РУС. | УКР.

пятница, 26 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.28
Политика

Есть инструменты, чтобы развалить ДНР и ЛНР, — экс-глава внешней разведки Маломуж

О войне на Донбассе, угрозе вторжения России и будущем Путина

О войне на Донбассе, угрозе вторжения России и будущем Путина Основатель Всеукраинского общественного движения "За будущее Украины", генерал армии Украины Николай Маломуж Фото: Яна Седова

Николай Маломуж, генерал армии Украины и бывший глава Службы внешней разведки (2005-2010 гг.), сегодня возглавляет общественно-политическую организацию "За будущее Украины", в которую входит порядка 2,5 тыс. активистов, в том числе представители армии и разных силовых структур.

О войне на Донбассе и угрозе большого мирового конфликта, целях Владимира Путина, розыске Виктора Януковича и многом другом НИКОЛАЙ МАЛОМУЖ рассказал в интервью корреспонденту "Апострофа" ЯНЕ СЕДОВОЙ.

Вы, как человек, возглавлявший Службу внешней разведки, как сегодня оцениваете работу разных разведывательных сил Украины?

— Разведка — это один из секторов внешней работы. Мы добываем информацию, если речь идет о стратегической разведке, за рубежом. Например, по Российской Федерации. Начиная с политического руководства страны президент России, правительство, спецслужбы, далее структуры, задействованные в работе против Украины. Но мы добываем информацию не только в России. Безусловно, Россия на сегодня это основной интерес. Но работу ведут три вида разведки стратегическая, военная, пограничная. Каждая из них имеет свою функцию.

В чем основная слабость украинской разведки?

— Главная слабость нашего государства в стратегическом плане, а также в работе спецлужб, правоохранительных органов, МВД , СБУ — это кадры. И правительство, и силовые структуры сейчас формируются по квотному признаку. Поэтому конкурентные изменения, которые предлагались, так и не произошли. Например, 46 человек, которые должны были прийти в разные ведомства, департаменты руководителями и заместителями и повести эффективную работу, так и не сделали этого. Почему? Потому что все кадры подбирались в первую очередь по партийному признаку, а потом — по личностным приоритетам. Так позже поступил и Петр Алексеевич Порошенко, подбирая кадры в Администрацию (президента, — "Апостроф"), силовые структуры — кто был ближе к Roshen или лично ему предан. Например, назначить в "Укроборонпром" тех, кто занимался раньше техстанциями. А знают ли они оборонную промышленность? 168 оборонных предприятий, и все они требуют глубинного понимания деятельности отрасли в целом и по каждому конкретному проекту в частности...

Кого из старых кадров, кто сейчас занимает руководящие должности в силовых ведомствах, нужно уволить в первую очередь?

Если мы говорим о всем силовом блоке, то он в принципе нуждается в системной ротации. Начиная с первых лиц, заместителей, некоторых руководителей департаментов. Потому что пришли те люди, которые практически никогда не знали оперативной работы, не создавали систем предупреждения терроризма, экстремизма. Они никогда не работали в этой сфере.

Речь идет просто о некомпетентных кадрах или тех, кто занимается антигосударственной деятельностью?

В первую очередь, конечно же, о компетентности. Потому что так называемая подрывная деятельность очень быстро определяется. Я очень хорошо знаю работу спецслужб, есть сотни способов определить шпиона. Мы можем выявить в любой системе агентуру иностранных государств. Это модель эффективных мер по их определению, с дальнейшей нейтрализацией или задержанием с пользой для государства, дела и ведомства. Но это эффективно не применялось. Почему? Например, в Службе безопасности (СБУ). Это основной орган, контролирующий территориальную целостность, занимающийся борьбой с шпионажем, сепаратизмом, экстремизмом, с тем, что случилось в Крыму, на востоке, да и сейчас происходит. Потому, что люди, которые пришли, далеки от профессионализма. После Радченко, дальше Деркач, Смешко, Дрижчаный, потом Наливайченко это все люди, которые далеки от службы. Они никогда не знали системы работы СБУ. Очень важно, чтобы первое лицо являлось авторитетом в ведомстве, чтобы руководитель был высокоморальным человеком, профессионалом, чтобы на него всегда можно было положиться, чтобы он завтра не взял и не ушел в Россию, например, или, наоборот, на Запад. Это должны быть тот человек и та команда, которая ответственно подходит к делу, объединяет коллектив, тогда есть перспектива победы по каждому направлению. Тогда бы не было ни Крыма, ни востока.

