РУС. | УКР.

вторник, 23 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.37
Общество

Юрий Тандит: в Украине мы уже предотвратили 200 терактов

Советник главы СБУ рассказал о ситуации с обменом пленных и о готовности отразить наступление боевиков

Советник главы СБУ рассказал о ситуации с обменом пленных и о готовности отразить наступление боевиков Советник главы СБУ, переговорщик Центра содействия освобождению пленных и заложников при СБУ Юрий Тандит Фото: УНИАН

Последние события в Крыму, а также объявленная недавно боевиками на Донбассе мобилизация серьезно повысили градус напряжения в украинском обществе. Советник главы СБУ ЮРИЙ ТАНДИТ в интервью "Апострофу" рассказал, чем готова ответить Украина на эти вызовы, а также анонсировал освобождение большого количества украинских пленных по формуле "всех на всех".

- Чего, в свете последних событий, Украине следует ожидать от России накануне Дня Независимости?

- Ситуация обостряется, и мы знаем о том, что в пятницу, 12 августа, Александр Захарченко объявил о мобилизации в незаконные бандформирования. Но, во-первых, мы готовы отвечать, и украинская армия сегодня намного сильнее и эффективнее, чем она была два года назад. А, во-вторых, никому не нужна эта война. Те люди, на которых пытается опереться "руководство" так называемых "республик", - это обычные люди, которые не хотят воевать. Местные жители очень страдают от таких событий, которые были развязаны не по нашей вине, и они не поддерживают назначенных "лидеров" так называемых ЛНР и ДНР. Поэтому я уверен, что обострения ситуации не будет. Во всяком случае, мы готовы к любым событиям, но не надо вытаскивать джина из кувшина.

- О каком количестве боевиков может идти речь?

- В незаконных бандформированиях находится несколько десятков тысяч людей. Но могу сказать, что самодисциплина там не на очень высоком уровне, не такая, как в украинской армии. Потому что фактически что им защищать? Там в основном люди, которые являются наемниками, и они просто защищают марионеток. Понятно, что нужно готовиться к любой ситуации, потому что если государство не хочет кормить свою армию, то должно быть готово к тому, что придется кормить чужую. Мы это понимаем, и за два года наша армия стала намного сильнее, спецслужбы работают эффективно, предотвращаются террористические акты.

- Можно ли ожидать удара сразу с обеих сторон – одновременно с Донбасса и Крыма?

- Мы бы не хотели этого, но готовимся к подобным ситуациям. Понятно, что всякое может быть. Мы уже предотвратили более 200 террористических актов. В Крыму сейчас раскручивается мнимое дело, будут задерживаться граждане Украины, силой выбиваться показания. Все может быть, но смысла в эскалации ситуации нет, даже для России. Российская Федерация экономически страдает очень сильно от этого всего. Никакие цели не могут оправдать средства.

- Как вы считаете, с какой целью Россия организовала эту операцию с якобы диверсией в Крыму? Она ищет повод для полномасштабной агрессии или хочет заставить Запад снять с нее санкции?

- Вы знаете, есть разные варианты, которые могут комбинироваться. Я бы не хотел сейчас делать какие-то предположения. Это дело неблагодарное. Нам самое главное предотвратить какую-либо эскалацию в этой ситуации. В любом случае, нельзя допустить ее ухудшения. Украина выполняет Минские соглашения и идет по этой дорожной карте. Мы призываем, чтобы и они все-таки вернулись к их осуществлению.

- Будет ли Украина вести переговоры об освобождении Панова?

- Кроме Панова там уже задержаны несколько человек. Для нас все они заложники, они граждане Украины и незаконно вывезены. В этом смысле мы, конечно, будем бороться за них, и это не пустые слова, поверьте. Сейчас в рамках минской формулы "всех на всех" мы готовимся к освобождению большого количества наших людей.

- Сколько украинцев сегодня остается в плену у боевиков?

- По данным СБУ, на сегодняшний день освобождено или найдено 3080 человек. Незаконно удерживаются в Донецке и Луганске еще 107 человек. Кроме этого, в Российской Федерации еще 9 человек (украинские политзаключенные, – "Апостроф"), и цифры меняются по Крыму.

