РУС. | УКР.

понедельник, 21 августа
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
25.49
Политика

Для Украины есть только один выход в войне с Россией - Евгений Чичваркин

Известный бизнесмен рассказал, как поднять экономику Украины

Известный бизнесмен рассказал, как поднять экономику Украины Российский предприниматель, владелец винного бизнеса в Великобритании Евгений Чичваркин Фото: youtube.com / вДудь

Российский предприниматель, ныне владелец винного бизнеса в Великобритании ЕВГЕНИЙ ЧИЧВАРКИН во второй части интервью "Апострофу" рассказал, что бы он сделал, окажись министром экономики Украины, кто из российской оппозиции имеет реальную поддержку, как относится Запад к конфликту на Донбассе и о том, почему реформы - единственный выход для Украины, который позволит ей победить в войне с РФ.

Первую часть интервью читайте тут: Россия еле сводит концы с концами и не может позволить себе большой войны – Евгений Чичваркин

- Если представить, что победу на выборах президента России одержал какой-то другой кандидат, не Путин, как считаете, что этот кандидат может предложить постпутинскому народу?

- Открыть страну. Сейчас она закрытая абсолютно.

- А как же игра на неизменных чувствах – больших пенсиях, геополитических победах, национальной гордости и возрождении имперского прошлого?

- Эту идею можно по-разному воплотить. Представьте, что жители Украины с высшим образованием и доходом в среднем 30 тысяч гривен, например, приравниваются к налоговым резидентам России, при условии, что в России произведена соответствующая налоговая реформа, что в Россию, как при Петре І, привозятся профессора и прочие, а в университетах обучают здоровым, передовым, открытым методам.

- В общем, условный Оксфорд, только где-нибудь в Питере или Москве.

- Да, абсолютно. Представьте себе, что там нет налога на имущество, и любой украинец может утром решить и через 2 часа оказаться в Москве, а на следующие сутки зарегистрировать компанию, как это было при Ельцине. Представьте себе ситуацию, что произошли подобные реформы. Это все практически было в уродливых 90-х. Это можно сделать в два счета. И что происходило в советское время: насильно или не насильно, но Москва по факту была донором национальных лиц всех союзных республик. Не нужно ничего захватывать. Люди – это то, что делает твою страну богаче и интереснее. Нужно не захватывать, а делать свою страну, свой город мировой столицей, интересной, комфортной для жизни, научным центром, экономическим центром, биржевым центром и так далее. Это можно сделать уже прямо сейчас. И Украина тоже может это делать.

- Думаете? Но в одном из интервью вы говорили, что с нынешней властью ничего хорошего не будет.

- У этой власти без шансов, да. Но в Украине очень мало социальных обязательств, поэтому вам не так много налогов нужно по факту. Не в процентном соотношении, а в чистом кэше, чтобы не ухудшалась жизнь людей. В Украине можно провести до сих пор достаточно сложные экономические, образовательные и прочие реформы. Воли нет, потому что эти воришки чувствуют себя как дома. У них деньги рассованы по швейцариям и англиям, там же рассованы и дети, там же дома и лодки. Вот они воруют, пока воруется. А когда запахнет жареным – они улетят.

- Кстати, а у вас еще есть желание поучаствовать в таком экономическом чуде Украины?

- А кто же меня позовет? Совсем недавно у меня было интервью одному серьезному российскому интервьюеру, так вот, он в шутку спросил, что бы я сделал, будучи министром экономики Украины.

- И что же?

- Первым делом – полная смена состава. Привлек бы по открытому конкурсу канадцев, для которых украинский родной, которые понимают, как жить в независимой, либеральной и свободной стране. В общем-то, это самая правильная диаспора. Будут набираться те люди, которые разбираются в экономике и являются сторонниками крайне либеральной модели. А дальше оставить 4 или 5 налогов всего. В таких условиях страна открывается полностью. Никаких пошлин, ничего. Все, что ты сделал – это твое, ты можешь это вывозить. Снимаются любые ограничения на перевод денег. Сейчас в страну невозможно ввести деньги. Я не могу заплатить в благотворительный фонд. Я должен 12 частями переводить в "Таблеточки" (международный благотворительный фонд, который помогает детям с онкологическими заболеваниями в Украине, - "Апостроф").

