РУС. | УКР.

суббота, 23 сентября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.24
Общество

Георгий Учайкин: Спрос на оружие в Украине будет не меньший, чем на автомобили

Глава Украинской ассоциации собственников оружия рассказал, почему необходимо легализовать право на вооруженную самозащиту

Глава Украинской ассоциации собственников оружия рассказал, почему необходимо легализовать право на вооруженную самозащиту Георгий Учайкин Фото: zbroya-info.livejournal.com

В начале февраля Кабмин выбрал нового главу Нацполиции. Им стал генерал Сергей Князев. Не успели высохнуть чернила под постановлением о назначении Князева на этот пост, как новый главный полицейский страны заявил: "Не уверен, что в 2017-м будет коренной перелом в борьбе с преступностью". "Оптимизм" Князева актуализировал в обществе давние разговоры о легализации огнестрельного оружия, как о способе самостоятельной защиты граждан от криминалитета. Глава Украинской ассоциации собственников оружия ГЕОРГИЙ УЧАЙКИН, который уже не первый год выступает за предоставление гражданам права на ношение огнестрельного оружия, в интервью "Апострофу" рассказал, как пистолет в кармане поможет побороть преступность в стране и зачем министру внутренних дел Арсену Авакову флешмоб по раздаче наградных стволов.

- Георгий Николаевич, в августе 2015 ваша петиция на президентском сайте с требованием внести изменения в Конституцию и утвердить право украинцев на свободное владение огнестрельным оружием за рекордно короткие сроки набрала 36 тысяч голосов. В ответе президент отметил, что привлечет вас к работе конституционной комиссии по этому вопросу. Как идет эта работа? Чего уже удалось достичь?

- Петиция складывалась из двух пунктов: во-первых, мы предложили внести изменения в 27 статью Конституции, где прописать, что за украинцами на конституционном уровне фиксируется право на вооруженную защиту своего имущества, своей страны, территориальной целостности. Во-вторых, мы требовали как можно быстрее принять закон "О гражданском оружии и боеприпасах", который на момент представления петиции почти год лежал без рассмотрения, а сейчас уже более двух лет. В конституционной комиссии сложилась странная ситуация. Мы сразу поняли, что там есть группа, которая настроена не очень позитивно к нашим инициативам, но в целом мы нашли взаимопонимание с академическим сообществом. В принципе все нормально, но окончательного вывода до сих пор нет – все подвисло в воздухе. Но чем сейчас занимается конституционная комиссия? О каких наработках этого органа мы слышали за последний год? Поэтому я думаю, что все заглохло вместе с деятельностью конституционной комиссии.

- Кто конкретно в конституционной комиссии был против? Может, назовете имена?

- По персоналиям я бы не хотел, но это люди, которые выполняют указания сверху и пытаются дискредитировать саму идею права на вооруженную защиту. Но в отличие от невеж, которые заявляют, что это не ко времени, или украинцы перестреляют друг друга, эти люди пытаются подвести юридическую базу, ссылаются на судебные процессы в ЕС. Но серьезные авторитетные специалисты были на нашей стороне.

- А какая судьба закона "О гражданском оружии"? Когда он наконец будет рассмотрен депутатами, ведь появился он еще в 2014.

- Он зарегистрирован, и, поверьте мне, что это уже победа. Это, конечно, не окончательная победа, ведь он еще не принят, но законопроект есть, и просто так от него отмахнуться будет очень сложно. Мы рассчитываем на то, что будет профессиональный разговор с цифрами, аналитикой, статистикой, привлечением академической общественности и СМИ, чтобы журналисты могли задавать вопросы тем людям в профильном комитете, которые против закона. А в этом комитете сидят не простые люди. Они имеют отношение к МВД и владеют наградным оружием, даже по нескольку единиц. Это будет интересный разговор, и он еще впереди.

- Кстати, о наградном оружии. Почему министр МВД Арсен Аваков так тщательно скрывает статистику по тем людям, которые получили от него такое оружие?

