РУС. | УКР.

среда, 26 апреля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.63
Мир
Мнение

Карманы пусты: почему Россия не может заменить Болгарии Евросоюз

София будет "улыбаться" и ЕС, и России

София будет "улыбаться" и ЕС, и России На выборах президента Болгарии, как и в Молдове, победу одержал пророссийский кандидат социалист Румен Радев Фото: EPA/UPG

В воскресенье, 13 ноября, пророссийские кандидаты из партий социалистического уклона Румен Радев и Игорь Додон победили на выборах в Болгарии и Молдове соответственно. Российский политолог Дмитрий Орешкин считает, что не стоит переоценивать положительные для России и негативные для ЕС последствия результатов этих выборов. Он объясняет внутриевропейский кризис естественным переходом стран к индивидуализму. Но та же Болгария все равно остается ориентированной на европейский рынок страной. И Россия неспособна предложить ей адекватную альтернативу.

Что в Болгарии, что в Молдове люди ищут альтернативы. 20 лет назад было ощущение, что есть понятная европейская стратегия: мы объединимся и станем сильнее. В некотором смысле так оно и произошло — ЕС усилил свои позиции и достиг впечатляющего экономического роста. А потом, поскольку людям свойственно колебаться, уставать, расстраиваться, начались противоположные тенденции. Как оказалось, да, экономического роста достигли, и был эффект объединения, но потом начались проблемы. В частности, миграционный кризис, идентификационный кризис, потому что непрерывным прогресс быть не может. Сейчас призывают к серьезной коррекции, и разные страны в составе ЕС ищут разные пути: кто-то на левой, кто-то на правой поляне, как Марин Ле Пен во Франции или немецкие партии, что особенно характерно для экономически продвинутых территорий, потому что там люди озабочены сохранением своего достаточно высокого материального статуса и раздражены прибытием мигрантов.

Есть и стремление — тоже довольно оправданное — сократить свои расходы на менее богатые страны. Первый звонок дала Греция, которая "прожила" 300 с лишним миллиардов за счет главным образом Германии. И какое чувство удовлетворения должно быть у немецких бюргеров? Это — так сказать, взгляд сверху. А взгляд снизу — из Греции, Испании, Португалии, Болгарии или многих других стран бывшего социалистического блока — противоположный: "А почему нам так мало дают?". Им кажется, что они заслуживают большего: "Греции дали 300 миллиардов, а Болгарии — нет. Европейский союз нас разочаровывает". Поэтому там и начинает левая риторика преобладать, начинается откат к "светлому советскому прошлому". При том что люди плохо знают это самое советское прошлое.

Мне кажется, проблема заключается в том, что люди склонны экстраполировать тенденции в бесконечность. Как появился ЕС, так и говорят, что он будет расти, расти и расти. Теперь задается прямо противоположный тренд: ЕС, мол, кончился, начинается время российского или путинского союза. Что Болгария или Молдова сейчас развернутся в сторону Евразийского союза — точно такая же пропаганда. И для Молдовы, и для Болгарии главный рынок сбыта — по-прежнему Евросоюз. Они все еще зависят от ЕС. И у Москвы, самое важное, нет денег, чтобы их поддержать. У Москвы есть деньги, чтобы поддержать какую-то политическую силу, как это было с партией Марин Ле Пен. Но разве 9 млн долларов - это деньги? А вот серьезно поддерживать экономический рост в Болгарии, Молдове или Приднестровье не получается. Равно как не получается это на Донбассе. Чтобы поддерживать режим Захарченко и Плотницкого, ресурсов надо меньше.

Ничего сверхъестественного не произошло. А что плохого в том, что люди хотят, чтобы государство о них больше заботилось? Им кажется, что это возможно. Усиление на фоне кризиса в ЕС тенденций к поиску индивидуальности естественно: будь то чешский, венгерский, польский или болгарский путь. Они все более или менее ориентированы на себя. В России это интерпретируют как распад ЕС. С моей точки зрения, это не распад, а нормальный конфедеративный процесс, когда начинается процесс децентрализации. Пройдет несколько лет, и те же европейские страны, если не будет большой войны (с Россией), почувствуют, что без европейской помощи плоховато, и опять будут фазы консолидации. Конечно, Россия очень заинтересована в ослаблении ЕС, и она для этого делает все, что может. Но может она не очень много.

Молдова и Болгария — республики-то парламентские, и парламенты там достаточно европеизированные. Ну, ушел премьер Болгарии в отставку — назначат нового, вырвать Болгарию из европейского контекста не получится. Советская система, которую проповедует Путин, может обеспечить военный контроль, например, поставить военную базу, потому что это не безумно дорого. Но обеспечить при этом сравнимый с европейскими стандартами уровень жизни эта модель не способна в принципе. Поэтому говорить, что эта территория уйдет под Россию — значит, заблуждаться. Она будет пытаться улыбаться ЕС и России, чтобы получить деньги и там, и там.

Не думаю, что после выборов Болгария захочет, например, проголосовать против санкций. Если она на это пойдет, то от России будет просить за это серьезную экономическую поддержку. Для России это будет просто слишком дорогое удовольствие. У России карман-то пустой! Любое руководство Болгарии все равно будет находится в тисках между ЕС и Россией. И тут все зависит от жесткости ЕС. Он может поставить вполне понятное условие: либо вы поддерживаете санкции, либо теряете рынок сбыта.

Украина находится в довольно тяжелом состоянии. И будет находиться, потому что ЕС и США переживают кризис. Украине надо выбираться самой.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Фронтовики и марширующие: Франция выбирает нового президента

Во Франции 23 апреля проходит первый тур выборов президента, Апостроф разбирался, кто главные кандидаты

В седле и с прической: лучшие фото королевы Елизаветы ІІ

Елизавета II является старейшим британским монархом, она рекордсмен по продолжительности пребывания в качестве главы государства среди всех ныне действующих глав государств — находится на престоле с 1952 года.

Формула Мэй: зачем Британия идет на внеочередные выборы

Выборы в Великобритании следует рассматривать и как вотум доверия самой Терезе Мэй: она ещё ни разу не приводила партию к победе на выборах, возглавив правительство в результате внутрипартийных перестановок.