РУС. | УКР.

понедельник, 22 января
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
28.84
Спорт

.

Можем претендовать на медаль в каждой гонке Олимпиады 2018 – глава Федерации биатлона Украины

Владимир Брынзак о развитии украинского биатлона и не только

Владимир Брынзак о развитии украинского биатлона и не только Владимир Брынзак Фото: Александр Гончаров / Апостроф

Чуть больше месяца осталось до зимних Олимпийских игр-2018 в корейском Пхенчхане, на которых украинские надежды на медали в основном связаны с биатлоном. Накануне "Апостроф" пообщался с президентом Федерации биатлона Украины (ФБУ) ВЛАДИМИРОМ БРЫНЗАКОМ.

Во второй части интервью глава украинского биатлона рассказал, почему другие зимние виды спорта не приносят Украине олимпийских медалей, как вообще развивается зимний спорт, какую поддержку получает ФБУ от государства, как федерация помогает украинским болельщикам и многое другое.

Первую часть интервью читайте здесь: Отношения с россиянами у нас нормальные, не надо переносить в спорт политику - глава Федерации биатлона Украины

- Почему на зимних Олимпийских играх биатлон традиционно остается основой нашей сборной?

- Потому что больше ничего нет. У нас просто все рассыпалось. Нет у нас сегодня вида спорта, который бы сохранил свою традицию, сохранил свои тренерские кадры, сохранил свой потенциал. И из того, что мы имеем, сделали такую структуру или систему, которая бы давала хотя бы какой-то результат. Кроме фристайла, где еще пара спортсменов, которые могут выступать на высоком уровне.

- Возродить их еще можно?

- Кадры решают все. Но нет кадров, чтобы возрождать. Нужно все в комплексе. А это, опять же, материальная база, финансовое обеспечение, профессиональные кадры, а мы тоже мало привлекли иностранцев. А для этого нужны немаленькие деньги. Если будут люди, которые этим займутся и будут вкладывать в этот процесс средства...

Я 20 лет являюсь президентом федерации. Делал эту систему и собирал эту структуру очень долго, чтобы она начала работать. Сейчас мы вышли на тот уровень, где у нас уже все четко. Это резерв, юноши, юниоры, группа Б, национальная команда. И уже легче это все поддерживать.

- После летних Олимпийских игр наше профильное Министерство молодежи и спорта обвиняли в том, что оно не настолько помогло, как хотелось бы, чтобы действительно подготовить сборную к Играм. Как вы сейчас оцениваете ваше сотрудничество с министерством?

- Иногда, когда нет результатов, всегда хочется найти кого-то крайнего. Значит, министерство виновато. Мы же знаем много случаев, я в спорте давно. Работал заместителем министра и знаю много нюансов, когда тренеры между собой не могут договориться, когда есть свои любимые спортсмены, которых надо протолкнуть. Этим же мы и отличаемся от немцев, норвежцев. Там четкая субординация, дисциплина, спортивный результат. Все это четко. А у нас бывают непрофессиональные отношения между собой, между спортсменом и тренером, необъективные селекции и зачисление в команду, неправильная подготовка спортсменов.

Приведу такой пример с прыгуном в высоту Богданом Бондаренко. Перед Олимпиадой они решили поехать в Бразилию. Какой-то город им порекомендовали, чтобы там провести сборы и пройти акклиматизацию перед Олимпиадой (в Рио-де-Жанейро). Приехали туда, а там страшный ветер. Там всегда ветер. Они этого не учли, он простудился, поехал в Рио заболевшим и, конечно, не смог показать результат. Надо это все учитывать – куда ехать, как провести последние сборы, как пройти акклиматизацию, где вверх подниматься, где вниз опускаться. Очень много факторов, которые надо учитывать. А это профессионализм тренера.

У нас сегодня нет спортивной медицины. Она должна быть в Министерстве здравоохранения, а кому там нужен спорт? Никому. Не готовят спортивных врачей, спортивная наука слабо работает. Некуда обращаться за помощью, чтобы это было снова системно.

- Как вы справляетесь с такими проблемами? Приглашаете иностранных представителей?

