RU  UA  EN

пятница, 23 августа
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
24.95
Общество

Читайте нас в Telegram-канале

Ликвидация военной прокуратуры: нужно ли это воюющей стране

Существование военной прокуратуры в текущем виде входит в конфликт с Конституцией

Существование военной прокуратуры в текущем виде входит в конфликт с Конституцией Фото: ukranews.com

"Я не вижу необходимости в существовании военной прокуратуры", - такое громкое заявление на днях сделал заместитель главы Офиса президента Руслан Рябошапка. Принимая во внимание то обстоятельство, что Рябошапка - один из самых реальных претендентов на пост генпрокурора Украины (это подтверждал и президент Владимир Зеленский), военная прокуратура как ведомство после его назначения, действительно, может исчезнуть. Что это будет значить для воюющей страны, разбирался "Апостроф".

Прокуроры хотят остаться

Согласно закону "О прокуратуре" Главная военная прокуратура является структурным подразделением ГПУ, поэтому вопросы реорганизации и ликвидации военных прокуратур регионов и гарнизонов – исключительная компетенция генпрокурора. Соответственно, если новый состав ВР все же назначит Руслана Рябошапку генпрокурором, военная прокуратура и все ее региональные подразделения могут исчезнуть в считанные дни.

Естественно, что самих военных прокуроров такой радикальный расклад не устраивает, тем более, что у действующего главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса были грандиозные планы по созданию вертикали военной юстиции с военными судами и даже Государственным бюро военной юстиции. Так, на страничке ГПУ в Facebook появился пост под названием "заявление коллектива военных прокуратур". Кроме перечисления своих заслуг, прокуроры пошли на откровенную конфронтацию с Офисом президента, назвав идею Рябошапки "неприемлемой" и обусловленной "поверхностным представлением" о работе военных прокуроров.

Так чем же согласно закону должны заниматься военные прокуроры? На сегодняшний день структура института военных прокуроров выглядит следующим образом: три региональных военных прокуратуры Центрального, Южного и Западного регионов. В структуре каждой из региональных военных прокуратур действуют прокуратуры гарнизонов: 11 - в Центральном регионе, 10 - в Южном и 8 - в Западном.

Полномочия, а точнее сферы деятельности военных прокуроров, прописаны отдельным приказом ГПУ, который подписывал еще экс-генпрокурор Виталий Ярема. Согласно приказу, военные прокуроры должны следить за надлежащим выполнением солдатами воинской обязанности, исполнением законов о мобилизационной подготовке и мобилизации, сохранением государственного военного имущества, в том числе, печься о безопасности арсеналов. Также в зоне ответственности военных прокуроров находится социальная защита военнослужащих, оплата их труда, предотвращение и противодействие коррупции и организованной преступности и надзор за использованием земель обороны.

Однако в законе "О прокуратуре" сказано, что в административно-территориальных единицах, где не действуют органы прокуратуры, исполнять их функции могут военные прокуратуры. На практике это выливается в прокурорский надзор, который сложно отнести к военному сектору. Например, в конце июля пресс-служба военной прокуратуры Центрального региона отрапортовала о задержании чиновника Госэкоинспекции за вымогательство взятки у руководства частного предприятия. При чем здесь дела военные – непонятно. Так, может, идея Рябошапки не такая уж ошибочная, какой ее пытаются представить военные прокуроры? Давайте разберемся.

Прокурорский призыв

Институт военных прокуроров в Украине появился в начале 90-х и действовал до 2012 года, когда парламентарии проголосовали за ликвидацию военных прокуратур, а все имущество и бюджетные средства на их содержание были переданы ГПУ.

С началом вооруженного конфликта на Донбассе и аннексией Крыма народные избранники решили возобновить работу военных прокуроров. Зачем? Официально для того, чтобы военные прокуроры могли осуществлять эффективный надзор за военными частями и учреждениями в любых населенных пунктах (линия фронта ведь перемещается). Территориальные гражданские прокуроры этого делать не могли.

"С началом вооруженного конфликта на Донбассе и аннексией Крыма народные избранники решили возобновить работу военных прокуроров" Фото: pixabay.com

"Это не территориальный, а экстерриториальный принцип функционала, - поясняет "Апострофу" бывший военный прокурор Центрального региона Украины Николай Голомша. – Например, командующий Воздушных сил дислоцирует свои подразделения почти во всех регионах Украины. Каким образом, в таком случае, можно осуществлять контроль и надзор территориальными инструментами?"

Но неофициально, по словам экспертов, опрошенных изданием, причины возрождения военных прокуратур, были совсем другими.

"Военная прокуратура была восстановлена в экстренном порядке в связи с тем, что в условиях мирного времени был огромный процент отказа военнослужащих идти в бой. И военная прокуратура была возрождена как карательный орган, чтобы принудить людей выполнять обязанности военного времени в мирное время", - поясняет "Апострофу" военный эксперт Олег Жданов.

