РУС. | УКР.

вторник, 28 февраля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.98
Общество

Профессия - волонтер

Мода вышла на экраны

В прокате идет фильм Бертрана Бонелло «Святой Лоран. Страсти великого кутюрье»

В прокате идет фильм Бертрана Бонелло «Святой Лоран. Страсти великого кутюрье» Кадр из фильма "Святой Лоран. Страсти великого кутюрье" (реж. Бертран Бонелло)

Специально к открытию проходящей в Киеве Ukrainian Fashion Week дистрибуторы подгадали украинскую премьеру фильма Бертрана Бонелло «Святой Лоран. Страсти великого кутюрье». События фильма охватывают период с 1967-го по 1977 год. Создатели фильма пытаются разгадать, откуда знаменитый французский стилист и модельер, сооснователь дома моды Yves Saint Laurent черпал свое вдохновение.

В оригинале картина Бертрана Бонелло называется куда бесхитростнее, чем на наших киноафишах – просто «Сен-Лоран». Имя знаменитого французского стилиста и модельера автор отделил от его фамилии, очевидно, с единственной целью – избежать путаницы с вышедшим на экраны с начале этого года байопиком «Ив Сен-Лоран» своего коллеги и соотечественника Джалиля Леспера. К слову, если кто-то интересуется подробной биографией гениального кутюрье, ему, наверное, лучше посмотреть эту прилежную и стерильную ленту, где путь к славе кудесника кройки и шитья представлен со школярской подробностью, а все значительные вехи и этапы его жизни, начиная от появления в 21-летнем возрасте у руля дома моды Dior и заканчивая общенациональным трауром по поводу его кончины, старательно экранизированы.

Бертран Бонелло – эстет, визионер, любимчик Канн (фильм участвовал в конкурсной программе фестиваля, а недавно предложен Францией на рассмотрение «оскаровского» комитета для номинирования на премию «за лучшую неанглоязычную картину»), режиссер, безусловно, намного более умный и мастеровитый, чем Джалиль Леспер. И интересны ему не столько факты из жизни великого кутюрье, сколько сам процесс его творчества. В течение двух с половиной часов он бьется над секретом портновского искусства своего героя, и, кажется, так и не находит окончательного ответа: фильм завершается красноречивым кадром – Ив Сен-Лоран (Гаспар Ульель) загадочно улыбается в камеру на дурацкую просьбу репортера «Libération» опровергнуть слух о своей смерти. Здесь, к слову, упомянут реальный случай – в 1977 году редакторы французских газет, действительно, уже сочиняли некрологи после внезапного исчезновения национального кумира, который, как выяснилось, просто в очередной раз укрылся от всех, придумывая силуэты своей новой коллекции.

Но, следуя логике экранного рассказа, подобная ситуация вполне могла приключиться. Реальный Ив Сен-Лоран дожил до почтенных 70 лет (в нескольких флешбеках фильма старого кутюрье играет культовый актер, фаворит Лукино Висконти Хельмут Бергер – киноманы наверняка оценят эпизод, в котором его нынешний герой смотрит по телевизору «Гибель богов», где немецкий актер исполнил одну из лучших ролей в своей карьере). Но таким, каким модельера изображают Бонелло с Ульелем, он мог отдать Богу душу куда раньше. События фильма, по сути, охватывают десятилетний период жизни Сен-Лорана, от 1967-го по 1977 год – пассионарное время сексуальной революции, молодежных бунтов, новаторских явлений в моде и музыке, и французский кутюрье становится, по мнению режиссера, едва ли не символом этой эпохи.

Он неистово, до полного изнеможения себя и своих сотрудников, трудится, но с такой же испепеляющей страстью отдается и развлечениям, танцуя на дискотеках, упиваясь шампанским, азартно экспериментируя с наркотиками (наглотавшись рассыпанных по полу разноцветных таблеток, умирает любимый пес героя – французский бульдог с русской кличкой Мужик), устраивая со своим партнером Жаком де Башером (Луи Гаррель в этой роли приобрел совершенно лакейские усики) бесшабашные гей-вечеринки. Святой? Да, помилуйте. Скорее законодатель стиля, образец для хиппующей молодежи, идеальное олицетворение эпохи, отринувшей табу и скучные буржуазные нормы.

Следует отдать должное режиссеру и его оператору Жари Дешайе – снято все это умопомрачительно красиво. И портновская мастерская, напоминающая то ли хирургическую операционную, то ли научную лабораторию, где каждый сотрудник в ослепительно белом халате педантично и послушно выполняет свою функцию. И личные апартаменты мастера, украшенные картинами Ротко и Мондриана, со статуей золотого Будды в центре алькова. И буквально воссозданная фотосъемка Хельмутом Ньютоном его пикантной работы «Смокинг» в ночном парижском переулке. И реконструированная по заказу героя комната его кумира – Марселя Пруста с аскетичной деревянной кроватью.

Пруст, безусловно, знаковое имя для ленты Бонелло. Фильм, собственно, и начинается с эпизода, когда Ив Сен-Лоран в темных очках, снимая номер в гостинице, представляется Сваном – персонажем эпопеи «В поисках утраченного времени». О Прусте, как о постоянном источнике вдохновения, говорит кутюрье его аристократическая модель Лулу де ла Фалез (Леа Сейду), саркастично замечая, что фантазию его конкурентов питают мультики. Но – важнее, кажется, то, что режиссер, словно следуя заветам великого французского романиста, в каждом кадре, выстроенном со скрупулезностью геометра, пытается воссоздать давно минувшее время. Оно само неожиданно становится роскошной музейной экспозицией. Стоит ли повторять, кто именно находится в ее центре?

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Новости партнеров

Загрузка...