- У нас иностранные тренеры работают, команда обследуется в Любляне (Словения), в Тарту (Эстония) или в Австрии. Сейчас уже мы здесь у себя настроили, поработали с научно-исследовательским институтом. Есть специалисты, которых мы привлекаем и которые обследуют (спортсменов). Надо все же, чтобы все было не просто на бумаге, а чтобы работало в современных условиях. В спорте мир ушел далеко вперед – в методиках, инвентаре. А у нас не готовят ни хороших специалистов, ни тренеров, ни спортивных врачей. И все – мы отстали. Намного.

Владимир Брынзак Фото: Александр Гончаров / Апостроф

- Насколько вы довольны тем, как государство помогает Федерации биатлона, насколько финансирование соответствует запросам?

- Я скажу вам, что даже учитывая то, что сейчас кризис, спад экономики, война и так далее, на сегодня мы довольны сотрудничеством. Потому что есть понимание со стороны министерства, со стороны олимпийского комитета, со стороны того же общества "Динамо". И есть друзья, которые помогают.

Сегодня много спонсоров, которые любят биатлон. И та же идея со строительством биатлонного комплекса пришла не от нас, а от депутатов, которые любят биатлон. Они это инициировали, заложили эти средства и добились, чтобы они попали в бюджет. Таких людей было немало. И мы рады, что сегодня вокруг биатлона есть пул людей, есть команда, которая помогает и поддерживает. И мы отвечаем результатом, потому что 11 медалей, которые разыгрываются на Олимпиаде – это много, и мы можем в каждой гонке претендовать на медаль. И важно с зимних Олимпийских игр не приехать без медалей. Надо же иметь такую команду.

И тем более что сегодня в Украине очень много болельщиков, поскольку биатлон – это бренд. Мы это чувствуем с каждым годом больше и больше. Болельщики на соревнования приезжают, а наших флагов больше, чем немецких или других. И поют украинские песни, общаются. И приятно, что мы делаем доброе дело, поскольку включишь сегодня телевизор, а там убивают, сгорели, ДТП, грязная политика и тому подобное. А тут раз – биатлон, медали. А это позитив, который сегодня людям очень необходим. Они получают какую-то отдушину, удовольствие. Очень приятно, что это несет такую миссию для людей.

- Действительно, наших болельщиков немало. Федерация как-то помогает болельщикам добираться на этапы Кубка мира? Конечно, есть болельщики местные, в той же Франции, Германии. Там украинцев немало. А вот федерация помогает?

- Конечно, когда к нам обращаются...

- Какой механизм вообще? Когда болельщики хотят поехать и поддержать сборную, куда им обращаться?

- Раньше проблема была в визе, которую было трудно получить. Сейчас этой проблемы нет. Поэтому болельщики самоорганизуются. Даже знаю очень много турагентств, которые уже продают путевки, организуют поездки. Даже приезжал во Францию (на третий этап Кубка мира) автобус – 38 человек из Украины. Мы помогаем болельщикам билетами на месте, потому что мы для команды получаем бесплатные билеты на каждого спортсмена – для их родственников, друзей. И эти все билеты мы передаем болельщикам по возможности, чтобы они могли уже попадать на сами соревнования.

Еще какая помощь может быть: общение со спортсменами. Вот недавно мы пригласили болельщиков к себе в гостиницу, они фотографировались, выпили по рюмке за здоровье – не спортсмены, а тренеры с болельщиками. Те накрыли стол, мы встретились, поздоровались, сфотографировались, они вручили какие-то свои сувениры, а девушки им открытки с автографами, пообщались. Затем мы девушек отпустили, чтобы они отдыхали, а сами еще с болельщиками пообщались. Они были очень довольны. И, таким образом, у нас все больше и больше общения. На всех этапах.

Фото: Александр Гончаров / Апостроф

- То есть федерация делает определенные шаги, чтобы популяризировать биатлон среди населения Украины?