- Вы сказали, что обмен произойдет по формуле "всех на всех". Означает ли это, что будут освобождены все, о ком просят боевики, даже те, кого раньше Украина отказывалась отдавать?

- Тут нет никаких соблазнов как-то выходить за рамки Минских соглашений. Мы не пиратская республика, мы отдаем тех, кого можем законно отдавать. Есть определенная процедура, согласно которой и действуем. Первый раз, когда договорились действовать по формуле "всех на всех", мы отдали сразу 222 человека, а нам передали, и мы освободили 150 человек. Мы готовы к компромиссу, но поверьте, что по каждому человеку, который подозревался в совершении преступления или который совершал преступление против целостности Украины, идет работа, которую делает не только СБУ, но и группа разных специалистов из разных ведомств. Это и Генеральная прокуратура, и судьи, и полиция, и Министерство обороны. В прошлом году для этого был специально открыт целый межведомственный центр, который работает при СБУ. Там большое количество боевых офицеров, занимающихся как раз таким процессом.

- По данным СБУ, в плену находятся 107 украинских военнопленных, а сколько боевиков находятся в нашем плену?

- В прошлом году была заявлена цифра 1102 человека. И по этой цифре отрабатывается каждый человек, и те выводы, которые мы делаем, сразу передаем туда в Минск. Скажу, что эта цифра не такая, как ее рисуют. Не было никогда и не будет такого количества людей, которое заявляют с той стороны, потому что часть из них вообще некорректно показана. Есть люди, которых обозначают кличками, их мы просто не видим. Более 300 человек из данного списка вообще не имеют к этому отношения: есть определенное количество людей, которых уже освободили или которым дали условные сроки и они не хотят туда ехать, потому что они понимают, что их там ждет; есть около 40 человек, которые вообще не имеют отношения к АТО и Минским договоренностям, хотя совершили преступления на территории Украины; есть один криминальный авторитет, который осужден за убийство; есть один неплательщик алиментов. Ну, какое он имеет отношение к Минским договоренностям? Да, кому-то он там нужен, но мы не можем в рамках закона его отдавать.

- Так сколько боевиков Украина может отдать по обмену по формуле "всех на всех"?

- Я не могу об этом говорить. Это настолько тонкая вещь… Но я скажу, что их будет достаточно, и мы будем выполнять Минские договоренности.

- А когда может произойти обмен?

- Этого я тоже сказать не могу, но отмечу: мы этим очень-очень плотно занимаемся.

Советник главы СБУ, переговорщик Центра содействия освобождению пленных и заложников при СБУ Юрий Тандит (справа) Фото: УНИАН

- Как в течение этих двух лет изменился процесс обмена пленными?

- Главная тенденция в том, что, к сожалению, эта тема максимально политизирована, и нам стало намного сложнее освобождать наших ребят, чем мы это делали, допустим, два года назад. Раньше мы договаривались напрямую с полевыми командирами. У нас были случаи, когда нам удавалось отдать одного и забрать четверых, был случай, когда одного поменяли на шестерых, а была у меня вообще уникальная история, когда мы отдали одного и забрали около 20 человек. Сейчас ситуация другая, сложная, но будем двигаться.

- Так, насколько я понимаю, сейчас переговоры по поводу обмена ведутся исключительно через Минскую группу?

- Не могу всего говорить, но если вы посмотрите на эту цифру освобожденных или найденных - 3080 человек, то поймете, что мы освобождаем не только по линии Минска. Это наша территория, мы делаем на ней то, что считаем нужным. Тем более что наш приоритет - скорейшее освобождение заложников.

- Надежда Савченко в последнее время проводит акции под Администрацией президента, требуя эффективнее вести переговоры. Как вы считаете, сама она - эффективный переговорщик в процессе по обмену пленными? Как оцените ее последние действия?

