RU  UA  EN

вторник, 22 октября
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
24.75
Политика

Лига Европы 2019/20: все новости, результаты, видео

Процесс обмена заложниками с Россией может стать бесконечным - Николай Полозов

Адвокат украинских моряков о переговорном процессе по освобождению украинцев из плена Кремля

Освобождение из России пленных украинцев - это результат действий сотен людей. Безусловно, необходимо продолжать работу с целью освобождения всех украинцев, находящихся в застенках Кремля. Но все же нельзя идти на поводу у России и выполнять все ее условия. Об этом и многом другом в интервью "Апострофу" рассказал адвокат украинских моряков НИКОЛАЙ ПОЛОЗОВ.

- Состоялся масштабный обмен пленными между Украиной и РФ. Но дискуссия, кому же говорить спасибо за этот обмен, все еще продолжается. Одни говорят, что это произошло благодаря политике Порошенко и той работе, которую его команда проделала за 5 лет. Другие поют оды Зеленскому и говорят, что новый президент за три месяца сколько всего уже сделал и именно при нем состоялся этот обмен пленными. Кого же благодарить за это доброе дело?

- В такого рода делах не бывает кого-то одного, благодаря кому все произошло. Это результат работы сотен людей. Здесь важно вернуться к истокам. "Дело моряков" было первым делом, когда украинское государство защищало своих граждан, захваченных другим государством, на уровне первого лица, министров и далее. Причем защита происходила и в рамках Российской Федерации, и на международных площадках. Но есть детали, о которых мало кто знает. За 5 лет работа по делам украинских политзаключенных велась спорадически: где-то работали правозащитники, где-то – государство, не было какой-то единой стратегии. А в этом деле нельзя такое допускать.

Поэтому я встретился с Мустафой Джемилевым (один из лидеров крымскотатарского национального движения, экс-председатель Меджлиса крымскотатарского народа, - "Апостроф"), объяснил ему, что в этом деле крайне важно, чтобы была единая стратегия, единая позиция, которая позволит сформировать сильный международный рычаг давления на российскую власть. Я исходил из понимания, что в российских судах нет правосудия в такого рода делах, они штампуют то, что им скажут из Кремля. Соответственно, нужно было создать такие условия, чтобы в Кремле приняли правильное решение. То есть - это воздействие на центр. И благодаря Мустафе Джемилеву были организованы встречи и с Ириной Геращенко, и с Павлом Климкиным.

В конечном итоге, Джемилев очень подробно обсудил это с Петром Порошенко, и тогда было принято решение, что я буду координировать юридическую деятельность в России, а здесь площадкой, на базе которой будет осуществляться координация различных ведомств – это и Министерство обороны, и СБУ, и МИД, и Минюст - будет офис омбудсмена Людмилы Денисовой.

Я сформировал команду юристов, и мы заняли единую стратегию, что украинские моряки - это военнопленные, что необходимо работать в том числе по внешнему контуру, обращаться к международным партнерам. Конечно же, большую поддержку оказывали органы государственной власти Украины. По линии Министерства обороны полностью всем необходимым были обеспечены родственники моряков. По линии Министерства иностранных дел было налажено взаимодействие и с западными партнерами, и с обеспечением со стороны украинского посольства наших адвокатов необходимыми вещами. Эта стратегия привела к тому, что в Международном трибунале ООН по морскому праву удалось добиться положительного решения о применении временных мер, именно приказа, который был вынесен 25 мая.

Николай Полозов: "Я сформировал команду юристов, и мы заняли единую стратегию, что украинские моряки - это военнопленные" Фото: Апостроф / Дмитрий Олейник

Приказ трибунала был ключевой фазой этого дела. После этого вопрос освобождения моряков – был исключительно делом времени. Потому что неисполнение приказа Международного трибунала само по себе не влечет никаких санкций, но система Международных судов ООН является системообразующей. На системе ООН строится архитектура послевоенного мира, и Запад не может допустить, чтобы хотя бы одно государство не выполнило решение Международного трибунала. Поэтому санкции политического и экономического характера обязательно должны были быть. Это крайне важно. Потому что сегодня Россия не выполняет решение трибунала, завтра – какая-то другая страна, и получается снова хаос, анархия. А мореходство – это один из столпов мировой экономики.

