РУС. | УКР.

суббота, 23 марта
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.80
Политика

Выборы президента 2019

Мнение

У российских элит в голове нет чипа, который программирует понимание, что Украина - отдельное государство

Георгий Касьянов о возвращении Крыма и украинско-российских отношениях

Украина для России является очень важной частью геополитического мышления. Российские элиты даже представить не могут, что Украина может существовать как отдельное государство. Это нужно осознать нашим политикам и на основе этого строить отношения с РФ. Такое мнение высказал "Апострофу" доктор исторических наук, заведующий отделом новейшей истории и политики Института истории Украины Национальной Академии наук Украины Георгий Касьянов.

В Крыму, среди населения полуострова, каких-то особых проукраинских стремлений я не вижу. Политически и административно это превращено в федеральный округ Российской Федерации. Военной силой вернуть Крым невозможно. И никто о таком сценарии даже не подумает, кроме людей, которые вообще не представляют себе реальной жизни, или каких-то совсем отпетых фанатиков. Значит, военным путем вернуть нельзя, политическим путем вернуть нельзя...

Один из моментов, почему Крым ушел так легко, понятно, что ситуация была специфическая, но почему население так тотально поддержало уход Крыма из состава Украины: прежде всего, потому что за все время существования независимой Украины ни политически, ни культурно, ни экономически практически ничего не было сделано для интеграции Крыма. Во-первых, и юридический, и политический статус Крыма был совершенно антиконституционный. Украина - это унитарное государство, а тут - автономная республика. Но это был результат определенного политического компромисса начала 90-х годов, потом отраженный в Конституции. Вот уже здесь была червоточина. И второе то, что почти все правящие элиты Украины за все время существования независимой Украины практически ничего реального не сделали для того, чтобы Крым стал украинским культурно или ментально и так далее. Крым рассматривался просто как территория, где можно дерибанить собственность, где можно контролировать потоки и получать какие-то дивиденды.

Читайте: Мистификация и имитация: зачем в Украине появилась Сичеславская область

Очень раздражающим фактором в Крыму были крымские татары, которые пытались отстаивать свои права разными способами - и легитимными, и нелегитимными. И у центральной власти были с крымскими татарами, скажем так, сложные отношения вплоть до аннексии. А вот после аннексии крымские татары сразу стали желанными и родными, и близкими, и превратились в политических союзников. В 2015 году даже депортацию признали геноцидом. Это политическая игра, в которой победить можно только одним способом - сделать для Крыма украинский проект крайне привлекательным, гораздо более привлекательным, чем российский. Пока этого не удалось. Получится, тогда будем говорить уже реально о том, как можно реинтегрировать, вернуть Крым. Сейчас ни военными, ни политическими, ни дипломатическими средствами Крым вернуть невозможно. И с этим нужно жить, это на много лет вперед, на много десятилетий вперед. Безусловно, отказываться от Крыма ни в коем случае нельзя, просто по законам международного права нельзя этого делать. Но возвращение Крыма - это не для одного поколения работа.

Митинг кримских татар Фото: УНИАН

И вообще я думаю, что Россия в ее нынешнем виде - географическом, геополитическом - как демократическое государство существовать не может. Любая форма реальной демократии в России будет первым шагом к ее распаду, что, в общем-то, продемонстрировал период 1918-1920 годов, который в России называют гражданской войной. Поэтому Россия всегда будет авторитарной страной с жесткой централизованной вертикалью, с сильными и вездесущими, коррумпированными силовыми структурами, которые являются очень важным костяком политических структур, с огромным уровнем лояльности населения к центральной власти и при этом с высоким уровнем критичности населения к центральной власти. То есть это очень специфическая страна, и ожидать, что там придет кто-то более либеральный и немедленно все поменяется, не стоит. Путин в значительной мере - продукт российского общества в том виде, в каком оно сейчас существует. Он там президентом до 2024 года, кажется, вот как минимум до 2024 года нужно понимать, что там все тот же человек, который особенно не меняется в лучшую сторону. И рассчитывать, что завтра утром Путин проснется и скажет: "Украина, люблю тебя" или "Идем в Евросоюз" - наверное, не стоит.

Украина для России структурно и системно является очень важной составляющей геополитического мышления. Российские элиты в подавляющем большинстве не просто воспринимают Украину как часть своего пространства - большой российской нации, они еще и не представляют, совершенно категорически не представляют себе Украину как нечто отдельное, что может претендовать на культурную, политическую самодостаточность. То есть у них нет в голове того чипа, который программирует отношение к Украине и украинцам как к чему-то, что может существовать отдельно от России. И это нужно принимать во внимание и на основе этого строить отношения. И как бы утверждая свою самодостаточность - культурную, национальную и так далее, утверждать ее такими жесткими культурными методами.