Если по кривой Лаффера (графическое отображение зависимости между налоговыми поступлениями и налоговыми ставками, - "Апостроф"), то нужно, чтобы цифры на вершине немного до них не доходили. Грубо говоря, должен быть около 20-22% налог на доход, 0% налог на прибыль, 0% НДС, от 0 до 10% налог от продаж, налог на добычу природных ископаемых и три или четыре акциза на табак, алкоголь, топливо и дорожный фонд. Все. Ничего больше не нужно. В Грузии на то, чтобы это все запустить, три месяца ушло. Так что ничего сложного в этом нет.

Российский предприниматель Евгений Чичваркин Фото: УНИАН

- Вряд ли в Украине процесс за три месяца запустится, у нас одна Харьковская область – как вся Грузия.

- А чего здесь сложного? Это все больше упирается в ІТ-вопрос, на самом деле. А это то, чем Украина уже сильна. У вас эти специалисты и так работают за 3 копейки с удовольствием. Они за условный ноль сделают любую систему контроля и сбора налогов и гордиться этим будут. Вот что-что, а ІТ-потенциал в Украине великолепный. Все, что нужно – это система контроля и честные люди, которые это будут воплощать. Это задача айтишникам на 3-4 месяца активных действий. Потом это все внедряется повсеместно.

А сейчас по факту приходит лоукостер и спрашивает: а какой там налогооборот от продажи? И уходит. То же самое касается игорного бизнеса – нужно абсолютно все запреты снять.

Как только страна открывается, в нее хлынут деньги. Уже через три месяца начнет расти ВВП и пойдет серьезный рост. Дома, здания, земля – все должно регистрироваться не дольше, чем за 1-2 дня, паспорт – за 1 день, продать квартиру – за 1 день, купить землю – за 1 день. Не важно, это 6 соток или 6 тысяч. Все сделки должны проводиться в один день.

Кроме того, тех людей, которые сейчас сидят за экономические преступления, нужно не сажать, а заставить то, что украли, вернуть. Я не против долговых налоговых тюрем, но против карания за экономические преступления. Украл – верни, извинись и постарайся жить в новых экономических реалиях.

- Возвращаясь к теме России, показательной сейчас кажется ситуация вокруг основателя мессенджера Telegram Павла Дурова и Роскомнадзора, то есть это такая собирательная характеристика всего того, что происходит между властью и бизнесом уже не только в России, но и за ее пределами. Как вы на эту ситуацию смотрите?

- Понятно, что российская власть пытается влезть везде. Их интересуют фильм Оливера Стоуна (про Владимира Путина, - "Апостроф"), Трамп и гей-парад. Все. Спастись от этого можно только одним способом – подписать петицию Навального и выйти, когда нужно будет выйти. Сейчас он – фактический лидер оппозиции и самый однозначный среди всех остальных неоднозначных.

- А кого еще поддерживают из оппозиции?

- Никого. Ну, будет у кого-то какая-то микроподдержка из двух десятков человек, это ничего не изменит. Даже у Немцова не было поддержки на момент убийства. Не было. Об этом наши либералы не говорят из-за вот этого христианского чувства обо всех почему-то говорить хорошо, но у него практически не было поддержки. Его все узнавали, знали, любили, но никто в нем не видел лидера оппозиции. Никто не видит его и в Касьянове.

- Но еще года два назад в Касьянове видели такую силу.

- Единственное, что у него было – это допуск к выборам. Это то, чем он привлекал большинство людей, потому что у него была фактически лицензия, он мог избираться.

