета-2018. По сути, у нас будет год, когда встретятся поставки лекарств, закупленных за бюджет трех лет – 2016-2018-го. И именно поэтому мы проводим сейчас аудит всех остатков препаратов и планов поставок – это позволит адекватно сформировать потребности и понять, сколько у нас есть лекарства и как надолго их хватит. Возможно, по некоторым программам нам даже удастся сформировать буферный запас лекарств, чтобы обеспечить пациентов лечением непрерывно.

- Как международные закупки влияют на стоимость лекарств?

- Вообще реформа, которая была введена начиная с 2015 года, очень сильно повлияла на цены. Не секрет, что до того, как международные организации начали помогать Украине закупать лекарства, эта сфера была очень коррумпированной. По данным СБУ, на тендерных закупках Минздрава тратилось до 40% лишних средств.

Это означает, что до 40% пациентов просто не получали препаратов, потому что деньги растворялись в карманах чиновников. Сейчас министерство сотрудничает в сфере закупок лекарственных средств и медицинских изделий с Программой развития ООН, Детским фондом ЮНИСЕФ и британским агентством Crown Agents. И уже четвертый год благодаря этой реформе экономятся до 39% государственных средств, выделенных на закупки. Это данные Счетной палаты Украины, их подтверждают и общественные организации, которые делали аналитику со сравнением цен. Разница в ценах сегодня на некоторые препараты в сравнении с региональными закупками достигает 300%.

Ольга Стефанишина Фото: Александр Гончаров / Апостроф

- Кстати, о регионах: приходится слышать много историй о том, что чего-то постоянно не хватает. Как вы с ними сотрудничаете?

- Мы сейчас создали штаб по работе с регионами – мы постоянно с ними на контакте, проводим селекторные совещания и консультации. Мы внедрили новую электронную форму сбора потребностей. И учим регионы пользоваться ею – наши специалисты в буквальном смысле почти круглосуточно на связи с представителями регионов. У каждого региона есть свои устоявшиеся методы работы, но нам удается преодолевать трудности и собирать потребность почти во всех программах, сотрудничая с ними. Кто-то опаздывает, кто-то делает свою работу вовремя, но все равно с ними надо работать.

Если говорить о расчете потребности в лекарствах и вакцинах в целом, то в Украине он из года в год происходил не совсем корректно. Дело в том, что у нас нет реестров пациентов, нет верифицированной статистики в отношении многих заболеваний, и поэтому очень трудно точно определить, сколько же нам нужно лекарств. Поэтому мы сделали первый шаг к международному расчету потребностей в вакцинах. С этого года у нас будет действовать методика, основанная на практиках ЮНИСЕФ и Всемирной организации здравоохранения, которая помогает нам рассчитывать потребность в вакцинах на национальном уровне, так, как это делается в развитых странах мира – исходя из статистических данных.

В последующие годы мы планируем разработать подобные методики для других программ, чтобы расчет потребностей происходил проще, согласно статистике, и чтобы он соответствовал сложившейся в Украине ситуации. Сейчас у нас очень большие разрывы от региона к региону. Мы заметили это на прививках, когда, например, в одной области были огромные запасы вакцины от кори, паротита и краснухи, а в других их очень быстро использовали, и препаратов почти не было. Приходилось почти в ручном режиме перераспределять эти вакцины из региона в регион для того, чтобы обеспечить людей. Мы даже звонили губернатору и просто просили поделиться запасами. Это означает, что с самого начала неправильно рассчитали потребность. Именно поэтому мы сразу ввели упрощенный механизм перераспределения вакцин и лекарств из региона в регион.

- Долгое время в Украине жаловались на монополию отечественных фармацевтических компаний. Какая сейчас ситуация?

- Когда у нас началась реформа с международными организациями, было очень большое сопротивление, в том числе и от украинских производителей. Никто не понимал, какими вообще будут правила игры. Внедрялась совершенно новая система, и, конечно, было много страхов. Эта реформа доказала свою эффективность, сейчас очень много компаний-производителей поддерживают такую прозрачную работу Минздрава и международных организаций. Более того, некоторые украинские компании получили выход на международные рынки. Например, Программа развития ООН закупает для Молдовы некоторые украинские препараты.

