РУС. | УКР.

вторник, 26 сентября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.32
Общество
Мнение

Украинская политика. Ищите женщину

Среди народных депутатов нынешнего созыва всего лишь 12% женщин Фото: Владислав Содель

15 лет тому назад на Саммите тысячелетия в Нью-Йорке Украина присоединилась к 189 странам мира, подписавшим Декларацию тысячелетия ООН. Наша страна пообещала работать над улучшением жизни населения, что означало бороться с бедностью, туберкулезом, СПИДом, развивать окружающую среду, улучшать образование и (внимание!) обеспечить гендерное равенство. Уже в 2015 году число женщин в украинском парламенте должно было увеличиться до 30%, а в местных советах – до 50%.

За окном ‒ 2015 год, а ситуация с равноправием полов у нас весьма плачевная. Похвастаться гендерной демократией могут разве что сельские советы. Тут женское представительство традиционно высокое: подчас ‒ даже выше 50%. А вот с «большой политикой» – большие проблемы. Максимум 12%, или 51 женщина. Именно столько народных депутатов на каблуках ‒ в составе парламентариев Верховной рады последнего, VIII созыва. И это ‒ самый лучший результат за всю историю независимой Украины. К примеру, в предыдущем созыве их было 9,9% (44 человека), а в первом – всего 2,3% (11 женщин). Впервые в истории современного украинского парламентаризма женщина заняла место вице-спикера Верховной рады. Есть женщины и среди министров нынешнего правительства. Тенденция радует, хотя до мировой практики нам еще далеко. В Европе показатель количества женщин во власти доходит до 25%.

Почему это важно?

Женщин в мире – более 3 млрд. В каждой стране они составляют половину, а то и большую часть населения. В Украине, к примеру,‒ 54%. Но дело не только в социальной справедливости. Мировые эксперты пришли к выводу, что страны, которые имеют в своих парламентах и правительствах менее 25-30% женщин, плохо справляются с вопросами социальной защиты, охраной материнства и правами детей.

Дискриминация по половому признаку считается основой для других ее видов, таких, например, как национальная или возрастная. Мировой лидер в области гендерного равноправия – Швеция, говорят, победила коррупцию во многом благодаря тому, что стала активно привлекать женщин к управлению государством. Женское представительство в парламенте и правительстве этой страны доходит до 47%. В стране стала активно формироваться социальная политика, что привело к повышению уровня жизни.

Исследования показывают прямую взаимосвязь между ростом гендерного равноправия и снижением уровня бедности. Объясняют это тем, что женщины, которые имеют возможность к самообеспечению, вкладывают гораздо больше сил и финансов в благополучие своих семей и местного сообщества. Не случайно наивысший уровень жизни в мире зафиксирован именно в паритетных в плане гендерных возможностей странах. Это ‒ Норвегия, Финляндия и та же Швеция.

Вижу цель, не вижу препятствий?

Не стоит думать, что на пути украинских берегинь к власти подобно шлагбауму, растопырив волосатые руки, стоит злой женоненавистник и строго фильтрует каждую женщину, пожелавшую занять его властный трон. Законодательно никаких препятствий для участия женщин в политике нет. Начиная от Конституции, Статья 24 которой посвящена равенству прав мужчин и женщин во всех сферах жизнедеятельности и заканчивая всевозможными гендерными законами, государственными программами, а также ратифицированными международными документами, Украина декларирует равноправный статус женщин и мужчин.

Уже около 100 лет украинские женщины пользуются всей полнотой гражданских прав! Они получили их даже раньше, чем некоторые европейки.

«Если женщина имеет право взойти на эшафот, она имеет право подняться и на трибуну»,– воскликнула еще в 1791 году в разгар Французской революции писательница Олимпия де Гуж. Фраза стала для нее пророческой. Женщине снесли за это голову. Эта история надолго отбила у французских женщин охоту выступать. Вплоть до 1936 года получить паспорт они могли лишь с разрешения мужа. Избирательное право француженки получили лишь в 1944 году, бельгийки – в 1948, американки во всех без исключения штатах – в 1920 году, британки – в 1928. Украинки право избирать и быть избранными имели уже с 1917 года.

