РУС. | УКР.

вторник, 21 августа
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.76
Политика

Позитивные изменения в судебной ветви уже есть, но остаются большие вопросы - судья Кирилл Гарник

Кирилл Гарник о зарплатах судей и абстрактной реформе

Кирилл Гарник о зарплатах судей и абстрактной реформе Кирилл Гарник Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

О том, какие изменения сейчас происходят в судебной сфере и нужен ли Украине антикоррупционный суд, в интервью "Апостроф TV" рассказал судья Окружного административного суда города Киева КИРИЛЛ ГАРНИК.

О судебной реформе

На мой взгляд, конец судебной реформы – это уже успешная ее реализация, когда те процессы, которые запущены, приведут к каким-то позитивным последствиям. Поэтому очень тяжело сказать, когда судебная реформа запустится в полной мере. Сейчас это понятие достаточно абстрактное. Однако позитивные моменты в судебной ветви власти уже имеются. Негативные тоже, их, на мой взгляд, больше. Однако позитивные достаточно весомые, а именно - создание Верховного суда, успешное начало его функционирования, правильная организация процесса аттестации и переаттестации тех судей, которые уже ее прошли. Я сам проходил переаттестацию и знаю об этом не понаслышке. Эти процессы очень грамотно, на мой взгляд, организованы. Но то, как законодательные акты, которые принимаются, впоследствии будет функционировать, пока что остается под большим вопросом.

Про антикоррупционный суд

Законодательно он предусмотрен, и процесс его создания активно идет и развивается. Но нужно понимать, что антикоррупционные суды в том или ином варианте существуют в таких странах, как Мексика, Кения, Бангладеш, Хорватия, Индонезия. То есть это не самые, скажем так, успешные страны. В странах, которые мы привыкли считать успешными, как США, Франция и Германия, нет антикоррупционного суда в том или ином варианте. Соответственно, можно сделать вывод, что только не очень благополучные страны решаются на такой шаг, как создание антикоррупционного суда. И это, к сожалению, не очень хороший звоночек для нашей страны.

Какие минусы я вижу в создании этого суда? Представьте себе ситуацию, когда он будет окончательно создан и начнет функционировать, и когда, не дай Бог, какого-то из судей этого суда уличат в коррупции. Окончательно все надежды на справедливый суд рухнут. А учитывая то, что на сегодняшний день очень легко манипулировать такими фактами, мне кажется, такой сценарий вполне возможен. Поэтому я не против создания антикоррупционного суда, я за то, чтобы он был действительно эффективным, прозрачным и понятным как людям, так и чиновникам.

Больше всего в законе о создании этого суда интересует другой момент. Там очень интересно написано, что судья антикоррупционного суда, кроме всех прочих элементов, которыми он должен обладать, должен иметь опыт работы в международных организациях. И в судейском сообществе это вызвало ряд таких интересных дискуссий, потому что тяжело понять, что такое опыт в международных организациях и каким именно он должен быть.

Я считаю, что недопустимо при оценивании, при прохождении конкурсов привлекать какие-то международные организации, каких-то западных коллег и так далее. В нашей стране мы должны сами разобраться в этой ситуации, с правоотношениями, которые будут регулировать создание и конкурс в антикоррупционный суд.

Кирилл Гарник в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

Об адвокатуре

Действительно, у нас есть проблемы в том, что люди, которые не могут себе позволить качественную защиту, нанять дорогого адвоката, остаются фактически без защиты своих возможно нарушенных прав. Однако я всегда повторяю, что лично мне как судье выгодно, чтобы ко мне на заседание приходили исключительно квалифицированные адвокаты. Потому что таким образом мне будет намного проще объяснять свою позицию, слышать их позицию и намного быстрее, качественнее принимать решение. Я смогу рассмотреть дело в 2-3 заседания, а не в 5 или 7, как это бывало раньше, когда приходили не очень квалифицированные специалисты или юристы ко мне на заседание. Потому с этой точки зрения я поддерживаю монополию адвокатуры на ведение и представление интересов в суде. А что касается людей, которых государство не обеспечило хотя бы минимальными какими-то возможностями для проживания, которые не могут себе позволить элементарно купить простую корзину питания, то о каких адвокатах для них идет речь? Если мы равняемся на США, если мы равняемся на другие страны, то мы видим, что там практика пошла уже абсолютно разными путями. Где-то представляют интересы, люди сами могут защищать себя, а где-то это запрещено. Где-то ты должен взять квалифицированного юриста.

