РУС. | УКР.

вторник, 30 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.35
Мир

Лукашенко ищет "террористов" и готовится расстреливать протестующих

В Беларуси приняли неоднозначные поправки к антитеррористическому законодательству

В Беларуси приняли неоднозначные поправки к антитеррористическому законодательству Обновленное законодательство предусматривает создание антитеррористического штаба ликвидации террористической деятельности Фото: EPA/UPG

В Беларуси решили обновить антитеррористическое законодательство. На минувшей неделе депутаты Палаты представителей Национального собрания приняли поправки в некоторые законы по борьбе с терроризмом. В невоюющей стране, к которой ни одно государство в мире не имеет территориальных претензий и где, наоборот, нет регионального разделения и сепаратистских поползновений, религиозной вражды, экстренно принимаются законы, под видом борьбы с терроризмом способные серьезно осложнить жизнь оппозиции, если вообще не полностью запретить деятельность несогласных с режимом Александра Лукашенко.

На фоне протестов и "дела патриотов"

Представляя соответствующий законопроект, первый заместитель председателя Комитета государственной безопасности Игорь Сергеенко отметил, что поправки вносятся в Уголовный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях и закон Беларуси "О борьбе с терроризмом". В частности, по его словам, будут внесены изменения в статью УК Беларуси 290. Согласно этим поправкам, финансирование проезда граждан к месту обучения для участия в террористической деятельности также будет считаться финансированием терроризма. За совершение такого деяния будет предусмотрена административная ответственность. Сергеенко добавил, что в стране будет введено понятие "критически важные объекты", и важнейшей задачей госорганов будет препятствование совершению терактов на них. "Рассматриваемые дополнения необходимы для приведения закона "О недопущении терроризма" от 1992 года в соответствие с международной практикой. В Беларуси уже созданы шесть комиссий, которые рассматривают и вносят объекты в перечень критически важных. Пока таких объектов определено 856 разной степени важности", − сказал Сергеенко.

По его словам, также могут быть внесены поправки, которые предусматривают возможность привлечения вооруженных сил для оцепления места проведения контртеррористических операций. Госорганами будет разрешено создавать антитеррористический штаб для ликвидации террористической деятельности. Также будет определен порядок, по которому Верховный суд будет признавать организацию террористической со всеми вытекающими последствиями. "Кто направляет материалы в прокуратуру – это тоже будет определено. Так, по этому механизму КГБ обобщает все материалы и направляет материалы в Генпрокуратуру, та вносит представление в Верховный суд, который затем принимает решение о признании организации террористической и выносит постановление о ее запрете", − пояснил Сергеенко.

Вроде бы ничего революционного и особенно возмутительного. Если бы не фон, на котором силовики заговорили об угрозе терроризма. А фон этот – рост протестной активности у белорусов с неожиданно расширившееся географией акций против так и не отмененного декрета президента о налоге на "тунеядцев". И, что еще более показательно, - "дело патриотов". Впервые в Беларуси возбуждено уголовное дело по статье "Создание незаконного вооруженного формирования или участие в нем", по нему уже арестовано два десятка национально ориентированных мужчин. Собственно, о том, что доказательная база против членов давно несуществующей организации "Белый легион" (которому местная пропаганда посвятила не один час эфирного времени) шита белыми нитками, не писали только ленивые или пребывающие на службе у режима журналисты. Вменять противникам интеграции РБ с РФ подготовку к вооруженному захвату власти, демонстрируя пейнтбольные ружья, кухонные ножи и белорусскую с украинской легальную литературу, могут только те, кому поставлена соответствующая задача, а прицепиться вообще не к чему.

При этом стоит напомнить, что в стране, где отсутствуют предпосылки для терроризма, террористические акты все-таки случались. Странные, мягко говоря, такие теракты и всегда с политическим душком.

Эхо давних взрывов

11 апреля 2011 года в минской подземке раздался мощный взрыв, унесший жизни 15 человек. Еще более трехсот пассажиров получили травмы разной степени тяжести. Серьезно пострадало госимущество, и был фактически взорван миф о Беларуси как о спокойной и безопасной стране. Предполагаемые террористы были задержаны белорусскими спецслужбами уже через сутки после взрыва, но вопросов относительно их участия в этом злодеянии с каждым днем становилось все больше.

Неудобные для власти вопросы стали появляться уже в первые часы после взрыва. Первые репортажи с места событий стали выходить с информацией о том, что место трагедии уже успел посетить глава Беларуси Александр Лукашенко. Да еще и не один, а с малолетним сыном Колей! (Позже в интернете появятся снимки, на которых мальчик с отцом запечатлены на фоне трупов и луж крови). Такая оперативность главы государства напомнила многим о событиях июля 2008 года, когда в Минске уже гремело. Тогда во время массового празднования Дня Республики (Дня Независимости) в толпе взорвался пакет из-под сока, травмировав несколько десятков людей. Александр Григорьевич, присутствовавший на мероприятии, сразу помчался в эпицентр, чему почему-то не стала мешать его многочисленная и весьма профессиональная охрана. Спрашивается: откуда уверенность, что за одним взрывом не последует следующий? И это при том, что буквально за несколько дней до того теракта Лукашенко заявил в интервью "Комсомольской правде в Беларуси", что скоро зазвучат взрывы. Дескать, оппозиции необходимо отрабатывать деньги западных спонсоров, расшатывая веру в государство.