Что же пошло не так? Дело в том, что быть равноправной и называться ею ‒ в данном случае не одно и то же. В отличие от Европы, советские республики, а потом и независимые постсоветские государства, принимая на первый взгляд прогрессивные и демократичные законы, не предусматривали действительно эффективных, реальных механизмов их внедрения. Предоставив женщинам избирательное право, мужчины одновременно ликвидировали независимые женские организации. На их месте появились так называемые «женотделы» и «женсоветы», которые превратились в рупор правящей партии. Они не поднимали вопросов гендерного равенства, а пропагандировали партийные решения, в которых говорилось «об улучшении положения женщин». В Верховном Совете СРСР было около 30 % женщин(!), но присутствие это было чисто формальным. Портрет реальной политики ‒ почти на 100% мужские лица. За всю 70-летнюю историю партийного политбюро женщина попала в его состав всего лишь раз, и то длилось это недолго. Екатерина Фурцева стала просто легендой. Это исключение только подчеркивает правило: чем выше уровень власти, тем меньше в ней женщин. А вот усадить женщину за трактор – это настоящее равенство полов! Вплоть до 1980-х годов доля женщин среди рабочих и служащих СРСР составляла 51%. Это был крайне тяжелый, малоквалифицированный и низкооплачиваемый труд. Почему те далекие времена стоит вспоминать так подробно именно сегодня? Да ведь мало что изменилось с тех пор. Декларация прав без реальной возможности их использовать – такова суть законодательного поля Украины в сфере равноправия полов. Не случайно после распада СССР процент женщин в парламентах молодых независимых государств резко упал: с 30% до 2%. Пропали квоты – законодательно закрепленное количество женщин в избирательных списках, которые, однако, были «фиговым листком», прикрывающим «сугубо мужской политический клуб “совка”». Постсоциалистические страны сразу вернулись к своим старым ценностям. Вот уже 23 года шаг за шагом Украина восстанавливает количественное присутствие женщин во власти. Хочется верить, оно станет еще и качественным в плане реального влияния в принятии решений.

Проблема ‒ не в законах, а в воспитании

Именно советское воспитание мешает женщинам быть во власти. Так считают национальные гендерные эксперты. 26% из тех, кто не воспринимает сегодня женщин-руководителей,‒ это люди старшего возраста, чье мировоззрение сформировалось в советское время. Это выяснил соцопрос, который недавно провел фонд «Демократические инициативы» по заказу Международного центра перспективных исследований (МЦПИ). Представители с подобным мировоззрением присутствуют во власти до сих пор или были в ней еще совсем недавно. Вспомним заявление бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова ‒ мол, «не женское это дело – проводить реформы». А приглашение главы государства приехать в Киев весной, чтобы увидеть красоту раздевающихся женщин!

«Проблема ‒ не в законах, а в головах, в которых до сих пор сидят стереотипы неравенства»,‒ считает Ирина Геращенко, депутат Верховной Рады нескольких созывов. В интервью УНИАН она рассказала, что к депутаткам в парламенте относятся более придирчиво, чем к депутатам. «Мы в первые дни работы парламента столько насмотрелись в таблоидах, начитались и наслушались о молодых депутатках, которым в вину ставили только их молодость, не замечая ни их образования, ни профессионального пути. Ни одного мужчину-депутата так не травили»,‒ сетует она.

Эксперт по вопросам гендерной политики общественной организации «Женский консорциум» Лариса Магдюк назвала подобную травлю в СМИ женщин-политиков – не столько предвзятостью отношения общества, сколько частью нечистоплотной конкурентной борьбы между партиями. Искать слабые места, подчеркивая вместо профессиональных качеств красоту или роскошный наряд новоиспеченных народных избранниц,‒ не что иное, как манипуляция стереотипами с целью дискриминации политических оппонентов. Справедливости ради следует отметить, что женщины сами часто провоцируют подобное отношение, выпячивая не ум, а женские прелести.

