РУС. | УКР.

среда, 14 ноября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.85
Общество

Параллельная реальность: как на Донбассе людей превращают во врагов народа

На оккупированных территориях Донбасса обвинить и посадить могут любого

На оккупированных территориях Донбасса обвинить и посадить могут любого Фото: gorlovka.pravda.com

Практически каждый день так называемые правоохранительные органы оккупированных территорий Украины рапортуют о задержании опасных шпионов, диверсантов и изменников родины. У задержанных, как правило, находят дежурный набор "юного диверсанта": оружие, боеприпасы, украинскую символику, визитки Яроша, и отправляют на подвал на неопределенный срок. Таких типичных историй за время российско-украинской войны скопилось достаточно много. По каким лекалам в оккупации "шьют" дела украинцам и какие схемы используют, чтобы закрыть практически любого, разбирался "Апостроф".

Кого закрывают

В группе потенциального риска, кто имеет все шансы попасть на подвал, находится несколько категорий людей. Первая категория – украинцы, которые часто пересекают линию разграничения, либо после долгого отсутствия в оккупации решили приехать домой. Так, например, в плен боевиков попал макеевчанин Владимир Фомичев, который с началом войны на Донбассе выехал в Киев, а потом решил вернуться в Макеевку на новогодние праздники и был задержан МГБ ДНР.

"Наши сограждане, которые въезжают на территорию оккупированного Донбасса и Крыма, находятся в повышенной зоне риска, так как впоследствии становятся объектами шантажа. – говорит "Апострофу" военный обозреватель сайта "Информационное сопротивление" Александр Коваленко. - Обвинив их в том, что они являются агентами СБУ, ВСУ, оккупационный режим их легко может причислить к военным преступникам, и в дальнейшем использовать как ресурс для обмена на своих пленных или для политического шантажа".

Действительно, если человек проходил украинские блокпосты, его намного легче обвинить в связях с СБУ, МВД, ВСУ и "пришить" ему статью, чем того, кто с начала войны не покидал оккупационную резервацию.

"Ведь они же думают, что вербовка происходит прямо на наших КПВВ", - поясняет "Апострофу" волонтер, который занимается вопросами обмена пленных, Олег Котенко.

Впрочем, по словам экс-пленника МГБ ЛНР Эдуарда Неделяева, на подвалах боевиков сидит и немало невыездных - своих людей.

"СИЗО, где я сидел последние 7 месяцев, примерно на 80% было заполнено их же "ополченцами", - говорит "Апострофу" Неделяев. - Их вообще закрывают очень много и в основном тех, кто принимал участие в боевых действиях в 2014-2015 годах. Местные жители, которые сейчас устраиваются на работу в так называемую народную милицию за 15 тысяч рублей в месяц, идут ведь туда в основном за деньгами, а не для того, чтобы воевать, поэтому они редко попадают на подвал, а вот "идейных" в тюрьмах хватает".

Еще один экс-пленник ДНР Игорь Кононенко, уверил "Апостроф", что гораздо больший интерес для боевиков представляет другая категория людей - тех, с кого можно что-то поиметь.

"У меня знакомые, которые туда ездят, а у них прописка на Западной Украине. Но это не сильно кому-то интересно. А вот если у человека есть деньги, или какой-то бизнес, который кому-то по душе, либо имущество, то сделают так, что человек сам все отдаст и уедет", - отмечает Кононенко.

Наконец, третья категория сидельцев Л/ДНР - случайные люди, которые стали жертвами доносов. Тут лотерея.

"Донос могут написать коллеги по работе, знакомые или соседи. При этом даже необязательно открыто высказывать свои проукраинские взгляды. Просто ты кому-то не понравился, перешел дорогу, кто-то позавидовал или кто-то излишне "идейный", и бдит таким образом, - рассказывает "Апострофу" переселенка из Донецка Алина. - Когда меня вызвали на беседу в МГБ, оказалось, что на меня было написано два доноса. Как я поняла, такие бумаги копятся, лежат в МГБ, и просто в удобный момент, когда нужно на человека надавить, им дают ход. К счастью, мне попался "добрый" следователь и предложил вариант - выехать из Донецка, что я за пару дней и сделала".

Впрочем, по словам представителя омбудсмена в Луганской и Донецкой области Павла Лисянского, разделение граждан на группы риска носит весьма условный характер.

"В группе риска абсолютно все жители оккупированных территорий Луганской и Донецкой области. Обвинить и посадить могут абсолютно любого человека, ведь законом там ничего не гарантировано", - заявил "Апострофу" Лисянский.

Фото: dan-news

Как закрывают

Когда объект травли определен, в дело вступает репрессивный механизм боевиков.

"Закрывают людей в основном по двум статьям: так называемый шпионаж и измена родине", - добавляет Котенко.

Далее следует этап сбора доказательств. Здесь может быть два варианта. Первый – подбросить жертве компромат.

"С юридической точки зрения, шпионаж трудно доказуемое деяние, поэтому человеку подбрасывают, например, маячки (для корректировки огня, - "Апостроф") они любители этого дела, кому-то подбрасывают гранату или даже целый арсенал оружия", - добавляет Игорь Кононенко.

Таким образом, в январе 2016 года был задержан ученый-религиовед Игорь Козловский. По версии боевиков, Козловский хранил дома две гранаты.

"Или берут телефон и смотрят, что на территорию Украины за неделю было совершено 5-10 звонков. Начинаются расспросы: кому звонили, зачем? А если еще и карту находят ПриватБанка либо другого украинского банка, значит, однозначно человек имеет отношение к украинским спецслужбам", - поясняет волонтер Олег Котенко.

"Совершается обыск, при обыске пишут протокол, где указывают, что было обнаружено, например, оружие, и человека увозят", - говорит Неделяев.

При этом проблем с оформлением фейковых документов и протоколов у "силовиков" Л/ДНР обычно не возникает.

"У них же свои понятые, - отмечает Игорь Кононенко. - Например, понятые, которые были у меня, работали уборщиками в МГБ. Такое вот безотходное производство".

Второй путь получить доказательства - выбить нужные показания.

"Человека удерживают 30 суток, это срок, на который его могут беспрепятственно задержать, и за это время выбивают показания. Чаще всего показания выбивают током. Это самый распространенный метод. Далеко не факт, что человек действительно имеет отношение к нашим спецслужбам, просто кто-то кого-то когда-то сдал. Зачастую родные очень сильно опекаются судьбой задержанного родственника, в таком случае, могут закрыть и родственников. Такое часто бывает", - уверяет Олег Котенко.

По словам волонтера, массовая выдача "путевок" на подвал - позаимствованный у СССР метод устрашения.

"Ведь даже если человека отпускают через 30 суток после ареста, ему рассказывают такие вещи, что он всем своим знакомым передаст, как опасно любить Украину и какое за это может быть наказание", - резюмировал Котенко.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Ранняя зима в Украине: синоптики назвали даты сильных морозов

Синоптики рассказали Апострофу о погоде на 15-18 ноября: в Украину пришел мороз со снегом

Россия играет в демократию: как "уволенному" Захарченко на Донбассе замену искали - блогер Андрей Полтава

Блогер Андрей Полтава рассказал, что толкнуло Россию на проведение выборов на оккупированном Донбассе, и принесло ли это им ожидаемый результат

Россия делает то, чего не хватает Украине - израильский офицер

Развитию украинской армии препятствуют политики, которых волнуют лишь голоса электората, поэтому обучением военных специалистов занимаются только волонтеры, считает израильский офицер Игаль Левин

Новости партнеров

Загрузка...