- Он будет ее скрывать, потому что понимает, что они нарушили закон. Они будут выдумывать все что угодно, только бы закрыть этот вопрос. Вы себе даже не представляете, на что они решились. Они просили народных депутатов писать в МВД письма, в которых бы запрещалось МВД сообщать о том, являются ли эти нардепы владельцами наградного оружия, с такой мотивацией, что открытие этой информации может якобы навредить депутатам. В МВД понимают, что награждать огнестрельным оружием людей, не имеющих отношения к силовым структурам, нельзя. Такое право имеет только президент Украины. Но президент в таком количестве не раздает огнестрельное оружие.

- Если в МВД понимают, что нарушили закон, как вы утверждаете, почему Аваков продолжает награждать оружием политиков?

- Аваков это скрывал и не хотел шумихи. Просто случилась утечка информации. Никто афишировать это не собирался. Около 5-7% награжденных имеют на это право, а все остальные нет.

- Например, министр образования Лилия Гриневич?

- Дело не в министре образования конкретно. Я считаю, что любая женщина должна иметь право на покупку короткоствольного оружия для самозащиты после прохождения обучения и получения лицензии. Это нормально. Но права должны быть равные. Не для министра Гриневич отдельно и не для Яны Конотоп, у которой три наградных ствола, и не для премьера Гройсмана, у которого четыре ствола, и не для депутата Котвицкого, который сидит в профильном комитете и у которого шесть стволов. Как вы думаете чьи интересы он будет защищать? Явно не граждан Украины.

- Вы говорите о равных правах, но противники вашей инициативы и законопроекта утверждают, что если украинцы получат такие права, то просто перестреляют друг друга, и ситуация станет неконтролируемой.

- Да хватит нам рассказывать сказки, что мы напьемся и друг друга перестреляем. Спикер МВД Артем Шевченко сообщил, что аж 39 человек погибло от зарегистрированного оружия в течение 2016 года. А вообще было 64 случая применения зарегистрированного оружия из 1,2 миллиона единиц. Это 0,000056%. Поэтому рассказывать о 39 погибших, когда только за неделю столько людей погибает на дорогах в ДТП, это смешно. У нас самые лучшие показатели в Европе по обращению с зарегистрированным оружием.

- Как нужно будет поменять уголовный кодекс, если закон "О гражданском оружии" будет принят? Как решить, обоснованно человек применил оружие, защищая свою жизнь, или нет?

- В законе предусмотрены изменения в статье 36 УК Украины, которая определяет границы самообороны, но, скорее всего, нужно будет дополнительно прописывать 36 статью, чтобы убрать самостоятельную трактовку того или иного происшествия следственными органами. Нужно четко прописать, что такое самозащита. Сегодня у нас все извращено, и человек, который с помощью оружия начинает защищаться, получает огромные проблемы, и ему пытаются дать реальный срок. Это своеобразная "вакцина" для общества, чтобы люди даже не мечтали, что они смогут себя защищать самостоятельно. Кроме того, нужно оправдывать существование такого количества людей в правоохранительных органах.

- А нужна ли в Украине такая концепция, как в США: если преступник залез на территорию частной собственности и был убит, владелец собственности освобождается от ответственности.

- Общей концепции в США нет. Есть концепция каждого отдельного штата. У них общее право гражданина на оружие и защиту регулируется второй поправкой, это конституционный уровень. А в каждом штате существуют свои законы, которые регламентируют покупку оружия. Например, в Нью-Йорке сложнее купить оружие, а в Аризоне проще, а в Чикаго вообще практически невозможно – такие созданы условия. Но, безусловно, там действует доктрина крепости, которая говорит о том, что, если ты находишься на своей земле, кто-либо, кто пересек твою границу, может понести наказание. У нас ситуация другая. Если в Украине ввести такую доктрину, то ее необходимо тщательно расписать. Например, если у человека есть участок, на котором стоит его дом, значит, все, что находится в границах этого участка является собственностью человека, и проникать туда запрещено. Но тогда нужно прописать требования, ведь если у вас с трех сторон стоит забор, а с одной стороны не стоит, и другой человек туда попадет, а вы его пристрелите, то это будет преступление. Если вы видите с балкона, что кто-то вскрывает ваш автомобиль – стрелять в спину нельзя, а если вы находитесь внутри автомобиля, и вас из него выбрасывают, то стрелять можно. Такие вещи тщательно нужно прописать до деталей, чтобы следователь потом просто анализировал факты.

