РУС. | УКР.

воскресенье, 21 октября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
28.00
Политика

Практика "шапок-масок" в Украине по отношению к СМИ крайне опасна - адвокат

Юрист о политике государства в отношении общественных организаций и СМИ

Адвокат ДМИТРИЙ ДОВЖИК, который защищает интересы Международного центра перспективных исследований, куда в апреле 2017 года приходили с обысками правоохранители, рассказал в интервью "Апострофу" о ходе дела и о взаимоотношениях власти со СМИ в Украине.

- Выступая в Верховной Раде, президент Петр Порошенко сказал о том, что в Украине работают "оккупированные" агрессором СМИ, работают агенты Кремля, поэтому нужен закон о регистрации агентов влияния Российской Федерации. Как такой закон может повлиять на свободу слова? Ведь в этот "реестр" могут попадать неугодные СМИ, люди, общественные организации.

- В первую очередь следует остановиться на том, что на данный момент нет конкретного законодательного нормативного акта, который мы могли бы обсуждать. Есть только громкие слова отдельных политиков, но по факту конкретного закона или конкретного законопроекта мы еще не видели. Когда будет текст закона, тогда мы сможем цитировать отдельные нормы и давать им конкретную правовую характеристику. На сегодняшний день, как показывает конкретно наша практика, любые ограничительные меры со стороны государства в отношении СМИ или в отношении любых других налогоплательщиков, обязательно приводят к злоупотреблению правами отдельных недобросовестных лиц со стороны контролирующих органов с целью использования определенных нормативно-правовых актов, законов или полномочий в собственных целях.

- Может ли послужить высказывание мнения или позиции какого-либо человека поводом для проверок со стороны правоохранительных органов общественной организации или СМИ, где оно было обнародовано?

- Не стоит забывать о том, что в Украине действует свобода слова и в стране строится гражданское общество. Поэтому любые высказывания, какими бы они ни были невыгодными или неудобными политикам и государственным органам, являются проявлением свободы слова и свободы мысли определенного человека. Любое преследование по этому признаку неправомерно и является не только нарушением украинского законодательства, а и нарушением норм международного права, в частности Конвенции о защите прав человека. Поэтому в нашем обществе, в молодой строящейся демократии, подобные инициативы, по моему мнению, являются очень опасными. Мы еще не настолько зрелые, чтобы вводить ограничительные меры, которые могут даже априори касаться ограничения свободы слова в Украине. Поэтому я как практикующий адвокат c очень большой опаской отношусь к подобным инициативам. Кроме того, я более чем уверен, что в таких случаях подобные нормативно-правовые акты могут и будут использоваться именно с целью ущемления отдельных лиц, политических расправ или получения банальной выгоды, путем зарабатывания денег отдельными должностными лицами контролирующих органов, которые в результате могут получить соответствующие полномочия с помощью того или иного нормативно-правового акта.

Обыски в Киеве в офисе общественной организации "Международный центр перспективных исследований" Фото: Апостроф
1 / 1
Обыски в Киеве в офисе общественной организации "Международный центр перспективных исследований" Фото: Апостроф
1 / 1

- В этом заявлении Петр Алексеевич сказал не только о СМИ, а и об общественных организациях. Учитывая, что мы с вами уже обсудили, вспоминается ситуация с обысками в апреле прошлого года в Международном центре перспективных исследований (МЦПИ). Что они инкриминируют и какова ситуация на сегодня?

- Ситуация абсурдная, потому что, как известно, в офис общественной организации "Международный центр перспективных исследований" ворвались вооруженные люди в шапках-масках. Непонятно, какие конкретно доказательства они искали. По сути, поводом послужила отдельно взятая статья или отдельно взятое умозаключение одного из сотрудников этой организации. Это, с моей точки зрения, является типичным примером политической расправы над неугодными. Как же тогда быть журналистам, часть работы которых заключается именно в том, чтобы обнародовать различные позиции для баланса мнений? Как тогда быть политикам, как тогда быть тем же юристам в конце концов? Как мы будем строить гражданское общество, если после каждого неугодного слова или высказывания мы будем приходить к шапкам-маскам, оружию и спецназу в офисе или дома? Мне как налогоплательщику это крайне неприятно, потому что на мои деньги, которые я даю государству на содержание правоохранительных органов, которые должны меня защищать, эти же органы за мои деньги, уплаченные в бюджет, приходят ко мне с обысками и рассказывают мне, как мне нужно жить, что мне нужно делать и почему я должен после этого судиться с государством, чтобы отстоять свои права. Обыск в офисе ОО МЦПИ стал именно типичным примером подобной ситуации, когда после высказывания своей точки зрения к таким людям вломились в офис непонятные следователи в сопровождении автобуса со спецназом.