- Самая большая популяризация – это то, что мы добились прямых трансляций биатлона. Это уже важно, потому что первый общественный канал не имел средств для покупки прав трансляции. Федерация помогла со средствами, эти 1,7 миллиона еще надо было собрать. Мои друзья собрали и дали первому каналу, а они купили эти права и показывают биатлон для людей. Это важно, чтобы люди могли смотреть по национальному каналу прямые трансляции.

Второе – это результаты, которые показывают наши спортсмены. Третье – это поведение наших спортсменов. Мы никогда не видели, чтобы биатлонисты были задействованы в каких-то скандалах, пьянках или неспортивном поведении. Они все себя ведут нормально, поддерживают коммуникацию с болельщиками.

Смотрите. Даже те, кто закончил, в подавляющем большинстве остались в биатлоне и очень хорошо работают. Кто в школах, как Оксана Хвостенко, кто директор центра (Вячеслав Деркач). Оксана Яковлева – тренер в Сумах, в Тернополе девушки работают, Лилия Ефремова (олимпийский призер) в Киеве с детьми работает. То есть они все продолжают развивать этот вид спорта, и у нас не было никаких проблем – ни с ребятами, ни с девушками.

- По поводу школ. Если родители хотят отправить своих детей на биатлон, какой механизм сейчас, с какого возраста начинать, куда обращаться? Ведь биатлон – действительно, самый популярный зимний вид спорта, значительно популярнее, чем хоккей, который в свое время имел традиции.

- Мы буквально с помощью федерации и Голосеевской райадминистрации открыли школу в Киеве, в Голосеевском районе, где дети сейчас занимаются. Мы дали туда лазерное оружие, пневматические винтовки, инвентарь. Сделали там скважину, чтобы подвести воду и сделать полностью автономное отопление. В здании сделан ремонт – дети могут заниматься, тренироваться, и сейчас эта школа действует. Даже в ноябре были соревнования, летом проводим выездные лагеря, в Чернигове иногда соревнования, чтобы они это все видели, в Тысовце были лагеря.

Есть на Борщаговке школа, там, где работает Ефремова, клуб "Восход" с отделением биатлона на Дарнице, откуда вышла (Юлия) Джима. Все знают, в Чернигове есть база "Березка", в Сумах также есть школа. И приходит много детей.

К тому же наши тренеры ездят по районам, смотрят, где есть дети, которые хорошо функционально бегают кроссы, или видно, что у них способности по легкой атлетике, лыжным гонкам. И тогда приглашают.

У нас работает центр в Чернигове, где есть проживание, питание, оружие, транспорт, хорошие тренеры. Мы находим этих звезд, и уже этих талантливых детей индивидуально выводим на высокий уровень. Потому что у нас не массовый спорт, нас не много. Но мы стараемся находить эти кристаллики, из которых потом делаем спортивные бриллианты.

- Скажем так, механизм запущен и работает достаточно хорошо.

- Мы стараемся. Возможно, еще не так серьезно. Если бы еще было внимание местной власти – губернаторов или начальников управлений – в тех местах, где у нас биатлон, то было бы еще лучше. Но потихоньку и там наладим этот вопрос.

Владимир Брынзак Фото: Александр Гончаров / Апостроф

- То есть молодежь подтягивается.

- Молодежи много. Детей очень много. Просто если ты не попал в национальную команду, то уже ничем не обеспечен: ни зарплатой, негде тренироваться, базы не работают. И они заканчивают и идут работать – кто в полицию, кто на базар, кто в бизнес. А детей много, детей сотни. А уже потом, когда старше, им нет интереса, потому что тренироваться надо за границей, чтобы были качественные базы, эффективная подготовка. А на это нужны деньги.

- Опять же, деньги. И, соответственно, это бремя и для родителей.

- Конечно, это неподъемное.

- Во сколько это может обойтись?

- Вы же знаете, поехать сегодня за границу – это минимум 50 евро в день с питанием и проживанием. А 20-дневный сбор – это 1000 евро. А кто же такие деньги может оплатить? А еще дорога и тому подобное. Амуницию мы как-то находим. Это очень недешевый вид спорта.