Есть и огорчения: ни одна украинская фармацевтическая компания не прошла преквалификацию ВОЗ за эти четыре года. Преквалификация – это международная система, которая доказывает, что тот или иной препарат является эффективным, безопасным и качественным. Например, Детский фонд ЮНИСЕФ закупает только преквалифицированные вакцины и лекарственные средства. Неважно, зарегистрирован ли препарат в Украине или нет, неважно, какая страна-производитель – Франция, Индия или Украина. Они смотрят только на то, имеет ли он переквалификацию, а значит – гарантию качества. Так вот, ни одна украинская компания не прошла ее, хотя мы призывали к этому, и времени было достаточно.

- Почему так сложилось, по вашему мнению?

- Это вопрос скорее к самим производителям. Мы ожидали и, собственно, сейчас ожидаем, что они все-таки пройдут этот процесс, ведь он открывает двери на международные рынки для украинских компаний. Если хотя бы одна отечественная фармкомпания получит эту преквалификацию, она будет иметь возможность сотрудничать с другими правительствами и расширять свою деятельность на весь мир. Поэтому, мне кажется, доказать качество своих препаратов для всего мира – это очень хорошая возможность для украинских компаний.

Ольга Стефанишина Фото: Александр Гончаров / Апостроф

- В одном из своих блогов вы писали, что в Украине цены на лекарства часто выше, чем в соседних странах. Есть ли возможность сделать их доступнее?

- После того, как мы сделали реформу для государственных закупок, мы видим эффект. Если раньше закупали некоторые препараты для лечения, например, хронического миелолейкоза (заболевание крови, которое характеризуется беспорядочным размножением и ростом кровяных клеток, – "Апостроф") по 96 долларов за упаковку, то сейчас это меньше 2 долларов. Разница огромная, поскольку рынок расширился, зашли новые торговые марки и цены очень снизились.

Если говорить об аптечном рынке, то здесь стоимость лекарств значительно не снизилась. Этот сегмент требует дальнейших реформ. Была внедрена реформа по упрощенной регистрации лекарственных средств – закон приняли два года назад, но потребовалось время, чтобы разработать подзаконные акты, дорабатывать их, и с зимы эта реформа уже действует. Мы видим, что понемногу начали регистрироваться препараты по этой процедуре.

- Есть ли сейчас острая потребность в каких-то вакцинах?

- Сейчас с ними ситуация стабильная. Только что завезли новую партию вакцин от кори, паротита и краснухи, в течение года будут поступать другие вакцины.

Сейчас мы будем внедрять долгосрочное планирование закупок вакцин – речь идет о плане на три года вперед, потому что цикл производства занимает много месяцев. Мы сможем, как все развитые страны, заказывать у компаний производство этих вакцин для Украины заранее. Поэтому теперь в первую очередь речь идет не о наличии вакцин, так как они есть в достаточном количестве, высокого качества, а о повышении мотивации родителей вакцинировать своих детей и мотивации врачей работать с родителями. Из-за страха вспышки в прошлом году у нас значительно повысился процент покрытия вакцинацией против кори, паротита и краснухи. А вот, например, уровень охвата прививками от дифтерии очень низкий. И вот с этим надо работать.

- Как именно меняется система финансирования с медицинской реформой?

- Благодаря законам, которые были приняты в конце прошлого года, в этом году у нас коренным образом изменилась система финансирования, и теперь Украина имеет возможность распоряжаться государственными средствами в медицине по принципу оплаты услуги, а не содержание пустых больниц, "койкомест" и так далее. Стартовала программа "Доктор для каждой семьи" – пациент может выбрать своего врача. Сделать это очень просто – теперь вам не нужно ориентироваться на официальную прописку. Можно пойти в любую поликлинику и подписать декларацию с тем врачом, который вам нравится, которого вы выбрали для себя, детей, родственников. Мы надеемся, что со временем вся Украина будет иметь своего собственного врача.

- В регионах не хватает понимания, что такое медицинская реформа – там постоянно ходят слухи о закрытии больниц, нехватке врачей и так далее. Как доносить гражданам, что их ожидает, чтобы избегать манипуляций?

- Министерство здравоохранения очень активно работает над тем, чтобы проинформировать население. Через медиаканалы и личные визиты представителей министерства в регионы для разъяснения гражданам, что и как будет происходить. Мы выпускаем вестники для врачей, размещаем плакаты в каждой больнице – там все будет наглядно и просто объясняться каждому пациенту.