По одежке или по уму?

Именно профессиональный подход должен стать основой отбора женщин для политики и руководства крупных компаний, считает Лариса Магдюк. Примером для подражания могли бы стать европейские и американские программы поддержки женщин-кандидатов на выборах. Например, так называемая программа «350», которая на каждые выборы профессионально готовит не менее 350 женщин. Подобные курсы-тренинги также используют в украинском «Женском консорциуме». В то же время упрямая статистика утверждает, что на самом деле уровень образования наших соотечественниц ‒ даже выше, чем у мужчин. Количество украинок с двумя и даже тремя дипломами о высшем образовании ‒ во много раз больше, чем среди мужчин. Другое дело, что женщины не имеют реального доступа к ресурсам. Этим объясняется отсутствие побед «слабого пола» в мажоритарных округах. Всего две женщины попали в этот парламент «по мажоритарке», и то ‒ не сами, а от партий. Выиграть в округе без денег сегодня практически невозможно.

«Если бы не было мажоритарной системы, сейчас в украинском парламенте было бы вдвое больше женщин ‒ как минимум 20%»,‒ считает Елена Ена, руководитель программы «Женское лидерство» Национального демократического института (США). Некоторые страны эту проблему решили путем установления прозрачной системы финансирования политических партий и избирательных кампаний. Женщины наравне с мужчинами получили доступ к ресурсам. Фактор внутриполитической коррупции ‒ практически ликвидирован. Кроме того, наряду с профессиональной подготовкой женщин-кандидаток, которые упоминались выше, в США, например, существует ряд программ, которые финансово поддерживают женщин, идущих в политику. Одна из самых известных инициатив ‒ «Emily’s List». «Список Эмили» ‒ это организация, которая помогает находить спонсоров. Благодаря ей, много женщин Америки попали в Конгресс, Сенат, стали губернаторами или членами администрации штатов. Среди известных миру политиков, которых поддерживала эта организация,‒ Хилари Клинтон. В 2007 году она шла на президентские выборы со «Списком Эмили».

Спрос и предложение

Главным препятствием, мешающим женщинам заниматься политикой, назван традиционный социальный уклад. Так считают 27,5 % жителей Украины. Еще 27% ‒ склонны думать, что женщины сами не стремятся к власти. Таковы результаты соцопроса, проведенного по заказу МЦПИ, представил фонд «Демократические инициативы». Его руководитель Ирина Бекешкина считает, что сейчас нет ни одной социальной группы населения, которая бы категорически выступала против участия женщин в политической и экономической сферах жизни. 72% украинцев согласны с тем, что женщина имеет право быть руководителем. Не воспринимает «политиков в юбках» лишь 19%. Эта цифра стабильна уже несколько лет подряд. Когда Украина выходила из Союза, женщин-политиков не воспринимало 32% населения, напоминает Ирина Бекешкина. По ее наблюдениям, общественное мнение радикально менялось дважды: в канун 2002 года, когда о своих президентских амбициях заявила Наталия Витренко (количество противников сократилось почти вдвое – до 19%), и в 2004-2006 годах, когда на политическую арену вышла Юлия Тимошенко (осталось всего 12% тех, кто не доверял женщинам в политике). Экономический кризис 2009 года опять вернул уровень «женского скептицизма» до 19%. В финансово тяжелые времена общество ждет решительности скорее от мужчин. А вот во время войны роль женщин в глазах общества никак не уменьшилась. Елена Ена утверждает, что по данным исследования, которое проводила программа «Женское лидерство», процент людей, приветствующих приход женщин в политику, в 2014 году, несмотря на войну, возрос на 1% и составляет сейчас 49%. Допускаю, что причиной послужил пример женщин-волонтеров и женщин-воинов, которые все чаще становятся героинями информационных сюжетов СМИ.