- А у Ходорковского поддержка есть?

- Она у него ниже, чем была, в том числе из-за нерешительных действий, долгой раскачки проекта "Открытая Россия" после его выхода. Хотя потом ее признали нежелательной организацией, власть опасается его на самом деле. А если "Открытая Россия" и Михаил Ходорковский будут лучше угадывать настроения людей, то процент попадания будет выше. Но большинство людей готовы поддержать его.

- То есть Навальный прощупывает сейчас эти настроения лучше?

- Конечно. И он не провел 10 лет за решеткой. Он все эти 10 лет общался с людьми, в интернете видел все эти настроения, анализировал их. Это не так просто сделать, если ты за решеткой, несмотря на то, что в отношении Михаила Борисовича не было нападения. Были угрозы, понятно, но вот пыток не было. Тем не менее 10 лет тюрьмы – это серьезно. Вышедший после двух лет тюрьмы Полонский и Ходорковский – это две разные истории. Интеграция назад в жизнь проходит с разной степенью болезненности. Опять-таки, Михаил Борисович должен найти нужные слова. Думаю, что наша бандитская воровская власть сама их подскажет. Они сейчас сидят на пороховой бочке, которая рано или поздно под ними взорвется.

Алексей Навальный во время антикоррупционного митинга в Москве Фото: EPA/UPG

- А когда должно произойти прозрение у людей?

- Когда нет табака, когда слишком дорогая молочка, когда бесплатная кухня для младенцев пятый день подряд будет закрыта. Это все, так или иначе, будет связано со станком. И следующий скачок до 120 рублей за фунт не выдержит приличное количество банков, не выдержит большое количество домохозяек, не выдержит большое количество людей, которые взяли кредит на квартиру, на машину, стиральную машину и так далее. Не выдержат какие-то розничные сети. И если в 2014 году запас жира еще был, то потом он съелся, сейчас запаса жира гораздо меньше. А через год или полтора будет еще меньше. Запас прочности становится меньше, запас терпения - еще меньше. Зато накопившейся усталости больше. Мы не знаем, что из этого выплывет. Но борьба между холодильником и телевизором однозначно будет. Мне было 16 лет, когда полмиллиона человек вышло. Никто не ожидал такого. Менты там были почти незаметны, они стояли в стороне, растерянно смотрели на толпу, а толпа – если бы захотела – взяла бы Кремль за полчаса, и все рухнуло само с кровью трех людей (в 1991 году, - "Апостроф").

- Давайте вернемся к Украине. Сейчас тема Крыма несколько выпала из информационного пространства. Каким вы видите возвращение полуострова, как оцениваете в целом будущее региона?

- Чтобы вернуть захваченную территорию, Украине необходимо вести серьезную политическую и экономическую реформу. И начать зарабатывать.

- То есть самый серьезный удар по России – это успешная Украина?

- Ничего более серьезного, чем открытая экономика и открытая торговля Украины, нет. Я считаю, была очень хорошая идея сделать Одессу открытым портом, сделать бесплатные хабы, как в Эмиратах, отменить пошлины… А по факту одного бедного лоукостера долго мучали, обхаживали, вымогали у него бабки, на*бали и выгнали.

- Думаете, что это мы его, а не он нас?

- Конечно, чиновники устроили обычное вымогательство. Лоукостеров огромное количество, как только законодательство позволит открыть любой аэропорт, он будет не один, а их будут десятки, у них будет конкуренция, они будут начинать работать и заканчивать работать со страной. Но единственная причина их появления – это экономические причины, а не юридические, бюрократические и политические. Я уверен, что все, что выезжает из Украины, не должно иметь никакого досмотра. Любые деньги, входящие в Украину, не должны иметь никакого досмотра. Должно приходить все что угодно. Понятно, то, что вывозят с собой, все время нужно как-то просматривать, описать законом, что нельзя перевозить. Для этого нужны политическая воля, небольшие изменения Конституции и очень большие изменения идиотского законодательства. Но, опять-таки, ІТ-мозги в Украине сильные, просто этих честных молодых людей нужно допустить к контролю. Тогда разворот пойдет быстрее.