- Некорректно было бы оценивать ее действия, потому что мы видим, что Надю Савченко пытаются втянуть в определенные неконструктивные процессы. Важно, чтобы политики тему страдания людей не использовали. В ситуации освобождения заложников наметился определенный перспективный процесс, мы видим, что нужно делать, чтобы его ускорить. Сейчас появляются политики, которые нам мешают, хотят на этом пиариться, рассказывают, что только они знают, что нужно делать.

В отношении Нади Савченко могу сказать, что с ее нескончаемой энергией, опытом намного эффективнее было бы, чтобы она на международном уровне рассказывала, что является настоящим доказательством того, что в тюрьмах России незаконно удерживаются наши ребята. Она могла бы быть определенным знаком для многих мировых держав, которые являются нашими союзниками и прежде всего непосредственно участвуют в санкциях против агрессора.

- Насколько эффективно сегодня Украина ведет переговоры по обмену пленными?

- Как специалист, который этим занимается эффективно уже более двух лет, поверьте: все выстроено тонко и правильно… Есть только одна трудность - принятие решений в Кремле. Фактически Москва понимает, насколько для нас важна судьба каждого, потому что освобождение даже одного заложника - это победа. Осознавая это, они пытаются использовать тему освобождения заложников для того, чтобы шантажировать Украину. Но с нашей стороны работают лучшие специалисты, и эта тема не монопольная. Мы вовлекаем в данный процесс разных людей, известных политиков и представителей Церкви, волонтеров. Причем волонтеры как раз являются безымянными героями, они не пиарятся на теме освобождения заложников, просто договариваются и высвобождают наших ребят.

- Одним из таких известных политиков, которые принимают участие в переговорном процессе, является кум Путина — Виктор Медведчук. Насколько он эффективен в этом процессе?

- Мы должны использовать любые способы для того, чтобы наши ребята оказались на воле. Мамы нас всегда просят о том, чтобы для освобождения людей привлекались все, кто может этому помочь. Поэтому, учитывая определенные личные связи и отношения Виктора Медведчука и главы соседнего государства, конечно же, мы будем использовать его возможность повлиять на процессы. Более того, нас никто не может осудить за это, потому что мы освобождаем ребят. И помощь принимать нужно не только от этого человека, но и от всех других, кто может посодействовать этому.

- Кстати, какая судьба ждет освобожденных из плена? Чем они занимаются после возвращения домой?

- Разные судьбы у этих людей. Мы, конечно же, делаем все для того, чтобы они, после того как стали свободными, продолжили нормальную жизнь. Некоторые начинают с чистого листа. Некоторые очень тяжело страдают. Каждая история - это целая жизнь, достойная книги, потому что у каждого человека своя судьба. Ми стараемся это отслеживать, белее того, с многими из них общаемся.

- Есть ли среди освобожденных те, которые вновь идут воевать?

- Конечно, есть. Есть люди, которые продолжают защищать Украину. Мы не можем им этого запретить, потому что человек сам принимает решение, по какому пути идти после того, как он много месяцев пробыл в застенках. Есть и те, кто возвращается в семьи. Все реагируют по-разному.

- Расскажите о перспективах освобождения политзаключенного в России Александра Кольченко. Я слышала, что он болеет.

- Не только он. Например, в заложниках Жемчугов (Владимир Жемчугов, — "Апостроф"), у которого отсутствуют конечности. Кольченко входит в группу, которая незаконно удерживается в России, и, конечно, мы этим вопросом занимаемся. Я вам скажу, что на всех уровнях все международные встречи президент Петр Алексеевич Порошенко начинает именно с вопроса помощи в освобождении этих заложников.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Лето-2017: где и почем отдохнуть украинцам

Отпускные лайфхаки от "Апострофа": как правильно спланировать отпуск-2017, какие выбрать страны, где сэкономить, куда можно поехать летом-2017 и где искать дешевые билеты и горячие туры

На свободном Донбассе все еще ждут ДНР, а власть совершила сразу несколько ошибок

Информационная политика Украины пока не стала препятствием для российской пропаганды и не объединила общество. Станет ли этот фактор основой для новых конфликтов в обществе и дальнейшего раскола страны?

Новости партнеров

Загрузка...