RU  UA  EN

пятница, 18 октября
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
24.65
Апостроф TV

Лига чемпионов 2019/20: новости, результаты, видео

Главный путинмейкер называл меня блокбастер-фюрером революции - Дмитрий Чекалкин

Известный юморист рассказал о влиянии шуток в политике

О юморе как оружии, которым в свое время успешно пользовался Гитлер, а также о том, как с помощью шуток и развлечений можно проводить просветительскую работу с населением, "Апострофу" рассказал рассказал бывший украинский дипломат и военный переводчик, известный ведущий, шоумен и автор юмористических программ ДМИТРИЙ ЧЕКАЛКИН.

- О чем интереснее всего шутить в украинской политике - о личностях?

- Хотелось бы все-таки оторваться от повседневности, говорить о каких-то более глобальных вещах. Если говорить о функции юмора - sub specie aeternitatis, как говорили древние - с точки зрения вечности, то в чем главная проблема человеческого общества?..

- В том, что оно бывает слишком серьезным.

- А я считаю, что главная проблема - невежество. Не зря деятели в эпоху Просвещения утверждали: главная задача просвещенного человечества - нести свет в науки и правды. По знаменитой формуле, что невежество – корень всех пороков. Невежество плюс религия дает нам фанатизм и терроризм; невежество плюс свобода - это хаос и анархия, невежество плюс бедность - преступления, невежество плюс деньги - коррупция, невежество плюс власть - тоталитаризм и авторитаризм.

Главная задача – просвещать как можно более широкие массы. Но как пробудить интерес к какому-то важному предмету, к какой-то области человеческого знания? Следует развлекать, просвещая. Лучше всего это делать с помощью юмора.

- Как можно просвещать о политике с помощью юмора?

- Буквально сегодня я так разыграл именинника: "От имени ветерана нашей коммунистической партии ленинцев-большевиков, мы собираем артефакты, свергнутые этим преступным режимом Порошенко, в рамках декоммунизации. Вы знаете, что в подъезде вашего дома Владимир Ильич Ленин встречался с декабристками. Надеемся, вы сможете примкнуть к нашему движению...". Даже вот на такие, казалось бы, бытовые темы я пытаюсь рассказывать людям об ущербности всего нашего коммунистического прошлого, посмеяться над этой советской, коммунистической идеологией, поскольку главная проблема нашего общества – что мы никак не вышли из эпохи безвременья.

Наш генофонд - в ужасном состоянии, мы все наследники, как правило, шариковых и швондеров, а не профессора Преображенского.

Все, что было благородного, честного, все было уничтожено, вытоптано и расстреляно. Поэтому, моя задача сделать так, чтобы люди могли сделать выводы из своего прошлого. Поскольку главный урок истории состоит в том, что люди не делают выводов из уроков истории.

Дмитрий Чекалкин в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Как бы вы оценили нынешний популярный юмор?

- Тут как говорится, не обобщай, да не обобщаем будешь. Есть разные уровни юмора, и говорят, что юмор есть блестящий и матовый. Матовый гораздо более понятный. Дотянутся до каких-то высших образчиков высокохудожественного юмора не так просто. Вообще, заставить человека плакать или испугать его гораздо проще, чем заставить смеяться.

Почему я сейчас не сотрудничаю ни с какими телеканалами и изданиями? За редакторской политикой стоят кукловоды, которые дергают за ниточки. И получается, что тот же Зеленский с благородным пафосом осуждает какого-то депутата Барну, который послал журналиста, но при этом почему-то молчал, когда Коломойский неоднократно публично посылал матом украинских ведущих и журналистов! Почему же вдруг проснулась совесть через 10 лет, после того, как ты сотрудничаешь с Коломойским? Обидно, что чаще всего этот юмор у нас заказной, не по велению совести, а по велению хозяев тех, или иных телеканалов.

- Такое явление, как заказной юмор, появилось давно...