- Какая должна быть система подготовки владельцев оружия? Очевидно же, что, прежде чем купить оружие, человеку необходимо научиться с ним обращаться.

- Это самый сложный и самый главный процесс, который должен быть урегулирован. Сегодня у нас не хватает инфраструктуры, которая касается подготовки будущего владельца оружия. В стране только 39 больших стрельбищ и только 49 учебных заведений, которые готовят владельцев оружия. При этом подготовка не всегда бывает качественной. В то же время учебных заведений, которые готовят водителей, – 2,5 тысячи. А спрос на оружие будет не меньший, чем на автомобили, поэтому нужно создать приблизительно такое же количество школ владельцев оружия. Метода существует, ее нужно утвердить, она будет единой для всей страны без исключений. Но главное, что должны понять люди, их не будут просто обучать стрельбе. Речь идет о том, что человек должен получить комплекс знаний, который позволит ему безопасно обращаться с оружием и осознать свою ответственность за неправомерное применение оружия. Научиться предоставлять первую медицинскую помощь, сдать зачеты, получить лицензию и только после этой процедуры пойти в лицензированный магазин и купить оружие.

- Кто должен создавать такие учебные центры? Общественные организации, силовики или бизнес?

- Исключительно бизнес. Но в министерстве боятся потерять монополию на все то, что происходит на рынке оборота оружия. Это выдача лицензий всем субъектам хозяйственной деятельности: тиры, магазины, ремонтные мастерские, стрельбища. Они боятся лишиться монополии на предоставление вооруженных охранных услуг. Это существенные финансовые поступления. Но наш закон призван разрушить эту монополию. Мы предложили право на выдачу лицензий забрать у МВД и передать Минюсту, а за МВД оставить только надзор. Минюст разрабатывает требования к лицензии, а бизнес, если он хочет инвестировать, должен четко выполнить условия этой лицензии. Полиция должна только следить, но не имеет права забирать лицензию. Сегодня, если инвестор хочет открыть стрелковый комплекс, он должен получить лицензию в МВД. Но попробуй ее еще получи, а если получил, выстраиваются такие отношения, в которых держат бизнес очень крепко. Соответственно, у нас нет индустрии. Тот сегмент рынка, который фактически может быть бюджетообразующим, не развивается. Даже развитие ВПК вследствие такого положения вещей тормозится. Где, например, наши патронные заводы?

- Еще один аргумент против вашей инициативы — это и без того огромное количество нелегального оружия на руках у населения. У вас есть статистика, сколько таких нелегальных стволов у украинцев?

- Неучтенного оружия у нас сегодня около пяти миллионов единиц. Откуда оно появилось? Фундамент для этого был заложен еще после Второй мировой. Никто из людей вменяемых, кто владел тогда оружием, не выкинул его. Кто-то прикопал, кто-то припрятал, особенно в селах. Потом развалился СССР, и огромное количество неучтенного стрелкового оружия осталось на территории Украины. По состоянию на 2007 год, самая авторитетная компания Small arms survey, которая работает под эгидой ООН и отслеживает ситуацию со всем стрелковым оружием в мире, заявила, что в Украине минимум 3 миллиона 100 тысяч единиц неучтенного оружия. С учетом событий на Донбассе, эти 3 миллиона превратились в 5 миллионов. А МВД сообщает, что за прошлый год они изъяли из незаконного оборота тысячу единиц. Если такими темпами мы будем двигаться, то проблема будет решена через 5 тысяч лет.