- Расскажите по пунктам, как должен проходить обыск и какие были нарушения во время обыска в МЦПИ?

- На самом деле, провести обыск – одно из самых простых процессуальных действий, которое предусмотрено Уголовным процессуальным кодексом Украины. Должен явиться следователь с постановлением суда, культурно постучать в дверь, сказать, что у него есть такое постановление.

Людям, которые находятся в офисе или в квартире, кого касается данное постановление, необходимо показать его, ознакомить и предложить добровольно выдать то, что перечислено в рамках данного судебного документа. В 99% случаев человек не захочет связываться с неприятностями и сопротивляться данным действиям. Просто будет способствовать следствию, помогать, будет заинтересован в том, чтобы быстрее закончить данную процедуру. Но почему-то каждый правоохранитель считает своим священным долгом ввалиться с силой, выломать дверь, соврать при входе, согнать всех, унизить, зачем-то применить силу. У меня иногда складывается мнение, что для таких мероприятий специально берут людей с комплексом неполноценности. Вот и в МЦПИ пришли люди, которые представились клининговой компанией, ввалились в офис. Там, если я не ошибаюсь, сломали дверь. Стали цепляться к отдельным сотрудникам, не предложили добровольно выдать необходимые материалы. Хотя сотрудники сами предложили пройти в комнату и предоставить все, что им интересно. После этого стали неаргументировано применять силу к отдельным присутствующим лицам. Зачем-то стали толкать людей, избивать, бросать на пол, выкручивать руки, что было совсем не нужно в данной ситуации. Одному человеку из присутствовавших во время обыска разбили инсулиновую помпу. Также не допускали медицинскую помощь, адвоката, который по законодательству мог и должен был присутствовать при проведении следственных действий. После этого собрали все, что успели схватить, и просто выбежали из офиса.

- Люди, которые пострадали, какие права имеют? И в наших реалиях возможно ли добиться того, чтобы они понесли ответственность за превышение своих полномочий?

- Здесь нужно разграничить две составляющие вопроса: какие есть права и возможно ли понести ответственность? Права у нас по законодательству действительно есть. Каждое такое действие можно квалифицировать как превышение полномочий, как хулиганство, можно найти еще ряд статей, которые были нарушены в данном случае. Но по факту доказать или привлечь конкретного сотрудника правоохранительных органов к ответственности в наших реалиях – очень и очень сложно. В большинстве случаев все заканчивается тем, что даже если регистрируются уголовные производства против таких горе-правоохранителей, они потом годами лежат в других правоохранительных органах, которые, конечно же, не хотят расследовать производства против своих коллег. Понимают, что сами они действуют таким же образом и буквально через день, месяц или год окажутся на их месте. И нужно будет тоже подумать, как прикрыть свою спину и кто в этом поможет.

Дмитрий Довжик в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

В данном случае нами было инициировано два уголовных производства против незаконных действий правоохранительных органов. Одно из них до сих пор расследуется прокуратурой города Киева. К слову сказать, уже два раза пытались данное уголовное производство тихонько закрыть, в тайне от нас, не направляя нам постановление о закрытии данного уголовного производства. Оба раза в судебном порядке нам удавалось обжаловать данное неправомерное действие и возобновлять расследование. Еще одно уголовное производство было инициировано Генеральной прокуратурой Украины. Опять же, по судебному решению, поскольку добровольно они отказались это делать, и сейчас данное производство находится в Печерском районном управлении полиции города Киева. Находится более года, при этом не было сделано ни одного процессуального действия, не вызван и не допрошен ни один человек. И, скорее всего, тоже будет тихо закрыто, а мы потом будем еще годами судиться и обжаловать данное закрытие. Потому что мы понимаем, у правоохранительной системы на сегодняшний день нет желания бороться с людьми, которых просто можно называть оборотнями в погонах внутри системы. И здесь многие мои коллеги часто поднимают вопросы судебной реформы и того, что суды не защищают граждан в данной ситуации. Но следует обратить внимание, что дела в суды даже не передаются. Суды в большинстве случаев поддерживают инициаторов обжалования таких действий. Они не препятствуют гражданам в такой ситуации. Основная проблема в том, что правоохранительная система, которую сейчас все хвалят, которая является якобы новой, справедливой и незаангажированной, по-прежнему остается старой. Правоохранители по-прежнему пытаются прикрыть друг друга, поэтому привлечь их к ответственности не то, что невозможно, но очень трудно. Это невозможно без способствования со стороны СМИ, со стороны группы адвокатов. Для того чтобы это осуществить, нужна целая команда людей, ресурс, а также нужно целенаправленно этим заниматься. А обычный добросовестный гражданин и налогоплательщик, который считает своим долгом просто жить в этой стране, в большинстве случаев или не может себе этого позволить, или просто не хочет с этим связываться.