Поэтому, конечно же, совместная работа всех и привела к тому результату, который мы увидели – освобождению пленных. Были сделаны большие наработки, которые президент Зеленский использовал потом в ходе переговорного процесса.

- А что дальше будет с моряками, которые вернулись в Украину? Будет ли закрыто по ним дело в России и будет ли расследование?

- В России уголовные дела против моряков продолжаются, они до сих пор являются обвиняемыми. Адвокаты продолжают участвовать в следственных действиях и знакомиться с материалами уголовного дела. В Украине они не являются обвиняемыми, уголовного дела против моряков нет. Но есть дело по факту их незаконного захвата, и по этому делу они проходят в статусе, скорее всего, потерпевших.

В дальнейшем, по всей видимости, это будет разрешаться посредством политических переговоров. Потому что Россия до сих пор не выполнила приказ Международного трибунала, который состоял из двух частей, а вторая часть – это вернуть украинские корабли. Их до сих пор никто не вернул, и этот вопрос висит в воздухе.

Есть негативный момент, что поскольку моряков отпустили под личное поручительство Денисовой, они обязаны являться по вызову следствия или суда. И если их раз или два вызовут, а они не придут, то их могут объявить в розыск. Этот вопрос также должен разрешаться посредством переговоров.

- Какую компенсацию от России может получить Украина за эти три корабля?

- В Международном трибунале ООН был прецедент порядка 5-6 лет назад, тоже с участием России, дело Arctic Sunrise. Тогда захватили голландское судно с членами экипажа. Тоже был приказ трибунала, и всех моряков подвели под амнистию и отпустили. В украинском же случае все подвели под некий большой обмен. Впоследствии по процедуре арбитража голландская сторона взыскала с России несколько миллионов долларов, и корабль вернули. Поэтому, я думаю, что здесь могут быть сопоставимые цифры.

- Уже появилась информация, что планируется вторая волна обмена пленными к концу 2019 года. Как может состояться обмен и кого может предложить Украина?

- Что касается Украины, то здесь находятся задержанные в ходе боевых действий на востоке Украины - это боевики, бандиты, террористы, которые совершали преступления против украинского народа. Вопрос их гражданства дискуссионный: то ли это граждане Украины, то ли граждане Российской Федерации. На текущий момент в российских застенках, по оценкам уполномоченного, остается 113 граждан Украины, которые подходят под критерий "политзаключенные". Подавляющее большинство из них – крымские татары, более 80 человек.

Опять же, мы не знаем, как идут переговоры, какие там выдвигаются условия, что хочет взамен российская сторона. На мой взгляд, менять кого-то на кого-то, безусловно, необходимо, а вот менять кого-то на что-то, на какие-то политические преференции – уже надо смотреть, не будет ли ущерба интересам Украины от подобных переговоров. Людей, конечно же, надо спасать, и люди этого очень ждут.

Но тут есть значительная проблема. Допустим, Путин сейчас договорился с Зеленским и отдал 35 человек, потом отдаст 113 человек. А что ему мешает завтра набрать в том же Крыму в 10 раз больше? В самой России, если не брать оккупированный Крым, сотни тысяч граждан Украины приезжают к родственникам, на заработки и т.д. Можно нахватать несколько десятков человек и объявить террористами, экстремистами, диверсантами. Поэтому этот процесс, к сожалению, может быть бесконечен, и Кремль может постоянно набирать себе заложников и потом торговать ими с Украиной и Западом.