- А в чем основная проблема существующей власти – коррупция или неготовность самих украинцев меняться?

- Не только коррупция. Совок, ветер в головах и полная неготовность людей. Смотрите, я сижу в центре Киева с человеком, который входит, наверное, в топ 10 тыс. украинцев по образованию и в топ 2 тыс. по доходам. Очень открытый, на разных языках говорит. Мы говорим о реформах, горячо спорим. Я говорю: "Вот ты себе представь, что в центре Киева будет построена огромная гостиница, где основной язык будет английский, где будут работать украинцы, а с большой вероятностью отдыхать будут не украинцы, а иностранцы. Готовы ли вы к такому?" Он говорит – нет. А шейх Мохаммед ибн Рашид Аль Мактум (премьер-министр ОАЭ, - "Апостроф") был к этому готов, поэтому у него 80 тыс. долл. ВВП на человека, а в Украине – 8 тыс. Если вы хотите, чтобы было 20 тыс. долл., что совершено не сложно – нужно открыться. Сингапур, Кипр, та же Польша все это уже сделали. Начнется приток туристов, валюты. Они будут генерировать законы налогов и продаж, они будут генерировать работу порта, они будут генерировать акциз на алкоголь, они будут генерировать туристический поток, они будут генерировать лайки в Instagram, они будут генерировать потребность говорить на других языках. Поверьте, если даже приедут европейские гопники, это будет в 100 раз лучше, чем "ополченцы" Гиркина. Если в той же Германии и Нидерландах проституция приносит огромные деньги в казну, то в Украине она приносит тоже большие деньги, но в теневой сервис. Нужно легализировать это все, постепенно, аккуратно, сначала в специальных зонах, без рекламы.

- Вы считаете, что Украина готова к такому лигалайзу?

- Вопрос: мы хотим, чтобы наши ценности защищали? Мы хотим, чтобы условная Германия защищала ценности Украины? Так возьмите для начала ценности Германии. Хотите, чтобы Великобритания защищала ваши ценности – возьмите ценности Великобритании. Сначала примите европейские ценности, и тогда всему европейскому сообществу будет жалко отдавать Украину под Путина и под прочих уродов.

Российский предприниматель Евгений Чичваркин Фото: из личного архива

- В отсутствие этих ценностей, какое сейчас отношение Запада к конфликту на Донбассе?

- Никому это не интересно. Пока оторванные детские ручки не показывают по телевизору, никому ничего не интересно. Поэтому им не интересно. По их мнению, бывшие части Советского Союза бодаются друг с другом. Выход только один – успешные реформы переоценка ценностей и открытость.

- Как реформы помогут остановить конфликт на Востоке Украины?

- Это даст деньги на рабочую, хорошую армию, на израильские беспилотники, на американские ракеты. Чтобы деньги были, их нужно зарабатывать. Зарабатывать там, где нет нефти и газа, можно на инвестициях. А чтобы были инвестиции, нужен закон, который защищает инвестора.

- Если будет сильная армия, беспилотники, тогда конфликт остановить можно будет военным путем? Или как?

- Вот смотрите: есть люди, которые живут то там, то здесь, постоянно пересекают линию фронта. Вот представьте себе, переезжают они блокпост, ребята машут им рукой, они въезжают на широкую, в два раза шире асфальтированную ровную трассу и не видят больше ни одного гаишника, ни одного поста до Киева, везде новые красивые заправки с меньшей ставкой за топливо, новые дома, супермаркеты, где любая еда, и все это стоит копейки, потому что у этой еды один единственный налог – налог с продаж, ничего больше. И вот когда будет так, люди захотят профинансировать местную партию, которая захочет назад, на родину. Это то, чем купили крымчан, их купили на обещания, но в эти обещания никто больше не поверит. А Украина может это реально сделать. Для этого только нужна политическая воля.