Если бы были дома условия, где можно было бы тренироваться, как в Германии. Ты пришел в клуб, все есть на месте. Ты получил винтовку, патроны, есть стрельбище, есть трасса, ты тренируешься. А у нас такого, к сожалению, почти нет. И поэтому приходится индивидуально искать звезд и их выводить.

- Еще вопрос психологии. За последние несколько лет я просмотрел много биатлонных гонок. И у нас бывали ситуации, когда наши шли на первом месте, особенно девушки, а затем последняя стрельба, 3-4 промаха и...

- Не только у нас такое бывает.

- Часто бывает...

- Но бывает и наоборот, когда Валя Семеренко на последней стрельбе работает четко – и чемпионка мира.

- Я имею в виду психологически. Есть ли у нас тренер по психологии?

- Таких тренеров нет. У нас каждый – психолог. И я психолог, и массажист, и врач, и тренер. У нас подбираются кадры так, чтобы все были психологами. Даже те, кто лыжи смазывают – сервисмены, техники.

У нас общая семья биатлону, которая создает атмосферу, в которой можно комфортно тренироваться, чтобы им было комфортно и после тренировок. И мы стараемся снять напряжение, не допускать негатива. Если кто-то не вписывается, такие люди выпадают из нашей команды. И только так.

- То есть какой-то специфической подготовки, чтобы на последнем круге...

- Эта подготовка называется опытом. Вот видите, сейчас вернулись Вита и Валя, как они сейчас стреляют. Валя на предыдущей гонке не откладывает последний выстрел, а четко добивает. У нас Валя сейчас является лучшим снайпером в мире по качеству стрельбы. А у нее были проблемы. Просто приходит уже опыт, понимание, она контролирует каждое свое действие на огневом рубеже. И это то, чего не хватает молодым. Это приходит с опытом и временем.

Валя и Вита Семеренко Фото: Maria Osolodkina, biathlon.com.ua

- Кстати, наши ребята. В прошлом сезоне Дмитрий Пидручный выполнял 5 выстрелов за 15-17 секунд, то есть работал как пулеметчик. И вот есть ли сегодня кто-то среди нашей четверки, кто может повторить или хотя бы приблизиться к результатам Сергея Седнева, которые были 3-4 года назад, и Сергея Семенова, который в позапрошлом году завоевал малый хрустальный глобус?

- Думаю, что есть. Я думаю, что в этом году вы это увидите.

- То, что сейчас наши ребята демонстрируют, не показатель?

- Нет, поскольку еще идет подготовка. Перед ними сейчас стоит задача стрелять быстро на соревнованиях, не сбавлять темп перед стрельбой. Они на максимуме подходят, потому что надо рисковать. Сегодня чтобы выиграть, надо рисковать. А риск не всегда оправдан. Сегодня они рискуют, сегодня у них такая задача, поскольку это коммерческие, не самые важные соревнования. Здесь они работают, а там, где надо, должно получиться. Еще время есть.

Я общаюсь с тренерами, и они мне говорят, что у нас еще есть время. Сейчас мы поймем эту проблему, которая не является основной. Большая проблема – со здоровьем или какие-то другие проблемы. А это придет. Когда ты функционально готов на максимум, тогда и стрельба будет лучшей.

- Еще один вопрос по мужской сборной. Видите ли вы сегодня предпосылки, чтобы Украина получила первую мужскую медаль на Олимпиаде? Готовят непосредственно кого-то?

- Не готовят кого-то одного, готовят всех. Но, например, где сегодня Мари Дорен-Абер, а ее готовят. Сезон на сезон не приходится. Где была в том году Джима. Скорость появилась, а стрельба исчезла. А ее же готовят. Надо было еще сезон, чтобы вывести стрельбу на ту же скорость. Это все сразу так не приходит. Ты переходишь на новый уровень скорости, на новые пульсовые режимы и теряешь в качестве стрельбы. И снова нужно время, чтобы это все совпало.