Потому что СБУ первая структура, ответственная за этот процесс. Многие кричат: "Минобороны!". Министерство обороны здесь ни при чем, это следующий этап, когда начинаются активные боевые действия противника. Вот тогда это их работа, они включаются в войну. На всех первых этапах должна работать Служба безопасности. Это их обязанность. Параллельно с ними работают разведывательные органы, которые получают информацию о задумках, планах, координируют работу, предупреждают СБУ. Однако, начиная с 98-го года на службу приходят в основном непрофессионалы. Получается, что мы уже деградируем 17 лет. Таких профессионалов у нас уже просто нет, а если и есть то очень мало. Те, кто работают "середнячки", они не всегда несут вред, хуже, что пользы от них мало. И приход Наливайченко (экс-главы СБУ, "Апостроф") был в период, который не ознаменовался какими-то реальными реформами. Мы собирались работать с НАТО, отрабатывали новую модель, написали белую книгу про реформирование, но конкретных изменений так и не произошло. Репрессивная модель, которая была к тому же еще и обесценена коррупцией, так и осталась. Потому что служба получила несвойственные функции, например, кураторство над. Неудивительно, что там началось взяточничество. Не хотите, чтобы вас прессовали давайте взятку.

Недавно в интервью телеканалу СNN президент Петр Порошенко говорил, что, по данным военной разведки, возможно вторжение российских военных на территорию Украины. Что говорят ваши источники?

Я скажу, что уже не единожды президента Украины дезориентировали, и он легко на это поддавался. Или ему конъюнктурно это выгодно. Потому что на моей памяти он уже десятки раз говорил о широкомасштабном вторжении российских сил на территорию Украины. И еще ни разу такого вторжения не было. Я в тот же день по телевидению эти заявление президента опровергал. Так как это некорректная подача информации. Это, скорее, игра в таких вот внешнеполитических форматах. Но та информация, о которой говорил президент, абсолютно не соответствует действительности. Мы можем видеть, что ни одно из этих заявлений не подтвердилось.

Вы часто посещаете мероприятия, где обсуждается тема безопасности Украины. Не устали еще в мире от проблем Украины?

Уже большинство стран Европы, действительно, устали от Украины. В основном это страны Европейского союза. Но еще хуже то, что в урегулировании конфликта частично не заинтересовано именно руководство нашей страны. Потому, что не решаются ни политические, ни социальные проблемы. Фактором войны нерешение этих стратегических вопросов объясняется.

По вашему мнению, чего нам ждать на Донбассе в ближайшее время?

— Согласно программе глобального урегулирования ситуации с участием стран "Большой семерки" или лучше двадцатки, который мы представили на форуме безопасности, наибольшую угрозу несет глобальная ядерная конфронтация. Россия уже создала пять мощнейших ракетно-космических подразделений, ракетно-космические войска, она имеет около 1650 новых боеголовок, которые уже покрывают всю территории Европы и США. Россия реагирует на размещение новых ПРО в Прибалтике, Польше, в Румынии и на Черном море. Так что мы сегодня получаем сценарий ядерной конфронтации, которая вполне может закончиться системной войной.

Так кто начал этот новый этап конфронтации?