- А вот такое ведение бизнеса – только для Украины характерно или в принципе для постсоветских республик?

- Для всех. Украина в этом не уникальна. Но, опять-таки, у Грузии получилось это переломить, там ВВП вырос в 10 раз.

- Ну, сейчас там все скромнее.

- Потому что коррупция вернулась, подконтрольный Кремлю человек возглавил страну, что там еще может быть? Они не то, чтобы уничтожили совсем то, что было, но привязали и не кормят курицу, которая несла золотые яйца.

- В Беларуси ситуация лучше, чем в Украине, или на таком же уровне?

- Не лучше, но они выкручиваются. Единственный плюс белорусского режима (и я с ним тоже столкнулся, благодаря ему мы смогли хоть какие-то копейки зарабатывать) – это то, что там уродские законы, но применение закона к каждому субъекту более или менее одно и то же. Все равны перед этими идиотскими законами.

- А какими фразами вы охарактеризовали бы все то, что происходит в мире – США, Европе, России, Украине?

- Очень жирный период времени от избытка денег. Мы стоим на пороге большой, кардинальной смены энергетической парадигмы мира. Наверное, еще десятилетие пройдет.

- А к чему приведет эта смена парадигмы?

- Полностью другое лидерство в мире, другие точки роста и так далее. Вот сейчас в Москве десятки миллиардов стоит реновация. Весь центр перекопан, много чего делается, в том числе очень полезного строительства. Но в Лондоне открывается Кроссрейл (крупнейший транспортный проект, основанный на сети туннелей, - "Апостроф"), который позволит сэкономить время и быстро добраться из центра Лондона до аэропорта Хитроу, за 20-25 минут. А в России трамваи делают – и все этому рады. Когда заново в центре одного из самых больших городов мира и официально одного из самых богатых городов мира вместо прочих современных средств передвижения вводят трамвай – это п**дец. Дальше только дирижабли.

- А это не есть отставание навсегда?

- Ментально сложно это все наверстать, но мы знаем, как это наверстывается. В самом конце 17-начале 18 века гордо и насильно завозили профессоров, академию наук, флот. Была воля у Петра І – и это произошло. И 300-летнее отставание в 30 лет сократили.

- Ну, сегодняшнее отставание куда серьезней. Промышленность за 30 лет вы не наверстаете.

- Промышленность дольше. У всего есть свои циклы. Торговля догонит через 1,5-3 года европейский уровень. Постсоветские люди очень восприимчивы. Как только будет честная свободная конкуренция – все пойдет. Большая промышленность, опять же, через пару десятков лет перезапустится.

- Как вы видите свое возвращение в Россию, возможно ли оно, при каких условиях? Что сделаете в первую очередь?

- На третий день приеду после того, как МИД разрешит.

- Что сделаете в первую очередь?

- Я ничего не буду делать. Наверняка устрою какое-нибудь отпевание. И на Новодевичье кладбище схожу, к бабушке.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Все равно, будет ли Россия, важно другое - Виталий Дейнега об оружии из США, "сепар-ТВ" и вопросах к Порошенко

Виталий Дейнега о войне, кадровых назначениях в армии и том, как победить пропаганду сепаратистов и России на Донбассе

Войны Путина: Украина и другие жертвы научились отвечать - частная разведка США

Гибридная война не принесла России ожидаемых результатов, а государства-жертвы превратились в сильных противников, отражающих кремлевские атаки.

Украина сможет освободить Донбасс, если произойдут три вещи - волонтер Виталий Дейнега

Основатель фонда Повернись живим Виталий Дейнега о войне, Укроборонпроме, борьбе с коррупцией и условии, при котором Украина освободит Донбасс

Новости партнеров

Загрузка...