Например, проблема русского языка в Украине. У нас есть определенный сегмент политических культурных деятелей, которые говорят, что русский язык - это агент Москвы и Кремля, и русскоязычные - это агенты Москвы и Кремля. Так вот правильно было бы, разумно и перспективно говорить, что русский язык в Украине - это язык украинских русских, это другой русский язык, это язык патриотов Украины, язык тех, кто за Украину и тех, кто представляет себя только в независимой Украине. Вот тогда совсем другая ситуация возникнет, а пока эти - Фарион (Ирина Фарион - член политсовета ВО "Свобода", - "Апостроф") и прочие - не знаю как их назвать - пока они говорят, что русских нужно элиминировать как культурное явление, они прекраснейшим образом сотрудничают с Путиным, который, ссылаясь на всех этих ребят говорит: "Вот видите, тут русским как-то худо живется, давайте мы их будем защищать".

В России в последние несколько лет уже есть оппозиционное движение, есть официальный лидер оппозиционного движения - Навальный, есть разные протестные акции, которые пока, конечно же, фиксируются только в крупных городах и не могут рассматриваться как нечто, представляющее всю Россию. Безусловно, санкции, противостояние с Западом, ухудшение экономической ситуации влияет на настроения в России. Но это никак особенно не связано с тем, что отношение большинства россиян к Украине изменится. Более того, согласно всей социологии негативное отношение к Украине в России растет с каждым годом среди населения, и к Западу в том числе. Таким образом, санкции, безусловно, нанося ущерб российской экономике, с одной стороны, способствуют мобилизации и структурной перестройке экономики в каких-то элементах, во многих - это невозможно, потому что Россия очень зависима от западных технологий. А с другой стороны, позволяют нынешней власти мобилизовать вот этот протестный потенциал, когда говорят - на нас нападают, Запад на нас давит - давайте объединимся. Так что однозначного эффекта от санкций нет, хотя эти санкции, так или иначе, расширяются, но они не имеют тотального характера. Ожидать, что именно санкции расшатают Россию до такой степени, что там начнется бунт, вряд ли стоит.

Демонстрации в России Фото: Евгений Фельдман для проекта "Это Навальный"

Даже в самые тяжелые моменты российское общество как бы консолидировалось. Российский историк Алексей Миллер посчитал, что Россия - одна из немногих европейских стран, которая частично принадлежит Европе, которая не теряла независимость несколько столетий подряд. Частично была оккупирована, потом выгоняла оккупантов достаточно быстро. То есть страна, которая сохраняет свою самодостаточность, несмотря на самые тяжелые условия. Поэтому рассчитывать, что она развалится под влиянием санкций или каких-то серьезных экономических воздействий... В принципе, может быть повторен опыт Советского Союза, который развалился в значительной мере под влиянием экономического соревнования с Западом, которого он не выдержал. Но давайте посмотрим, когда он развалился. Тогда, когда там произошла демократизация. То есть перспектив какой-то демократизации России я не вижу, и, соответственно, перспектив, что она где-то вдруг под влиянием чего-то развалится, тоже не вижу.

Но дело даже не в этом. Давайте спрогнозируем сценарий, согласно которому в России что-то произошло: бунт, восстание, революция, Путин убит или убежал, вся его верхушка смылась. Представим себе, что будет с этой страной. Во-первых, она рассыплется, во-вторых, это страна, у которой второй по величине, а может быть и первый, ядерный потенциал. Вот когда все это развалится, кто будет это удерживать? Это будет катастрофа, и это будет катастрофа для Украины. Потому что у нас самая длинная граница с Россией. Представьте себе границу со страной, в которой происходит революция, гражданская война, развал экономики, есть масса оружия и так далее. Что Украина сможет с этим сделать? Уже есть треть Донецкой и Луганской областей, в которых похожий сценарий, где есть масса оружия и так далее - и какие у нас проблемы! А представьте, что будет, если в такой вот огромной стране это произойдет. Поэтому говорить, что вот, когда Путин умрет и Россия развалится, нам станет хорошо - могут только совершенно безграмотные люди, непонимающие последствий таких крупных событий.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Путину все время нужен враг: если не НАТО, то инопланетяне - эксперт по Альянсу

В чем заключаются популярные мифы о НАТО и зачем Путину постоянно нужны угрозы - в интервью Апострофу рассказал Сергей Джердж

Россия еще не сдалась в Украине и ждет выборов – европейский эксперт

О планах России на выборах в Украине, и почему Путин затягивает войну на Донбассе - Апострофу рассказал евроэксперт Густав Грессель

Россия еще не сдалась в Украине: в чем опасность вмешательства в выборы

Покорение Украины - долгосрочный проект россиян, и они еще не сдались, поэтому стоит ожидать вмешательства в украинские выборы, рассказал Апострофу Густав Ґрессель