— Основные игроки тут — Россия и США. Разумеется, Россия сосредотачивает свой геополитический интерес на просторах Украины, Кремль считает, что это — его территории. Владимир Путин (в 2014 году, — "Апостроф") воспользовался дестабилизирующей ситуацией в стране, увидел, что у нас в определенный момент не стало эффективного руководства, силовиков, которые смогли бы удержать ситуацию под контролем. Путин думал, что восток страны захочет отделения, его убедили в том, что он — самый рейтинговый политик в Украине. Не Турчинов, не Яценюк, не Порошенко, а именно Путин. Поэтому юго-восточные регионы поднимаются, наступает полная дестабилизация, поднимаются "фашисты", "террористы", "Правый сектор"… Его также убеждали, что США стремятся разместить в Крыму ядерное оружие. Именно этот сценарий и начал большую геополитическую конфронтацию, которая может превратиться в мощнейшую гонку вооружений и нарушения договоренностей между США и Россией по количеству ядерных боеголовок. Хватит одного сбитого российского ракетоносца для начала войны. У России никогда не было мощи и ресурсов НАТО, но они почувствовали себя великими. Беда в том, что у многих лидеров на Западе очень прямолинейное видение — для них существует только конфронтационный сценарий. Но Россия тогда ударит в ответ. И что останется? Не будет никого. В 2008 году были у некоторых предложения подорвать Черноморский флот, как раз во время событий в Грузии (российско-грузинская война 2008 года, — "Апостроф"). И что бы тогда было? Война. Выиграли бы мы там? Неизвестно. Но жертв было бы — колоссально.

Основатель Всеукраинского общественного движения "За будущее Украины", генерал армии Украины Николай Маломуж Фото: Яна Седова

Как можно решить вопрос военного конфликта на востоке?

— Петру Алексеевичу мы (движение "За будущее Украины", — "Апостроф") предлагали программу и механизм действий, людей, которые могли бы сделать свою часть работы в этом вопросе. Он сказал — программу действий я беру, а людей брать не буду. Подошел к вопросу очень конъюнктурно — взял людей из Roshen, "Богдана" (предприятия, которыми владеет или владел Петр Порошенко, — "Апостроф"). Но сегодня минский сценарий уже не действует. Наш Петр Алексеевич, при всем хорошем к нему отношении, не может с этим справиться. Не должен президент заниматься такими вопросами, как, допустим, корректировка атак. Должны быть службы, которые ведут эту работу.

Когда я в Крыму занимался делом Мешкова, то Кучма и не знал, когда я ночью туда вылетел (речь о событиях 1994 года, когда крымчане выбрали президентом пророссийски настроенного Юрия Мешкова, тогда полуостров готовился войти в рублевую зону и отделиться от Украины, — "Апостроф"), брали 3,5 тыс. людей, "Альфу", перекрывали все органы власти, Мешкова в том числе, который уже поднял народ на референдум. То есть в подобной ситуации на себя должен брать определенные функции тот руководитель, который компетентен и уполномочен законом. А дело президента — все стратегически согласовать. Но для этого нужны кадры, пул союзников, которые способны эффективно работать, которые бы реально влияли на ситуацию.

По словам Николая Маломужа, санкции против России, инициированные Западом, выхода из ситуации не дают. Он считает, что мировые лидеры, с которыми Владимир Путин вынужден считаться, должны показать президенту РФ дорожную карту для разрешения сложившейся ситуации.

Николай Маломуж предлагает провести переговоры в формате тех, которые когда-то были в Хельсинки (речь о подписании 33 государствами Хельсинкских соглашений в 1975 году, которые закрепили территориальные и политические итоги Второй мировой войны и принцип нерушимости границ, мирное урегулирование споров и так далее, — "Апостроф"), с участием стран "Большой семерки" или "Большой двадцатки". "Это поможет решить и глобальные проблемы, и проблемы Украины, уверен он. А также принять программу восстановления инфраструктуры Донбасса и возвращения туда более чем 1 млн переселенцев". Украине также следует иметь на линии размежевания мощные вооруженные силы, считает генерал.

Контрабанда в зоне АТО приобретает совершенно чудовищный размах, крышеванием схем занимаются, в том числе, и те, кто должен был бы с ними бороться. Как можно решить этот вопрос?

— Мне не раз рассказывали о тех, кто занимается "кураторством" контрабандных схем. Я вам даже больше скажу — мы как-то проводили встречу с волонтерами, руководителями батальонов, собралось человек 40-50. В том месте, где мы собрались, джипа меньше, чем за 40 тыс. евро, не было, дороже были — за 80-100 тыс. евро и так далее. Где они их взяли, если для них 100 долларов еще полгода назад были большие деньги?

