РУС. | УКР.

пятница, 16 ноября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.80
Политика

Для преодоления коррупции нам нужно соглашение олигархов и политических вождей - Игорь Попов

Народный депутат Игорь Попов о коррупции в Украине

Народный депутат Игорь Попов о коррупции в Украине Народный депутат Игорь Попов Фото: Телеканал СК1

Большинство граждан считают коррупцию самой главной проблемой Украины, мешающей развитию страны. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного недавно Фондом "Демократические инициативы" имени Илька Кучерива совместно с Киевским международным институтом социологии. Так, согласно исследованию, коррупцию считают наибольшей проблемой 79% опрошенных. Причем война на Донбассе набрала меньше голосов - 55%. О причинах такой оценки, и о том, почему количество борцов с коррупцией увеличивается, а ущерба коррупционерам от этого никакого, "Апостроф" пообщался с заместителем председателя комитета по вопросам противодействия и предотвращения коррупции Верховной Рады Украины, народным депутатом Игорем Поповым.

- По вашему мнению, действительно ли коррупция является сегодня настолько серьезной проблемой, что она даже более важна, чем война, на Донбассе?

- На самом деле, и война, и коррупция - обе являются серьезнейшими проблемами украинского общества. Однако в последнее время у нас, слава Богу, не было масштабных военных трагедий на фронте. И в то же время, каждый день идут новости о коррупционных скандалах и схемах хищения. Данные опросов отражают состояние информцаийного поля. На самом деле коррупция - фактически единственный резерв средств для экономического развития. Перекрыв коррупционные схемы, можно освободить 100 миллиардов гривен ежегодно для социальных и экономических программ.

- Большие надежды в вопросе преодоления коррупции возлагали на новосозданные антикоррупционные органы. Как вы оцениваете их работу?

- Если коротко - много пиара и мало посадок. Борцов с коррупцией становится все больше, коррупционеры уже устали делиться украденным со всеми новыми государственными органами, активистами и обличителями (смеется). Но результатов - все равно недостаточно. Главный индикатор работы антикоррупционного органа - доведенные до суда дела по "большой рыбе" и суммы возвращенных в бюджет средств. Вместо этого мы видим кучу новостей об объявлении подозрений, эффектные задержания в прямом эфире, яркие пресс-конференции и интриги "волшебных" агентов - но в суд передаются только мелкие дела. По большим же делам новые органы пытаются играть в политику, но неудачно, в результате воюют между собой, но не с коррупционерами.

- Может ли Высший антикоррупционный суд исправить ситуацию?

- Хотелось бы, но шансов на это мало. Настоящая проблема - не в отсутствии такого суда, а в обоснованности переданных в судебную систему дел. Можем прогнозировать, что первые приговоры будут оправдательными. Дела, которые разваливаются в нормальных судах, бесперспективны и в особом суде. А потом на ВАКС начнут политически давить, собирать компромат на судей, и он вместо независимой инстанции станет стороной политических баталий.

- Тогда, может, парламент виноват? Вот, ваш комитет недавно обсуждал резонансное дело первого заместителя Службы внешней разведки Сергея Семочко, какие мероприятия будут осуществляться по этому делу?

- Это дело не так однозначно, как некоторым кажется. Как и в других подобных делах, в нем много хайпа и пиара, которые мешают системной работе. Что должен сделать парламент? Поставить на парламентский контроль работу специализированных органов по проверке информации, обнародованной в журналистском расследовании. НАПК должно проверить декларацию, НАБУ - наличие признаков незаконного обогащения, СБУ и СВР - родственников в Крыму.

Фото: ГолосUA

- А наличие родственников в Крыму уже стало считаться преступлением в Украине?

- Конечно, нет, мы же не в сталинские времена живем. Я еще помню, как заполнял анкеты - "Находились ли ваши родственники на оккупированных территориях?". Спецслужбы имеют свои механизмы проверки сотрудников относительно возможных контактов, а депутаты свои допуски к гостайне, чтобы в закрытом режиме ознакомиться с результатами проверок.

- Нужно ли на время расследования отстранять от должностей Семочко или других фигурантов скандальных дел?

- Это сложный вопрос, и общество желает немедленной расправы над лицами, которые хоть как-то были упомянуты в публикациях о коррупции. Однако, Украина все-таки является правовым государством и презумпцию невиновности никто не отменял. И здесь должен быть единый подход. Если отстранять - то всех фигурантов, а сейчас у нас в результате политических разборок зарегистрированы производства на половину членов правительства, половину руководства спецслужб и других должностных лиц. Вы знаете, что у нас зарегистрировано более двух миллионов уголовных производств в стране? То есть, тогда надо отстранить треть руководителей всех звеньев? А потом их дела будут закрыты, и всем нужно будет выплатить компенсацию, как Бочковскому? Поэтому все эти требования отстранения, как правило, часть технологии по замене чиновника на своего лояльного человека, который потом в статусе исполняющего обязанности будет принимать "правильные" решения.