Мы понимаем, что нельзя за один день рассказать каждому украинцу о медицинской реформе. Но по тому, как активно продвигается кампания по выбору врача, мы видим, что двигаемся в правильном направлении.

Ольга Стефанишина Фото: Александр Гончаров / Апостроф

- Как вы работаете с комитетом по вопросам здравоохранения? Ведь там многие были против, например, международных закупок.

- Они и сейчас против. Стоит понимать, что комитет – это не трое людей. На самом деле там много депутатов, и некоторая часть поддерживает Минздрав. Но есть часть депутатов, которые голосуют за замораживание любых инициатив министерства. Они против международных закупок, против медицинской реформы, против других позитивных изменений, которые планирует правительство и Министерство здравоохранения. На самом деле, они не разбираются в этих изменениях, они просто становятся в оппозицию любым изменениям.

- Вы работаете с отдельными депутатами?

- Да, конечно, мы открыты к сотрудничеству с каждым депутатом. И кое-кто из членов профильного комитета поддерживает нас и действительно помогает. Но с некоторыми просто невозможно сотрудничать, потому что у них другие цели – они не хотят настоящих реформ, а хотят просто зарабатывать себе политические дивиденды на критике правительства, Министерства здравоохранения и всех изменений, которые происходят.

- Если сравнить срез проблем, скажем, которые вы видели, работая в фонде "Пациенты Украины", с тем, что есть сейчас, какие выводы можно сделать?

- Если бы в 2012 году мне сказали, что будет реформа государственных закупок, что украинский парламент за нее проголосует, а Минздрав введет, я бы никогда в это не поверила. Чтобы какие-то международные организации помогали министерству делать закупки? Это была просто фантастика! Минздрав тогда имел свои планы на закупки – это был такой закрытый клуб для избранных. Ни общественные организации, ни эксперты, ни международные организации не имели к нему доступа.

Я реально вижу изменения в том, что, например, благодаря международным организациям удалось обеспечить пациентов некоторыми препаратами на 100%. Что сейчас в Украине есть все вакцины, согласно календарю прививок, и я лично не сомневаюсь в их качестве и хожу в обычную поликлинику делать плановую прививку своему ребенку. И так случилось благодаря тому, что есть вот такая антикоррупционная реформа. Я не говорю, что все лекарства есть – этого очень трудно достичь даже за годы, потому что в Украине очень ограниченные ресурсы для закупки препаратов всем больным. Но как бывший активист я вижу такой прорыв в отношении многих заболеваний. И сейчас я имею возможность внутри министерства реализовывать реформу, которую мы задумали и защищали под стенами министерства.

- Еще когда Раиса Богатырева возглавляла Минздрав, были введены дополнительные бумажки для регистрации лекарственных средств. Как это сейчас работает?

- Сейчас легче: есть упрощенная регистрация, которая действует для тех лекарственных средств, которые зарегистрированы в Европе, в США, в Канаде, в Японии, в Австралии. Мы еще работаем над максимальным облегчением прохождения пакета документов через Государственный экспертный центр, но то, что существуют законы и регуляторные акты, которые дают возможность упрощения этой регистрации – это уже большая победа.

- А что вы думаете о желании комитета уволить Ульяну Супрун?

- Это не инициатива комитета, и возникла она не сейчас. Такое предложение внес Оппоблок больше года назад. Это силы, которые никогда не меняли Украину, силы, которые очень долгое время были при власти и ничего не изменили к лучшему, это бывшая Партия регионов и некоторые депутаты, которые к ним примкнули.

А комитет сейчас просто поддержал постановление. Почему они поддержали именно сейчас? Потому что реформа началась, потому что старая система почувствовала, что ее эра заканчивается и начала вырываться.

Но с другой стороны, такой колоссальной поддержки не имеет, пожалуй, ни одно министерство. И это самая долгожданная реформа. А потому мы уверены: медреформе быть. Поэтому работаем дальше.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Украину ждут скорое потепление и аномальное лето: синоптики назвали даты

Синоптики рассказали, когда в Украине потеплеет и какой будет погода летом 2018 года

Отношение Украины к Крыму иллюстрирует одна поговорка, аннексии могло не быть - историк

Крымский историк Сергей Громенко рассказал, почему крымскотатарский народ был депортирован в 1944 году и сможет ли Кремль установить контроль над национальным движением крымских татар

Новости партнеров

Загрузка...