Вы их не спрашивали об этом?

— Спрашивал. Мне бойцы рассказывают, как хлопцы стоят на передке, а эти с комендантским взводом, своей братией, занимаются контрабандой, начиная с угля, оружия, боеприпасов, наркотиков, продуктов питания, одежды. Возят все! Масштабы этого поражают. Делят сферы влияния, вот история, когда убили сбушника (в Волновахе в марте произошел вооруженный конфликт между сотрудниками СБУ и бойцами "Днепра-1", в результате один сотрудник спецслужбы был убит, — "Апостроф"), разные батальоны конфликтуют, Национальная гвардия и ВСУ, пограничники, добровольческие батальоны и СБУ, идет борьба за распределение потоков. Более того, у них есть контакты с боевиками. Раньше как было — возмущались, что управляют государством плохо, что идет бесконечная война, а теперь немного успокоились. Почему? Потому что всем дали возможность там зарабатывать. А это разлагает армию. И ни одна структура не готова с этим бороться. Потому что многие руководители среднего и высшего звена в этом процессе задействованы. Это та проблема, которая может обесценить наши ВСУ, СБУ и добровольческие батальоны. Сейчас, поскольку борьба с контрабандой в ведении СБУ, то они и стали ответственны за эти проблемы. Минобороны, пограничники курируют с позиции контрразведки, они должны выявлять эти негативные явления, пресекать их на месте. К тому же многие привыкли брать взятки в течение десятков лет, а в зоне АТО ситуация вообще не контролируется.

Так как можно эту проблему решить? Создать отдельный орган, который будет решать вопрос борьбы с контрабандой и коррупцией?

— Если говорить о ВСУ и добровольческих батальонах, то сейчас следовало бы ориентироваться по принципу их достаточности. Сейчас их, допустим, 70 тыс. (в зоне АТО), пусть будет 35 тыс. Если нет боевых действий, те, кто выполняют задания на линии обороны, пусть продолжают работать. С остальными следует проводить системные учения на месте. Если будет боевая подготовка — то и для дела полезно, и мастерство повышает: в шесть утра подъем и вперед, чтобы не успевали расслабиться. Изучать новые виды оружия, тактику антидиверсионной борьбы, для этого стоит задействовать командование ВСУ, а тех, кто не нужен в зоне АТО, нужно вывести. Боевые подразделения на линии разграничения на полигонах и мини-полигонах должны проводить активную работу по подготовке боевого состава. И тогда им будет не до контрабанды и не до выпивки.

Николай Маломуж также предлагает заменить военную контрразведку и использовать спецназовцев, которые входят в ассоциацию "Альфы", для борьбы с формированием контрабандных каналов. С помощью глубокой агентурной работы среди руководства ЛНР-ДНР можно выявить руководителей диверсионной деятельности. "Ко мне часто обращаются бойцы батальонов и говорят, что их руководители занимаются такой подрывной деятельностью. Работа спецслужб — выявить этих людей, ведь они разлагают и военных, считает Николай Маломуж. Командиры у хлопцев на поле боя забирают оружие и патроны! Почему? Потому что боятся, что это оружие будет использовано против них. Потому что бойцы говорят: мы тут погибаем, а вы занимаетесь контрабандой. Выходит, что одни воюют, а другие зарабатывают. Но начать следует с СБУ — заменить оперативный состав службы, который контролирует работу этих подразделений". Маломуж снова приводит в пример Крым в 90-х годах, когда вахтовым методом там находилось 5-6 тыс. человек, это были сотрудники, которых отбирали из разных областей и центрального аппарата СБУ. "Потому что местные СБУ и МВД в Крыму работали, по сути, на Россию или вообще не работали", вспоминает разведчик.

Вы думаете, что эти специально отобранные сегодня люди смогли бы устоять и не стать очередными винтиками в коррупционных многомиллионных схемах по провозу контрабанды в АТО?

— Еще когда я работал при Кучме и Кравчуке, ко мне приходили сотни людей, которые предлагали десятки и сотни миллионов долларов. Вокруг меня были те, кого купить не смогли. Вы считаете, что все готовы брать. Это неправильно.