В популяризации женской активности и в воспитании толерантного отношения к женщинам-политикам роль СМИ, кстати,‒ весьма значительна. Представители общественных организаций считают, что масс-медиа часто игнорируют женщин. Так, среди экспертов, которые комментируют ту или иную ситуацию в стране с экранов телевидения, 75% ‒ мужчины. «Женщина ‒ практически невидима в СМИ»,‒ сетует Елена Ена. А если женское лицо становится медийным, им тут же начинает активно интересоваться какая-нибудь политическая партия, особенно перед выборами. Уже состоявшимся женщинам предлагают тянуть за собой рейтинг партии, вместо того, чтобы воспитывать-выращивать собственных женщин-лидеров, продвигать своих коллег-однопартиек. Женщина в первой пятерке списка – своего рода флаг, пиар-ход избирательной кампании. Тем не менее, подобная технология часто срабатывает, что лишний раз подтверждает растущий запрос общества на «властных женщин».

Украинский избиратель награждает женщин-политиков такими чертами, как близость к жизни простого человека, понимание ежедневных проблем каждой семьи, готовность бороться с коррупцией. Тем не менее, в сознании украинцев политическая сфера в нашей стране ‒ настолько агрессивна, что женская мягкость и уступчивость могут помешать ей отстаивать интересы избирателей. В этом главная причина некоторой предубежденности общества к женщинам-политикам. И, тем не менее, опрос, который был проведен Национальным демократическим институтом уже после последних парламентских выборов, показал, что общество хочет видеть в политике новые лица. И женщины имеют возможность занять «это свято место». Самый успешный образ политика, который набрал наибольшую поддержку среди украинцев,‒ это женщина среднего возраста с хорошими профессиональными качествами. Что ж, как говорится, ищите женщину, господа партийные боссы.

Гендерные квоты. Добровольно-принудительная любовь

Запрос общества на женщин в политике – результат европеизации страны. Так считает политический эксперт Тарас Березовец.

Но если уж быть откровенными до конца, в той же Европе с «женским вопросом» тоже есть проблемы. Просто однажды Запад понял важность его решения и принял меры ‒ кто какие.

Исследования, проведенные Советом Евросоюза, показывают, что самый эффективный способ повысить процент женщин во власти – ввести добровольные гендерные квоты в партийных списках, то есть установить минимальный фиксированный процент ‒ от 20 до 50% для представительства женщин в списках кандидатов. Одни страны сделали квоты добровольными, полагаясь на политическую культуру ведущих партий, другие закрепили их законодательно, то есть с санкциями в случае не выполнения рекомендаций.

Первой страной в ЕС, которая законодательно утвердила квоты на выборах в национальный парламент еще в 1994 и 2002 годах, стала Бельгия. Соотношение полов она установила максимально паритетное ‒ 50% на 50%. При этом оба главных кандидата в партийном списке не могут быть одного пола, иначе список не будет утвержден. За нарушение правил партии штрафуют и во Франции, где список должен быть поставлен по принципу строгого чередования мужчин и женщин. Около 70 стран мира в той или иной степени прибегали к добровольно-принудительному квотированию.

Именно таким способом предлагается решить проблему гендерного равенства и в Украине. «Принцип “позитивной дискриминации” следует вводить хотя бы временно ‒на переходный период»,‒ считает председатель правления Международного центра перспективных исследований Василий Филипчук. Это радикальные меры, которые вначале отталкивают, но все же действуют, особенно в тех странах, где пока не работают принципы справедливости, где часто побеждает далеко не умнейший. К таким странам, к сожалению, относится и Украина, настаивает господин Филипчук. Аргумент оппонентов о том, что таким способом в парламент будут попадать содержанки партийных боссов и влиятельных спонсоров, эксперт считает недостаточным, ведь попадают же в списки их массажисты и водители. Какая разница, если за основу не берется профессиональный критерий отбора? Тем не менее, при квотных условиях социально ответственные и талантливые женщины будут иметь больше шансов оказаться у власти.