- Всегда существовали те, кто готов был финансировать тот или иной проект. Еще в царскую эпоху были издания, в которых черносотенцы высмеивали за деньги своих спонсоров какие-то национальные черты евреев или украинцев.

- Но их читали меньше людей, чем сейчас смотрят тот же "Вечерний квартал", например.

- Понятно, что Гитлер не имел телевидения. И тем не менее, он сумел превратить самую цивилизованную нацию, давшую человечеству рекордное количество ученых, мыслителей, музыкантов, в нацию животных, которые уничтожали другие народы. И сделал это, в том числе, с помощью насмешек над евреями и представителями других национальностей.

Человеческая психика очень пластична, поэтому я так снисходительно отношусь даже к сегодняшним россиянам. Я понимаю, под каким прессом они находятся: с одной стороны - мощнейший аппарат пропаганды масс-медиа, а с другой - страх быть посаженым за какой-то репост в социальных сетях.

- Их юмор отличается от здешнего?

- Конечно! Меня просят прорецензировать какие-то образчики, и вот недавно я пересмотрел пару роликов без претензий на юмор. Есть такое понятие, как мелкотемье - какой-то огромный массив шуток на тему развода Петросяна или Джигарханяна. При этом почему-то молчат о том, что Навальный не успевает выйти из тюрьмы, как тут же ему впаяют новый срок. Не говоря уже об убийстве всех самых известных российских оппозиционеров.

- Есть ли какие-то особенности национального юмора разных народов? Можно ли сказать, что поляки смеются над одним, украинцы над другим, британцы над третьим?

- Есть, конечно, особенности, которые определяются историей и нынешним контекстом. Когда-то я писал диссертацию на тему паремиологического уровня языка в арабских странах. Паремия по-гречески - это афоризм. То есть, это клишированное устойчивое выражение, имеющее форму законченного предложения. Происхождение может быть самое разное, от "партия - ум, честь и совесть нашей эпохи" до "женщинам - цветы, детям - мороженое". Главное, чтобы эта фраза была в "копилке" у человека.

Существует некий минимум, который живущий в этой стране каждый и достигший 18-летнего возраста человек должен усвоить. Он должен восполнить недостающее звено, например: "Дорога ложка к…"

Дмитрий Чекалкин в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Обеду.

Да. Не к завтраку, не к ужину, а к обеду. То есть, зная это полное выражение, вы можете понять ту или иную перефразированную классическую клишированную единицу. Я исследовал также наиболее часто употребляемые слова, которые отражают наиболее актуальные понятия. Как ты считаешь, сколько у тебя в памяти таких вот устойчивых выражений?

- Несколько сотен, наверное.

- Да! 600-700 выражений. Но это зависит от того, насколько гомогенно общество, насколько влияет тот же телеэфир на формирование этого фонда. В русском языке наиболее употребимых три слова. Как ты считаешь, каких?

- Бог, наверное...

- Правильно, но не на первом месте. Первые три для русского языка, это лес, волк, заяц. Вот эти три слова чаще всего употреблялись в этих 600-700 самых актуальный пословицах. А вот в арабском языке - волк, пустыня и осел.

Вот, пожалуйста, три слова, пересекаются только одним – волком. Точно так же можно судить о других реалиях. Если у человека нет минаретов в его стране, то какие шутки на тему минаретов могут быть? У нас есть выражение "после дождичка в четверг на сухую пятницу". В арабском, в сирийском диалекте, ему соответствует фраза - "когда осел залезет на минарет". В болгарском языке это выражение звучит "когда свинья в розовых тапочках залезет на вишню".

- О чем нельзя было шутить в Советском союзе и о чем нельзя шутить в России?

- Американец говорит: "Я могу прийти к Белому Дому и проклинать Рейгана". А русский отвечает: "Да я тоже могу прийти на Красную площадь и проклинать Рейгана". Были абсолютно запретные темы, они существовали на бытовом уровне, но, может быть, в самом легком виде критика советского строя допускалась у любимцев партийной элиты, таких как Райкин, Хазанов, Жванецкий. И, кстати, эти шутки были самыми актуальными, самыми известными. Мы уже забыли всех юмористов того времени, но помним только тех, кто смеялся над изъянами советского общества.