А есть интересная практика, когда стороны могут себе выбирать и судей. Если не ошибаюсь, в Швеции была такая система, когда сторона, подавая иск в суд, определяла себе одного судью, а ответчик, получив, например, этот иск, подавал ходатайство о том, чтобы дело рассматривал другой судья. И, таким образом, рассматривали одно и то же дело одновременно два судьи. Причем один судья немножко с уклоном в сторону истца, а другой судья немножко с уклоном в сторону ответчика. Такая тоже интересная практика. Но почему-то у нас она никем не поднималась и не обсуждалась даже. Есть у нас интересная новелла в кодексе административного судопроизводства, в последней его редакции, о том, что возможно досудебное урегулирование спора путем того, что судья вызывает к себе одну и вторую сторону и разъясняет им в целом дальнейшую перспективу и практику подобных дел. Я считаю, что это очень интересная, классная новелла, которая поможет снизить нагрузку, количество рассматриваемых дел. И таким образом сможет более качественно и эффективно объяснять, это что касается доступа к правосудию, сторонам их перспективность или бесперспективность их позиции.

Кирилл Гарник в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

Об интеллектуальной собственности

В Украине проблема защищенности интеллектуальной собственности, на мой взгляд, стоит даже выше, чем проблема коррупции. Интеллектуальная собственность не защищена, положение не работает. Интеллектуальная собственность очень масштабная и включает в себя много элементов, поэтому, возможно, создание суда интеллектуальной собственности как раз будет тем шагом, который в Украине действительно необходим на сегодняшний день. Хотя в целом я больше склонен к децентрализации власти и к уменьшению судов, потому что то деление судов, которое на сегодняшний день существует, нормальное. Но в Украине сейчас любой орган государственной власти не вызывает доверия. Судебная система была построена до этого периода таким образом, что судьи были лишены возможности коммуницировать с людьми, общаться, объяснять свою позицию, доказывать и объяснять, почему они приняли то или иное решение. Это выходило за рамки этики судьи, до какого-то момента вообще считалось, что если судья имеет страницу в социальных сетях, то это неправильно. Потому что судьи должны быть, и это предусмотрено законом, аполитичны. Они не должны быть приверженцами той или иной политической силы, высказываться публично о какой-то власти, заниматься бизнесом и так далее. К чему я веду? К тому, что очень много ограничений для того, чтобы работать судьей, и очень сложный конкурс для того, чтобы эту должность получить. И, на мой взгляд, если у людей и должно быть какое-то доверие к судье и суду, в первую очередь, это задача не только для судей и судебной системы в целом, это задача также и для средств массовой информации, и для государственной политики в целом. Начнем с того, что хотелось бы избежать политики двойных стандартов. Когда в стране зарплаты невысокие, а судебный сбор неаргументированно завышен, это вызывает общественный резонанс или как минимум вопросы.

О зарплатах судей

Ежегодно мы слышим о том, что будет повышаться зарплата, причем в разных отраслях: судьям, докторам, учителям и так далее. Как я уже говорил, судья является наивысшей профессией из всех юридических и, возможно, наиболее сложной. Соответственно, на мой взгляд, она является ответственной профессией. И ее оплата должна быть соответствующая, оплата этой профессии должна быть соразмерна должности. Невозможно работать судьей, именем Украины принимать решения и получать за это какие-то несколько тысяч гривен. Это уже само по себе будет порождать коррупцию. Так устроен человеческий мозг, так устроена человеческая психология. Поэтому для того, чтобы изначально и базово обеспечить финансовую независимость судей, им нужно действительно создать нормальные условия труда и нормальную зарплату. А что касается условий труда, это, во-первых, обеспечить нормальную охрану судов. Полностью пресечь все попытки срыва судебных заседаний, ограничить доступ так называемых активистов в плохом смысле этого слова. И таким образом, я думаю, что и судьям будет легче работать, и людям, чьи права защищаются, будет намного проще их защитить. К нам на заседание несколько лет назад тоже приходили активисты с цепями и с шинами, пытались жечь покрышки прямо в процессе заседания. Заставить, таким образом, судью склониться к принятию нужного и необходимого им решения. Но разве это правильно? Разве это правильно, если будут приходить люди и давить на судью? Разве это путь в демократическую и правовую страну?

Версия для печати
Нашли ошибку - выделите и нажмите Ctrl+Enter
Раздел: ПолитикаСуды Тема:
Теги:

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Громкий арест бизнесмена за взятку скандальному прокурору: что известно на данный момент

Генпрокуратура совместно со Службой безопасности провела совместную операцию по задержанию бывшего первого заместителя председателя правления ПАО Укргаздобыча Алексея Тамразова: что известно на данный момент

Суд будет, но сядут не все: в Украине разгорается новый громкий скандал

После принятия закона о Высшем антикоррупционном суде в нем оказалась норма, которая может помочь топ-коррупционерам спастись от наказания

Мы создадим хорошую практику для России без Путина - автор важного закона о переговорах с МВФ и новом суде

Один из авторов законопроекта об антикоррупционном суде Георгий Вашадзе рассказал Апострофу о всех спорных моментах по законопроекту

Новости партнеров

Загрузка...