- Как, по-вашему, решить эту проблему?

- Нужно разработать закон об оружейной амнистии. У нас есть не только нелегальное стрелковое оружие, но и гранатометы, взрывчатка, гранаты, пулеметы, автоматы, и с этим что-то нужно делать. Если в ситуации с пистолетом после принятия закона и прохождения сравнительной баллистической экспертизы, получения знаний, сдачи экзаменов и получения лицензии человек теоретически может оставить пистолет себе, ведь просто так он его никогда не отдаст, то в ситуации с автоматическим оружием и гранатометами их нужно просто выкупать. Есть мировой опыт, как это делается. Кабмин должен утвердить тарифы, по которым будет выкупаться, например, граната или АК. Другого пути нет.

- Есть ли трафик нашего нелегального оружия в ЕС?

- Вы слышали о тоннелях, которыми переправляют сигареты за границу? Какая в таком случае разница, что переправлять. Был бы спрос. Раньше это были проблемы Балканских стран, где после конфликта осталось много оружия, но сегодня есть замечания со стороны международных наблюдателей, что такой трафик идет с Украины.

- Легко ли простому украинцу сейчас купить, например, пистолет на "черном" рынке?

- По сложности - это между игрой в казино и покупкой наркотиков. Это не проблема, ведь есть интернет, дилеры, оружейные бароны.

- Ранее в своих интервью и комментариях вы говорили, что после легализации короткоствольного оружия в странах Балтии преступность там упала почти на 50%. В Украине сработает балтийский вариант?

- Конечно, почему нет? Очень быстро изменится психология людей. Например, идет по улице девушка. А что, и у нее может быть оружие? Давайте проверим. Проверили – нарвались, получили пулю. СМИ показали, как девушка отправила преступника на больничный. Что будут думать другие преступники? Это как раз и будет сдерживающий фактор. Сколько людей проходят мимо, когда кого-то убивают. А как защитить другого? Фактически приходится оставлять людей в беде, а как помочь, если самому можно стать жертвой?

- Разве травматическое оружие не решает эту же проблему?

- Не решает. Травматическое оружие у нас только так называется. За границей это считается таким же оружием, только менее летальным. С одной стороны, человек рассчитывает на то, что он не убьет другого из такого оружия, а на самом деле убивает и очень часто, ведь выстрел с небольшого расстояния — это смерть для человека. С другой стороны, на отстрелянной металлической пуле есть царапины, которые появляются в результате ее прохождения через канал ствола, а на кусочке резины ничего не остается. Соответственно идентификация невозможна. Какой тогда предмет для экспертизы? Только тело, в котором кусочек резины? Как найти преступника? Преступнику, которому не нужно, чтобы его нашли, не нужно идти на курсы, не нужно легально покупать пистолет. Он пойдет на нелегальный рынок, как идет сегодня. Просто у нас с вами появятся шансы.

- Не думаете ли вы, что в Раде тянут с рассмотрением закона именно потому, что власть боится серьезного противовеса в лице вооруженных граждан, которые в случае чего просто сметут власть? Соответственно, закон просто будет похоронен.

- На руках у населения более 2 миллионов единиц охотничьего оружия, помповые ружья, полуавтоматические охотничьи ружья. Мы же ведем разговор о пистолетах, эффективность действия которых измеряется 25 метрами. Что они могут изменить? Какие показатели говорят власти о том, что мы будем что-то с этой властью делать? В Молдове были протесты, и никто не стрелял, а там закон о гражданском оружии действует с 1994 года. Протестующие понимали, что потом все равно найдут, из какого оружия были выпущены пули. Просто изменится понимание и люди осознают, что гражданином их делает не только паспорт, а право на вооруженную защиту себя, имущества и собственного достоинства. Это последний канат, который привязывает нас к СССР.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Новости партнеров

Загрузка...