Бывает, что летом где-то немного изменили методику, а зимой человек совсем не бежит, поскольку не подошла ему методика. Готовится 6-7 спортсменов, а тренер один. Из шести тренерская методика может подойти четырем, а двум не подойти. У нас (Александру) Жирному не подошла методика, он выпадает, не может ничего показать. А (Артем) Прима раскрылся по-другому. Он первый этап никогда не бегал, поставили – начал бегать. И сейчас один из лучших. Семенов был лучше, а сейчас выпадает, потому что у него возникла какая-то проблема. Не можем разобраться сейчас.

Та же Коукалова – видите, что с ней произошло. А как Кузьмина вернулась, а ее два года не было. А Вита как вернулась. Кто мог бы сказать, что она будет сейчас так феерить. А Валя – лучшая в мире стрельба. Когда у нее была лучшая в мире стрельба?

- А, кстати, какая задача стоит перед ребятами в Кубке наций?

- Сохранить все, что есть – 5 юношей и 6 девушек. Это было бы оптимально.

- А на женский Кубок наций? После трех этапов три наших биатлонистки в десятке, и расстояние до первого места не большое.

- Мы совершенно не смотрим на общий зачет, потому что у нас Олимпийские игры. И даже то, что Джима пропускала персьют (во Франции). Она была шестой, могла получить своих 20-25 очков. Но сейчас речь об этом не идет, потому что есть гораздо более серьезная задача на февраль. Нет смысла изнурять их и думать об общем зачете.

Юлия Джима Фото: Uploader, wikipedia.org

- Подготовку к Корее наша сборная будет проходить в Казахстане. Я так понимаю, там похожие климатические условия?

- Во-первых, разница во времени составляет всего 3 часа, а с Европой – 8 часов. И это очень важно.

- А, например, где-то в Азии провести?

- Где, вы можете сказать? Мы все рассматривали: в Японии нет, во-первых, соревнований в 8 вечера. А должно быть стрельбище с освещением, которого в Японии нет. Плюс Япония с оружием не пускает – там проблемы очень большие. В Китае есть одно место – это Харбин. Но там морозы могут быть под 40 градусов, поэтому тоже нет смысла ехать туда, и там нет освещения. Или в Россию ехать на Дальний Восток, так россияне сами туда не едут, а будут в Европе готовиться. Поэтому вариант с Казахстаном – это хоть на полпути.

Три часа разницы и прямой рейс из Алматы в Сеул – это оптимальный вариант. Так, как мы и сделали перед Сочи, когда поехали в Турцию, а там чартером перелетели через море за 40 минут. И видите, как все произошло (Украина выиграла золотую медаль в эстафете, - "Апостроф"). Когда все те, кто готовился в Европе, были не такие свежие, не так выглядели в горах, как выглядели наши девушки, которые проводили подготовку в тех же климатических и временных условиях.

- А когда непосредственно планируется заезд на Олимпиаду?

- Ребята прибудут 2-го утром, а девушки будут 3 февраля в Сеуле. За неделю как раз пройдут акклиматизацию. Ребята же будут в Антхольце готовиться, они оттуда прилетят, а девушки – из Казахстана. Тренеры решили так.

- Прогноз вы не даете, но все же, каковы ваши ощущения?

- Зависит от того, каково будет состояние спортсменов. Если они функционально будут готовы, то может быть и 5 медалей, а может – ни одной. Например, один выстрел – и ты уже на 10 мест откатываешься назад. Один выстрел – это винтовка не сработала, как у Джимы случился самострел, или что-то такое. Поэтому я не хочу загадывать. Я хочу, чтобы команда была максимально готова, а там посмотрим.

Другие также не дремлют. Думаете, что с Дальмайер, Кузьминой или Макаряйнен легко бороться? Они также рассчитывают на медали, и каждый сейчас это планирует. Сейчас все запланируют медали завоевать. Пусть борются уже на месте, а там посмотрим.

- Как вы думаете, способна ли белорусская спортсменка Дарья Домрачева триумфально вернуться?

- Способна, конечно.

Дарья Домрачева Фото: Ivanaivanova, wikipedia.org

- Тем не менее у нее был перерыв в прошлом году, затем не лучшие результаты. Скажем так...