"Военную прокуратуру создавали по очень банальной и немного странной причине: после начала боевых действий, когда в военные части приходили обычные прокуроры в костюмах, их просто не пускали", - добавляет "Апострофу" юрист, исполнительный директор ОО "Правозащитная инициатива" Михаил Каменев.

"Военнослужащий, который находится на службе, когда встречается с военным прокурором в форме, отдает ему честь и понимает, кто перед ним стоит, ведь у военного прокурора есть погоны. А если на территорию части заходит территориальный прокурор, военнослужащий сразу задает ему вопрос: "Цель вашего визита? " - отмечает Голомша.

"Эту проблему решили не путем выполнения существующего закона, а путем создания военной прокуратуры, чтобы были звания, вертикаль, и следователей прокуратуры допускали на военные объекты", - говорит Каменев.

Оставлять или нет

Впрочем, оставлять или не оставлять военную прокуратуру в структуре ГПУ - вопрос достаточно спорный, и у экспертов нет на него простого ответа. С одной стороны, у военных прокуроров особая специфика работы.

"Например, возникла необходимость расследовать какой-то инцидент в зоне боевых действий. Территориального прокурора не заставишь ехать туда, где ведутся активные боевые действия, а военный прокурор носит погоны, призывается на службу, и без всяких сомнений едет, ведь он – солдат, и выполняет приказ, - уверяет Николай Голомша. – Кроме того, он имеет определенную боевую подготовку: ориентируется в вооружении, стратегии и тактике боевых действий, он может быть экспертом, который корректно оценит тот или иной конфликт или инцидент. Военные прокуроры имеют более глубокие знания и понимание органов военного управления, знают всю специфику".

Кроме того, оставлять воюющую страну, которая выделяет существенные средства из бюджета на оборонный сектор, без специальных органов надзора и контроля – опасная авантюра.

"Оставлять воюющую страну, которая выделяет существенные средства из бюджета на оборонный сектор, без специальных органов надзора и контроля – опасная авантюра" Фото: UNIAN

"Есть такое правило: конкретные законы должны отвечать на вопросы конкретных правоотношений в обществе. И тот факт, что у нас есть колоссальная проблема с воинскими и, возможно, военными преступлениями, свидетельствует о том, что из тактических соображений нам необходим орган в рамках прокуратуры с такой специализацией, - добавляет "Апострофу" юрист Виталий Титыч. – Зона ведения военных действий предполагает ограничение прав и свобод человека и имеет определенную специфику, для которой и нужно иметь специальный орган: обученных и подготовленных людей, которые будут действовать в нестандартных условиях правового регулирования".

Но с другой стороны, спустя пять лет войны ситуация в стране поменялась.

"Сейчас следствие у прокуратуры забрали, и этой категорией преступлений полностью занимается ГБР, где, кстати, гражданские следователи, и они не жаловались ни на какие проблемы с допуском. А военная прокуратура сейчас осуществляет процессуальное руководство и надзор в уголовных производствах и поддерживает публичное обвинение в суде. В таком случае, зачем оставлять военную прокуратуру, если первопричина ее создания исчезла, и прокуроры заходят в военные части", - резюмирует Михаил Каменев.

Более того, по словам Каменева, само существование военной прокуратуры в современном виде входит в конфликт с главным законом Украины.

"Статья 6 Конституции говорит о том, что у нас действует разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную. А военная прокуратура имеет двойное подчинение: с одной стороны, они, прокуроры, и относятся к судебной ветви власти, ведь после изменений в Конституцию раздел о прокуратуре исключили вообще, и теперь прокуратура - часть системы правосудия. С другой стороны, эти же прокуроры имеют военные звания и подчиняются дисциплинарным уставам ВСУ", - отмечает Каменев.

Выходом из ситуации могло бы стать наделение уже существующих военных органов правоохранительными функциями.

"Параллельно с ликвидацией военной прокуратуры необходимо принять закон о военной службе правопорядка (ВСП) и предоставить ВСП статус правоохранительного органа в пределах Минобороны. Если ВСП получит возможность оперативно-розыскной деятельности в рамках компетенции Минобороны, она полностью заменит военную прокуратуру", - заверил Олег Жданов.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Война в подполье: почему Украину продолжают защищать бойцы без статуса и гражданства

Деньги на проведение парада на День Независимости Зеленский предложил раздать военным. Хотя, на пятом году войны уже понимаешь, что забота власти об участниках боевых действий – лишь пиар. Подробнее о проблемах участников АТО – в материале Апострофа

Хипстер на бирюзовой волне: как стать лидером общественной эволюции

В рамках традиционной рубрики на Апострофе писатель Любко Дереш рассуждает об эволюции гражданского общества и новой, объемной толерантности.

Новости партнеров

Загрузка...