- Какие сейчас приоритетные задачи стоят перед антикоррупционным комитетом?

- Начнем с глобального - в стране нет утвержденной антикоррупционной стратегии на 2018-2020 годы, хотя 2018-й уже заканчивается. Есть разработанный НАПК проект, он далеко не идеален, но мы не можем добиться в Раде рассмотрения даже этого документа, чтобы его приняли или отправили на доработку. У нас не состоялись парламентские слушания о состоянии антикоррупционной деятельности, которые мы должны были провести еще весной. Требует пересмотра список лиц, которые подают электронные декларации. Есть законопроекты по легализации института тайных агентов, которые подают только бумажные декларации. Вполне можно вывести из-под декларирования депутатов сельсоветов. На основе практики применения необходимо пересмотреть ряд норм, в том числе наказание за незаконное обогащение. За три с половиной года действия статьи в данной редакции - ни одного приговора и всего три дела в суде, которые разваливаются. Статью используют только для политических разборок, но дальше объявления подозрения, как правило, дело не движеться. А мы должны дать правоохранителям действенный и однозначный инструмент по борьбе с получением активов коррупционным путем.

- Справится ли антикоррупционный комитет с такими вызовами?

- Не совсем, и к выборам уже и не справится. Среди членов нашего комитета уже три заявленных кандидата в президенты (Деревянко, Добродомов, Чумак - ред.). У нас и раньше было слишком много политических дебатов, что отнимало время и консенсус для решения вопросов реформ и экспертиз. А сегодня тем более - все чаще срывается кворум.

Комитет политически разделен. И когда одна половина предлагает принимать политические решения, которые не нравятся оппонентам - те "голосуют ногами". В следующий раз партнеры меняются позициями, а страдает снова результат. Я предлагал простое правило: если есть 13 живых голосов за политическое решение (это кворум) - предлагайте и принимайте, если нет - не срывайте кворум. Однако, во время избирательных кампаний управленческая логика не действует.

Народный депутат Игорь Попов Фото: Аркадий Манн, "Страна"

- Какую помощь оказывают международные партнеры в борьбе с коррупцией?

- В основном - это передовой опыт, однако какой-то не системный. Вот, к примеру, я уже год прошу ведущий антикоррупционный мегапроект помочь нам разработать прозрачную методику аудита НАБУ. Кивают, но - не разрабатывают. Международники поставили приоритетом информирования общества о важности проблемы коррупции. Но у нас каждая собака и так знает, что коррупция - это зло и самая важная проблема для общества. А по большому счету, главная помощь от международных партнеров - арест активов наших коррупционеров и возвращение этих средств Украине. Их спецслужбы работают профессионально и все знают, с номерами счетов и каждой виллой. И по предшественникам, и по нынешним. И правовая база позволяет все это "хлопнуть" за отмывание средств, международную коррупцию и финансовые махинации. Это десятки миллиардов долларов. Хватит отдать внешний долг и еще на построение новой экономики и современной армии. Вместо этого компроматом на коррупционеров их шантажируют на какие-то политические уступки. Вместо того, чтобы наказывать и конфисковывать. Если благородный Запад так поступает, то почему мы удивляемся политическим играм наших антикоррупционеров?

- Так что же нам делать, неужели все так запущено?

- Конечно, опускать руки не стоит. Во многих странах коррупцию если не преодолели, то значительно снизили, часть легализовали через лоббизм, наиболее циничные схемы закрыли через реформы. Для этого требуется изменение общественного договора, прежде всего новая "понятийка" между олигархами и политическими вождями. В постсоветских странах такие закрытые сделки уже заключались, и результаты сейчас заметны даже на улицах, а не только в статистике и данных опросов. Законы у нас в большинстве нормальные, институты созданы, гражданское общество сильное и готовое. И проведение выборов - отличное время для изменения правил игры. Но до выборов - ждите войны компромата, ежедневных коррупционных скандалов и разорчарование избирателей. А затем наступит новый день и, надеюсь, новые правила.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Как поступит Зеленский: судьба украинских выборов зависит от комика - политтехнолог

Фавориты президентской гонки давно определены, но все ждут, выйдет ли Владимир Зеленский со своей виртуальной партией "Слуга народа" в реальный мир, рассказал политтехнолог Денис Богуш

Министерство, которого нет: чем закончится борьба за ветеранов

Тема создания Министерства по делам ветеранов - снова на слуху. Впрочем, представители власти никак не могут решить, кто будет контролировать это ведомство

Тропами нардепа Лозового: эпичные приключения украинских политиков за границей

Самые яркие заграничные провалы украинских политиков в материале "Апострофа"

Новости партнеров

Загрузка...