- Она – талантливая спортсменка. Сумеет подготовиться и будет достаточно хорошо там выступать. Если у нее со стрельбой будет все хорошо, то я даже не сомневаюсь, что функционально она будет на высоте.

- Это один из фаворитов женских гонок?

- Не только. Еще Кузьмина, Макаряйнен, Дальмайер.

- И наши девушки.

- Мы надеемся.

- Каким вы видите будущее биатлона в Украине в следующие пять лет?

- У нас уже есть будущее биатлона Украины. Мы уже формируем команду, у нас уже есть молодежь. Это и Юлия Журавок, и Кристина Дмитренко, и Люба Кипяченкова, и Аня Кривонос. Среди юношей – Виталий Труш, летний чемпион мира Тарас Лесюк. Мы об этом думаем, мы их ведем. Они готовятся, и уже с весны будет новая команда. Мы не исключаем, что кто-то останется из основных, но будет новая команда, и она уже будет готовиться к Олимпийским играм-2022.

У нас уже даже есть команда, которая будет готовиться к юношеским Олимпийским играм, которые пройдут в 2020 году. Мы уже их отбираем, они тренируются, а летом пройдет централизованная подготовка.

- А что говорят наши девушки о будущем. Кто и сколько планирует еще выступать?

- Я думаю, что Вита Семеренко еще год-два точно побегает, ее сестра Валя, думаю, тоже. Главное – здоровье и как они выступят. Если выступят хорошо и не будет вопросов по здоровью, тогда они еще 1-2 года будут без проблем бегать.

- А Юля Джима?

- Юля еще молода. Она еще один олимпийский цикл обязательно пройдет. Она может сезон пропустить, например, послеолимпийский, если захочет морально, психологически отдохнуть, набраться сил, подлечиться и вернуться, я так думаю. А если нет, то будет просто без перерыва бегать. По крайней мере, я так надеюсь.

- А та же Анастасия Меркушина, Ирина Варвинец. Насколько их потенциал сегодня раскрыт?

- Еще не раскрыт. Я думаю, что это только начало. Они еще только на старте своей спортивной, профессиональной карьеры.

Наверное, точно закончат Дорин-Абер, Домрачева, Макаряйнен, Кузьмина. И как раз сейчас открывается дверь для молодежи, для той же Джимы, Меркушиной.

- Кстати, наш капитан Елена Пидгрушная – год отдыхала, набралась кабинетного опыта. Это пригодилось ей?

- Я не знаю, наверное, у нее надо спросить. Наверное, определенный опыт есть. Я тоже там год работал на той же должности. И считаю, что много для себя всего полезного почерпнул для того, чтобы понять, как быть чиновником.

Елена Пидгрушная Фото: Facebook Olena Pidhrushna

- Какие у нее планы?

- Все зависит от здоровья, как у нее пойдут гонки, как она себя будет чувствовать, как пройдут Олимпийские игры. Здесь все будет зависеть от многих обстоятельств. Потому что это нелегкий труд – все лето надо пахать. А какие там нагрузки: в среднем в день надо 20-30 километров пробегать. А есть тренировки по 50 километров и больше. А в среднем девушки пробегают за день по 20-30 километров. А еще плюс зал.

- Больше, чем футболисты.

- А почему футболисты не могут играть? Потому что они тренируются 90 минут и играют 90. А у нас бегают на соревнованиях 30 минут, а тренируются по 3 часа за тренировку, чтобы 30 минут на максимуме пробежать.

Так и футболисты. Они должны 3 часа тренироваться, чтобы потом 90 минут играть. У них функциональное состояние – 40-50 минут, а уже вспотели и еле ходят.

- Что касается тренеров: у нас сейчас действительно неплохие иностранные специалисты. А какие планы по воспитанию украинских тренеров?

- У нас возле каждого иностранного тренера есть молодые наши специалисты – Кравченко с Санитрой, Ященко возле Уроша. Тот же Биланенко прошел школу, и мы его поставили тренером для резервной команды. А главный тренер – тот же Прима. Они прошли главную школу с национальными командами.

Мы этому уделяем много внимания. Отправляем наших тренеров в заграничные стажировки. Растут свои, мы об этом думаем.