Несмотря на то, что вся государственная пропаганда с первого же дня стала тогда твердить об "оппозиционном следе" преступления, никого так и не нашли. А про взорвавшийся пакет из-под сока вскоре стали напоминать лишь участковые, приглашавшие все новых мужчин для прохождения дактилоскопии. Так бы, наверное, все и забыли о тех голословных обвинениях, если бы не трагедия в метро в апреле 2011 года. И снова "Батька" и его СМИ на все лады "обсасывали" мифические оппозиционные происки. Более того, Александр Григорьевич, выступая на публике, несколько раз ставил последний теракт в один ряд с декабрьскими выборами, девальвацией национальной и исчезновением иностранной валют. Допрашивали оппозиционеров, редакторов и журналистов негосударственных изданий. И поводом для этих "доверительных бесед" чаще всего становились лишь напоминания некоторых фактов – как уже упомянутое интервью "Комсомолке" или концентрация внимания читателей на том факте, что взрыв случился в тот день, когда в Евросоюзе рассматривали возможность введения против Беларуси экономических санкций.

Но при всей привлекательности для власти "оппозиционного следа" всерьез его никто не искал. Знающие реальную ситуацию в белорусской политике прекрасно понимают, что из тамошних оппозиционеров сложно правдоподобно "слепить" даже погромщиков, а уж террористов… Да и времени на это не было. Нужно было экстренно продемонстрировать способность власти быстро найти и наказать виновных. Так, через сутки после теракта появились "токарь и электрик". "Все эти негодяи работают кто токарем, кто электриком! Они дали свои показания. Они признались в совершенном террористическом акте", – "просветил" Лукашенко. Кто эти малообразованные вундеркинды, изготовившие бомбу чудовищной силы, не имеющую, по словам председателя КГБ, аналогов в мире? Откуда у них необходимые компоненты? И зачем им все это, наконец, понадобилось?

Предполагаемых террористов Владислава Ковалева и Дмитрия Коновалова быстро судили и расстреляли. Масса вопросов, возникших у общества, так и остались без ответа. В частности, на видео с камер видеонаблюдения видно, что одного из названных персонажей (если это и было, в чем тоже есть сомнения) ведут несколько человек, так и не попавших на скамью подсудимых, что позволяет предположить, что теракт этот был управляемый. Кстати, на вопрос о мотивах своих (?) действий Коновалов тогда ответил: "Дестабилизировать ситуацию в Республике Беларусь". Ответил будто по написанному, на уточняющие вопросы суда сказать ему было нечего.

С нынешней ситуацией тот теракт "роднит" то обстоятельство, что случился он тоже в период социальной активности белорусов. Тогда в Беларуси проходили акции протеста в новом формате − через интернет участники договаривались собраться в центре Минска или других городов без флагов, транспарантов. Они не выкрикивали никаких лозунгов, а лишь аплодировали. Долгое время силовики не знали, как на это реагировать. После взрыва в метро массовые акции уже жестко разгонялись, в том числе и под предлогом обеспечения безопасности граждан.

Лукашенко добивается готовности силовиков убивать протестующих

Никакого терроризма в Беларуси нет, не было и не предвидится, говорит "Апострофу" эксперт Института белорусской демократии (Belarusian Democracy Institute, Бостон) Дмитрий Щигельский.

"После Майдана режим Лукашенко внимательно изучил все, что происходило, и последовательно и целенаправленно меняет законодательство в направлении ужесточения наказания за любое сопротивление режиму. Это не одномоментная акция, а постоянный процесс. Лукашенко сделал ставку на силовое удержание власти. Для него важно создать иллюзию законности любых мер по борьбе с протестующими в среде силовиков. Все эти законы пишутся и принимаются не для народа, страны или людей. Единственный их адресат – это силовые структуры и армия. Им хотят внушить и показать, что стрелять и убивать тех, кто может выступить против существующего режима, - законно, правильно и морально. Если до 2015 года у Лукашенко был контракт с обществом, несколько упрощая, сводившийся к "чарка, шкварка, иномарка" в обмен на отказ от прав и свобод, то после падения цен на нефть, сокращения финансовых дотаций от России он пытается перезаключить его на условиях "лояльность режиму в обмен на право жить". Критически важным для него является добиться не просто лояльности силовиков, но их готовности убивать, если понадобится, протестующих", - считает Щигельский.

С ним согласен и лидер движения солидарности "Разам" Вячеслав Сивчик: "Поправки, принятые "палаткой", не имеют отношения к борьбе с терроризмом, а направлены на обеспечение репрессий на "законных основаниях" и будут использованы против оппозиции и гражданского общества Беларуси. Информационная война последнего месяца против белорусской оппозиции, при обвинениях пропагандистами от власти не только лидеров и активистов белорусских партий и движений, но и Украины, Литвы, Польши. Что же касается поправок в УК и АК, то потенциально они угрожают волонтерам, которые собирают помощь Украине в Беларуси. С поправками к УК в свете арестов десятков белорусских патриотов все сложней. Как раз это уголовное дело, начатое накануне Дня Воли и похожее на инспирированное чекистами в 20-30 годах ХХ века против "Союза освобождения Беларуси" и прочих не существовавших террористических организаций и борьбу с "нацдемами", возможно, и вдохновило власти на смену законодательства. Других "террористов", кроме белорусской демократической оппозиции и граждан, которым тяжело выжить при сегодняшней власти, в Беларуси не видно".

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

У Путина появилась необычная, но очень серьезная проблема – частная разведка США

Аналитики из американской компании Stratfor рассказали о необычной проблеме, которая возникла перед Кремлем

У Путина серьезная проблема, он не придумал, как с ней бороться – частная разведка США

Аналитики из Stratfor считают, что Кремль не может просто игнорировать возрастающее недовольство политической системой среди россиян

Трамп "отдал" Украину Меркель, а Путин пытается стать "великим"

Путин ищет выход из стратегически невыгодного для себя положения и надеется на сделки с Европой, США и Турцией.

Новости партнеров

Загрузка...