- Хочу уточнить о ситуации с МЦПИ. Какие еще в этом деле были нарушения? И что касается изъятых материальных вещей, где они сейчас находятся, они были возвращены?

- Как я уже сказал, обыск проходил с превышением полномочий, свидетели действительно были, были понятые. Во время обыска неправомерно была применена сила к отдельным гражданам. Были пострадавшие, которые были избиты, которым были выкручены руки, у которых отобрали личное имущество. Кроме того, у самой организации была изъята компьютерная техника, телефоны, которые еще около двух месяцев мы пытались вернуть в судебном порядке. Мы этого добились, по большому счету. Но сам факт того, что более чем на два месяца частично, если не полностью, была заблокирована работа организации, остается фактом. И это тоже проблема, потому что подобные дела должны рассматриваться судами в трехдневный срок. В нашем же случае дело тянулось более двух месяцев.

- Насколько я понимаю, доказательств, за которыми приходили, не нашли.

- Их не нашли и не найдут, потому что обвинения надуманы.

- После того как доказательства не нашли, не должны ли были закрыть это дело?

- Вы понимаете, в чем дело? Дело фактовое. С какой целью у нас в стране инициируется фактовое дело? Если инициируется дело против конкретного лица, тогда у органов досудебного следствия вступают в силу процессуальные сроки, которых они обязаны придерживаться. И данное дело уже держится на контроле. А если дело фактовое, оно может тянуться годами. И в данном случае я более чем уверен, что оно не будет закрыто еще долго. Оно будет далее использоваться против подобных организаций, как МЦПИ, возможно, еще других организаций. Это просто элемент давления на тех или иных неугодных людей.

Дмитрий Довжик в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Подобное безнаказанное поведение силовиков, которые могут приходить когда захотят, изымать материальные вещи, обвинять, не имея доказательств, какие может иметь последствия для СМИ, гражданских организаций, отдельных людей и так далее, учитывая предвыборный год? Не усилится ли "охота на ведьм"?

- В первую очередь это ухудшит отношение к Украине со стороны иностранных государств. Уже не первый год они на нас смотрят, как на полигон с дикими правоохранителями, которые безнаказанно врываются в офисы и регулярно совершают абсолютно неправомерные действия по отношению к своим гражданам. Сейчас фиксируется очень много случаев давления с помощью правоохранительных органов на предпринимательскую деятельность. Пока это не прекратится в стране, я думаю, на нас так и будут смотреть, как на Дикий Запад. В первую очередь нам надо находить причины внутри самого государства. До тех пор, пока правоохранитель не станет правоохранителем, а не будет оставаться карающим органом, это будет продолжаться. С этим нужно бороться и это определенный этап становления гражданского общества, в том числе и в Украине.

- Как себя защитить в таких условиях, когда те, кто должен тебя защищать, не защищают? Возможна ли здесь помощь каких-то международных общественных организаций?

- Первое – сильная юридическая поддержка. Второе – это массмедиа, которые должны освещать каждое неправомерное событие. И третье – это как раз международные организации, которых часто боятся именно недобросовестные правоохранители, потому что огласка в СМИ и давление международных организаций в первую очередь заставляет их умерить пыл. Это три основных фактора, с помощью которых мы можем защищаться в нынешних реалиях.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Украина в отношениях с Венгрией предпочитает занимать позицию страуса

За счет Закарпатья Венгрия решает свои внутренние демографические проблемы, считает эксперт-международник Илия Куса

Россия деградирует и скоро повторит судьбу СССР - генерал

Путин загнан в угол и готов на все, чтобы подчинить Украину

По следам Семочко: как депутаты хотят спрятать декларации силовиков

Обвинения в коррупции первого заместителя главы СВР Сергея Семочко закончились ничем. Вместо борьбы со взяточниками власть хочет скрыть декларации силовиков

Новости партнеров

Загрузка...