- Есть надежда, что со временем украинские тренеры могут заменить иностранцев?

- Молодые – да, а старые уже вряд ли. Они себя уже исчерпали, а молодые – да.

- Целесообразно ли создавать новые виды гонок. Например, была идея супермарафона с 8-ю огневыми рубежами. Нужно ли это биатлону, чтобы увеличивать зрелищность?

- Наш спорт зрелищный и так. Я думаю, что пока с этим проблем нет. Да, можно делать различные программы (соревнований), но не увеличивая нагрузку или, как вы говорите, марафоны. Этого не нужно, гонок и так много.

Вы же видите, что по 3-4 старта еженедельно. Это очень нелегко, когда соревнования еще и три дня подряд. Уже и спортсмены жаловались, что трудно восстанавливаться и стартовать. Тот же Антон Шипулин говорил, что не очень просто. А девушкам тем более.

Конечно, организаторы что-то делают. Но это короткие гонки – одиночные эстафеты, суперспринт, который в этом году будет впервые проведен на каком-то этапе.

Международная федерация думает о том, чтобы всегда что-то новое вносить для зрителей, потому что биатлон – очень популярный вид спорта. Один из самых популярных в Европе, и в частности в Украине.

- Лыжные гонки и биатлон – это же родственные виды спорта. Но почему такая пропасть между этими зимними дисциплинами?

- Человеческий фактор. Кому-то надо этим заниматься.

Фото: Александр Гончаров / Апостроф

- То есть лыжные гонки не имеют такой поддержки, как биатлон?

- Не то, что нет поддержки. Просто нет людей, которые бы в свое время сохранили это все и развивали. Тренеры лучшие куда подевались? В Казахстане Лесников работает. Дети бегут из команды, потому что они не видят выхода и перспектив. Поэтому идут в биатлон в первую очередь. Видят, что если ребенок талантлив, то здесь его куда-то доведут.

- В лыжных гонках есть известная Валентина Шевченко и все...

- Была еще Ирина Тараненко-Тереля. Это те две девушки, которые еще завоевывали медали на Кубке мира, Чемпионате мира. А так, чтобы определенную систему выстроить, к сожалению, не сделали. Хотя там нет оружия, нет стрельбищ и легче готовиться.

В летних видах спорта также есть дисциплины, где можно было бы иметь медали, но нет. Когда-то у нас и метания были шикарные, и в коньках были люди серьезные, а сейчас вообще этого вида спорта у нас фактически нет. А фигурное катание – что с ним происходит…

- Да, к сожалению. Еще вопрос будущего. Этап Кубка мира или Кубка IBU в Украине. Насколько это возможно?

- Если построим трассу и стрельбище, то очень быстро получим соревнования. Сегодня есть возможность, введено большое количество новых соревнований. Это и кубок IBU для юниоров, которого раньше не было, и кубок IBU для группы B, в котором по 160 человек участвует, и чемпионат Европы, и юниорский чемпионат мира, и летние чемпионаты. То есть нам быстро дадут провести соревнования, только надо иметь лицензию и построить комплекс, чтобы мы соответствовали международным стандартам.

- То есть сейчас все в руках Украины. А вот были разговоры о зимней Олимпиаде, которые так разговорами и завершились.

- Это было нереально.

- Хотели же провести Олимпиаду-2022 в Карпатах.

- Мы можем хотеть, можем даже заявиться. А потом надо что-то делать, а этого мы как раз и не хотим.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Усик - Бриедис: онлайн-трансляция боя

УСИК - БРИЕДИС - Онлайн-трансляция чемпионского боя

Ливерпуль - Манчестер Сити - 4:3 Хроника и видео матча

ЛИВЕРПУЛЬ МАНЧЕСТЕР СИТИ - Онлайн-трансляция матча 23-го тура английской Премьер-лиги

Привык, что дома готовиться негде - олимпийская надежда Украины о россиянах и шансах на медаль

Украинский фристайлист Александр Абраменко рассказал о подготовке к зимней Олимпиаде-2018

Новости партнеров

Загрузка...