Николай Полозов: "На текущий момент в российских застенках, по оценкам уполномоченного, остается 113 граждан Украины" Фото: Апостроф / Дмитрий Олейник

- О крымских татарах мало говорят в Украине. В СМИ очень мало информации, не поднимается такая волна, как Олегом Сенцовым, например, которого все знают. Какую-то часть политзаключенных вообще не знают. Почему так происходит, и правда ли, что в России у них абсолютно разные условия пребывания?

- Все тюрьмы в России разные. Существует некая градация. "Красные" тюрьмы – в которых администрация и подконтрольные ей заключенные устанавливают жесткие порядки. А в "черных" тюрьмах криминал имеет влияние на администрацию, и там более мягкие условия, можно за деньги получить телефон и т.п. Иногда искусственно создаются условия, если человека надо прессинговать, оказывать на него давление – это легко сделать, и в России это никогда не было большой проблемой.

Почему так мало внимания к крымским татарам? Я всегда тоже задаюсь этим вопросом. Почему в Украине общество, СМИ, государство так мало уделяет этому внимания. Ведь сейчас большинство из них - это политзаключенные, и их преследуют не потому что они какие-то экстремисты или террористы, это все выдуманные, фейковые дела. Их преследуют только потому, что они не согласились с оккупацией, являются патриотами Украины. Что им мешало присягнуть Путину? Никого бы не трогали. Они же этого не делают, ориентируются на своих лидеров, которые говорят – мы с Украиной.

Здесь вопрос прежде всего к украинскому обществу. Неужели крымские татары - люди второго сорта? Хуже, чем этнические украинцы, которые находятся в российских тюрьмах?

Если взять любого депутата Верховной Рады и попросить назвать пять фамилий крымских татар - политзаключенных, я уверен, что подавляющее большинство даже 2-3 не вспомнит. Они не знают. Об этом мало говорят, мало пишут, и это большая проблема. А именно информационная поддержка зачастую является одним из факторов безопасности человека. Мы не видим заинтересованности в этом вопросе у власти. И у них может возникать ощущение, что Украина их бросает.

- Многие видят в процессе обмена, который состоялся, первый шаг к восстановлению мира на Донбассе. Можно ли говорить, что мы уже на пути к мирному процессу, и на что должна пойти Украина, чтобы принести мир на Восток, и на что ни в коем случае не должна соглашаться?

- Вопрос условий, прежде всего. Понятно, что худой мир всегда лучше доброй войны. Но главная задумка Путина, когда он начал военную агрессию на Донбассе – создание таких условий, при которых вопрос Крыма отодвигался бы на очень долгий и неопределенный срок. Мы понимаем, что Запад пытается и Зеленского, и Путина подталкивать к решению проблемы Донбасса. Возможны различные варианты достижения определенных договоренностей. Будут ли при этом нарушены интересы Украины или нет – это вопрос искусства дипломатов и переговорщиков. Но главное, чтобы при этом не был забыт вопрос Крыма.

Если Путин пойдет на то, чтобы урегулировать проблему Донбасса, и ценой сделки будет то, что Крым и граждане Украины, оставшиеся в нем, останутся на долгое время под контролем России, наверное, это не то, что требуется Украине.

- Может, логично сначала закрыть вопрос Донбасса, а потом перейти к вопросу Крыма? Если провести еще один референдум, неужели крымчане проголосуют за возвращение в состав Украины?

- А кто будет проводить референдум? Сейчас Крым находится под контролем России. В самой РФ последние 20 лет нет никаких выборов вообще. Выборы Госдумы, президента – это фикция. Даже недавно прошедшие местные выборы, когда просто рисовали необходимые голоса в Московскую городскую думу, которая вообще никому не нужна. И как будет проходить референдум в Крыму?

Путин заинтересован, чтобы за проблематикой Донбасса, вопрос Крыма даже не поднимался. И, если украинские власти пойдут на поводу у политики Кремля, ни к чему хорошему это не приведет.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Новости партнеров

Загрузка...