Нет, не зря же говорят, что каждый человек имеет свою цену.

— Есть те, кто не имеет. В Киеве в 80-х я боролся с криминалитетом, мы также создали общественный отряд, вроде дружины, который я возглавлял, отряд выявлял преступления в экономической сфере, у него были определенные полномочия. Там было где-то 850 человек. Они проверяли торговые точки, к примеру. Но там были морально сильные люди. Мы перекрыли все притоны, все точки... Так вот, людей, работавших в дружине, проверяли милиция, КГБ и т. д. Взяточников среди них не было. Когда формировали СБУ в самом начале, на фоне коррумпированных милиции и прокуратуры ведомство считалось неподкупным. Такая была корпоративная позиция. А потом создали подразделение, которое курировало экономическую сферу, и подразделения по борьбе с организованной преступностью. Туда начали набирать, в том числе и из милиции...

Николай Маломуж рассказывает, как его друга, которого он знал больше 20 лет, начали подозревать в коррупции, ему предлагали заняться крышеванием каких-то схем. Он получил предупреждение.

Основатель Всеукраинского общественного движения "За будущее Украины", генерал армии Украины Николай Маломуж Фото: Яна Седова

Насколько эффективна работа Объединенного комитета по вопросам разведывательной деятельности при президенте Украины, созданного в январе этого года?

— У этого комитета нет компетенции, он фактически ничего не координирует. Думаю, эта структура сейчас создана с политической целью, это чисто политические кадровые игры. Создание координационного совета уже трижды имело место и ничем не заканчивалось, потому что вся развединформация чрезвычайно конфиденциальна, она идет напрямую президенту. Если будет утечка информации, это угрожает расшифровкой иностранной агентуры. В России агент может попасть в тюрьму, и из него будут выбивать всю информацию. Если есть сомнение в том, что информация будет сохранена, то ее нельзя выдавать даже президенту. К примеру, в узком кругу, с Борисом Ельциным (бывшим президентом РФ, — "Апостроф"), допустим, или другим руководителем, выдавалась очень конфиденциальная информация. А ее добывала разведка. А потом шла раскрутка — кто же ее слил. В советские времена Никита Хрущев, это уже классика, выдал информацию, что у нас есть такие-то ракеты, и раскрыл наш канал получения данных про ядерные ракеты США.

Недавно появилось сообщение о том, что в Горловку вернулся один из главарей боевиков так называемой ДНР Игорь Безлер, известный также под кличкой "Бес". С чем это может быть связано?

— Идет активизация разных, якобы неконтролируемых структур, которые ведут работу против ВСУ. Уже и Плотницкий, и Захарченко (главари ЛНР и ДНР, — "Апостроф") заявляют, что у них тоже есть батальоны, которые не контролируются. Конечно, возвращение Безлера — один из фактов дестабилизации, усиления активности на определенных направлениях под эгидой того, что такой человек не совсем адекватен. Есть информация, что он должен будет выполнять какие-то спецоперации. Тут я об этом распространяться уже не могу.

Наши военные говорят, что на оккупированных территориях полным ходом идет формирование полноценной армии. Как можно этому помешать?

— Это работа СБУ — создать там свою агентуру на самом высоком уровне. Можно использовать целый инструментарий влияния на людей на руководящих должностях и продвигать их. И на определенном этапе это может взорвать ситуацию. Но работать надо комплексно, — и с помощью разведки, и с помощью ВСУ. И это привело бы к развалу ДНР и ЛНР и их армейских структур. Но нам тут нужны профессионалы-агентуристы, которые могут поднять агентуру еще с Союза и до сегодняшнего дня: кто где был — кто в спецслужбах, кто в бандитских структурах, кто в бизнесе. Тогда на каждого будет вариант влияния.

Когда мы, допустим, искали в свое время такую информацию по пиратам в Сомали (тогда Маломуж возглавлял Службу внешней разведки, — "Апостроф"), то начинали с чистого листа. Кто знал ту черную Африку! И то, нашли рычаги влияния и на боевиков, и на пиратов. И смогли освободить наших заложников. А в Украине эти люди всегда были под контролем, сколько на них есть информации! Когда сократили УБОП, то сколько сотрудников под прикрытием остались без руководства. Они на нашей стороне. Если мы воюем, то надо весь потенциал использовать.