Квоты пока что не воспринимаются украинским обществом, во всяком случае, в принудительном порядке, ни в партийных списках («за» ‒ лишь 14%), ни в госорганах (группа поддержки женщин такая же – 14%), ни в руководстве частных компаний (поддерживают ‒ 11%). Однако это не значит, что украинцы до сих пор уверены в том, что «место женщины ‒ исключительно на кухне». Скорее, наше общество не любит навязанной «обязаловки». Ведь 8 из 10 респондентов готовы сегодня голосовать за партию, которая поддерживает женщин, то есть дает им равный доступ к ресурсам, к медиа и не закрывается в исключительно «мужском клубе», когда распределяет портфели. Это свидетельствует о том, что как минимум добровольные партийные квоты общество поддерживает.

Усатый нянь в декретном отпуске

В украинский закон «О политических партиях» в 2013 году уже была внесена статья о добровольных гендерных квотах. Согласно ей, минимальный уровень одного из полов в партийных списках не может быть ниже 30%. Однако складывается впечатление, что для одних закон оказался «не писан», другими – не читан, а третьими – вообще не понят. Во всяком случае, гендерной революции он не обеспечил.

Женский консорциум Украины, который проводил гендерный мониторинг парламентских выборов, причину неэффективности нововведения объяснил отсутствием действенных механизмов его реализации. Рекомендации должны быть внесены в избирательное законодательство, комментируют ситуацию в ЦВК. А пока их невозможно выполнить. «Женская судьба» в таком случае зависит исключительно от доброй воли политических лидеров, среди которых, как известно, преимущественно мужчины.

Сделать квоты «буквой» закона в парламенте пытались раз десять. Примечательно, что в некоторых случаях инициативу не поддерживали даже сами женщины-депутаты, поскольку не верят в однобокое решение этой проблемы. Чтобы женщины сами хотели идти во власть и могли заниматься крупным бизнесом, нужно создать условия, при которых быт и семья поровну лягут на плечи обоих полов. Прекрасный пример ‒ Швеция – страна, где ведется серьезная просветительская работа, создаются условия продвижения женщин. Один красноречивый факт: в декретный отпуск шведы отправляют обоих родителей. Отцовскую часть отпуска мать использовать просто не может. Быть с ребенком – не удел «подкаблучника», а преимущество ответственного родителя, вызывающее уважение общества. В результате, Швеция – мировой лидер в области равноправия полов. Однако тем, кто намерен равняться на шведов, следует помнить, что именно в Швеции женщины работают больше, чем в других странах. Здесь самый высокий уровень женской занятости – 79%. Не для всех патриархальных обществ это является достижением.

Не все потеряно

Идеальное равенство полов в мире – в Исландии. На вершине рейтинга Индекса гендерного равенства эта страна держится уже шестой год. Индекс создают эксперты Всемирного экономического форума. Он оценивает различия между мужчинами и женщинами с точки зрения политических прав, экономических возможностей (зарплата, трудовой стаж), здравоохранения (продолжительность жизни) и образования.

Помимо Исландии, в пятерке рейтинга The Global Gender Gap Report ‒ такие европейские государства как Финляндия (2-е место), Норвегия (3-е место), Швеция (4-е место), Дания (5-е место).

Украина в этом году заняла 56-е место среди 142 стран. Мы улучшили свое прошлогоднее положение на семь ступенек, обогнав не только Россию (75-е место), но и Польшу (57-е место).

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Пенсионеры с Донбасса забросают Украину исками в международный суд – советник министра

Советник министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Олеся Цыбулько предсказывает многочисленные иски против Украины в ЕСПЧ от пенсионеров

Можно запретить в Украине Московский патриархат, но есть опасность – священник из АТО

Капеллан Николай Мединский объяснил, почему нельзя запрещать УПЦ МП в Украине и рассказал как построить настоящую Украины