- В какой момент прекратили смеяться над Владимиром Путиным?

- После того, как в программе у Виктора Шендеровича Путин появился в роли куклы "Крошка Цахес". Она поучаствовала буквально в двух программах и после ее закрыли, наехали на НТВ, и НТВ перестало существовать в том виде.

- Все из-за Крошки Цахеса - Путина?

- Да. Понятно, что никто больше не позволял себе смеяться. Мы с россиянами поменялись местами, потому, что до 2003 года в Украине нельзя было смеяться над первыми лицами. Ни одна газета, кроме "Зеркала недели", не печатала карикатуры, изображавшие Кучму, или тогдашнего премьер-министра. А потом у нас стали свободно смеяться над всеми политиками. В какой-то степени, наши "Веселые яйца" тоже были прорывом, поскольку тогда мы первыми стали открыто и достаточно жестко высмеивать первых лиц Украины.

В России же, наоборот, в эту эпоху прекратилась любая критика первых лиц российской власти. Еще позволяли остро шутить на тему Медведева между 2008 и 2012 годом.

- Как думаете, почему "Веселые яйца" не стали массовым форматом?

- Почему нет. Сразу после нас тот же "95 квартал" на деньги Медведчука создал проект "Серпом по яйцам". Он долго не просуществовал, поскольку был явно заказным.

Только слова, идущие от сердца, могут достичь чужого сердца. Потом был достаточно хороший проект "Дурдом", на "Цензоре" тоже был целый раздел юмора, который сейчас перестал существовать. На телевидении возникли "Лига смеха", "Мама хохотала", "Дизель шоу". Команда "Дизель" попала в нерв со своим скетчем на тему настоятеля Киево-Печерской Лавры. Там миллионы просмотров, это абсолютно четко выражает настроение общества.

Дмитрий Чекалкин в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Над чем невозможно или не нужно шутить в конкретно нашем случае?

- В юморе очень хорошо, когда кроме чувства юмора еще есть и чувство меры и чувство такта. Оно очень часто изменяет нашим юмористам.

На одном мероприятии в Одессе, которое я вел, вышел вроде бы достойный автор. Сидят люди, которым уже далеко за 60, а он начинает шутить на тему вибраторов, каких-то функциональных отверстий у новых видов кукол в секс-шопах.

Знаете, как говорят: "Я раньше славил поцелуй, сиянье струй, души томленье, теперь заметил – скажешь "буй", и сразу в зале оживление". В погоне за этим оживлением иногда теряется чувство такта, и становится просто стыдно за них. Говорят они, а стыдно тебе.

- Вы никогда не спрашивали знакомых, как люди реагируют на ваши шутки?

- По-разному, просто они не всегда откровенно об этом говорят. Виктору Ющенко перед его дебатами с Януковичем показывали серию "Веселых яиц" для того, чтобы его настроить на такой веселый и ироничный лад. Есть знаменитый принцип Вольтера: "То, что становится смешным, не может быть страшным".

- Видимо, это действовало.

- Потом Глеб Павловский, главный путинмейкер, который сегодня является одним из его самых жестких критиков, назвал меня "блокбастер-фюрером" Оранжевой революции.

- Почему смех побеждает страх? Ведь страх - очень сильное чувство.

- Высмеять какого-то тирана значит, с одной стороны, нанести ему удар, а с другой - это антидепрессант. Еще Авиценна называл его одним из четырех естественных целебных средств. На первом месте - диета, на втором - смех, на третьем - музыка, на четвертом - запахи. А самая известная еврейская песня "Hava nagila", в буквально переводе значит "Давайте веселиться". Ее припев начинается со слов “просыпайтесь, братья, с радостным сердцем". То есть, Господь подает не тому, кто рано встает, а тому, кто встает в хорошем настроении. Веселое сердце живет долго.

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...