Интерпол недавно приостановил розыск Виктора Януковича. Об этом сообщила адвокатская компания Joseph Hage Aaronson (JHA), которая представляет его интересы. По мнению адвоката Януковича, уголовное производство, открытое в Украине, это часть его политического преследования. Как вы считаете, какими должны быть действия украинской стороны в этой ситуации?

— Мы с самого начала к этому делу подошли неправильно. Да, он проводил узурпаторскую политику. Но нам сразу надо было четко понимать правила Интерпола. За Януковичем есть ряд кровавых преступлений, ряд экономических преступлений. По делу Майдана надо было заниматься внутри страны. Но для уровня международного розыска надо было вычленить дела, которые относятся чисто к криминалу, убийствам, захвату предприятий, рэкету, экономическим преступлениям, я располагаю информацией, что он и его подчиненные это все делали. На разворовывание имущества в Интерполе очень быстро реагируют, поэтому надо отделить политику от криминала. Эти статьи наша Генпрокуратура должны выделить и направить.

В СБУ в розыске находится немало людей с громкими именами. Это и Александр Янукович, и Сергей Курченко, которого обвиняли в финансировании сепаратизма, и бывший замглавы Министерства доходов и сборов Андрей Игнатов (один из скандалов — покупка "скорых" по завышенной цене), Георгий Дзекон (бывший глава компании "Укртелеком"), тот вообще, предположительно, находится в США, и Александр Клименко (бывший министр доходов и сборов). Список длинный. При каких условиях можно добиться ареста и суда над этими людьми?

— Сейчас перспектив их реального преследования и возвращения нет. Это и неквалифицированная работа следователей, кроме того, были заинтересованы и первые лица в том, чтобы дела не были доведены до конца, потому что кто-то был или напрямую, или опосредованно причастен к преступлениям (беглецов). При этой власти ничего не будет. Когда будут прозрачные отношения с ЕС и партнерами на Западе, когда они будут понимать, что у нас прозрачная судебная система, тогда многих можно будет вернуть и судить. Сейчас на Западе нет уверенности в том, что суд над этими людьми не превратится в политическую месть каких-то кланов.

Сейчас часто делают прогнозы о том, чем закончит Путин. Вы как считаете?

— Я знаю Путина с майора. Десятки раз встречался с ним, когда сопровождал Кучму. Это середняк спецслужб, но он хороший тактик, не стратег. У него модель спецслужбиста, который везде создает репрессивную структуру. Если он и дальше будет так двигаться, то на фоне падения экономики и падения цен на энергоносители, через два-три года Россию ждет полная разруха в экономике. Но если он войдет в мировой переговорный процесс, то сохранит правление даже без эффективных реформ. Сам он вряд ли уйдет. Думаю, участие в переговорах вполне возможно. Но заставить его что-то делать могут те, кого он воспринимает как партнера. Петр Алексеевич для него — не партнер.

А это (партнеры, — "Апостроф") — Барак Обама, в некоторой степени Ангела Меркель, премьер Индии Нарендра Моди, глава Китая Си Цзиньпин, премьер Турции Реджеп Эрдоган. Они могут его заставить пойти той дорогой, которая поможет выйти из ситуации. И, по моим данным, он ищет такую возможность, чтобы сохранить лицо. И тогда Крым в этой истории надо будет вывести на переходной период в отдельную экономическую зону вроде Гонконга, лет на 5-7, и международное сообщество сможет взять ситуацию на полуострове под свой контроль.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Украина нанесла удар по аналогу ДНР-ЛНР: есть сразу несколько целей

Урегулирование приднестровского конфликта может иметь негативные последствия для Украины

Через ВКонтакте Россия может управлять 13 млн украинцев: раскрыт механизм

Украинцы добровольно передают информацию российским спецслужбам через социальные сети и бухгалтерские программы

Новости партнеров

Загрузка...