РУС. | УКР.

среда, 20 марта
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
27.10
Политика

Выборы президента 2019

Если мы будем дальше имитировать борьбу с Путиным, то никто нам больше не поверит – Александр Шевченко

О рынке земли, кредитах МВФ и возможном дефолте

О моратории на продажу земли в Украине, борьбе с коррупцией и предстоящих президентских выборах в интервью "Апострофу" рассказал народный депутат, член президиума партии УКРОП, кандидат в президенты АЛЕКСАНДР ШЕВЧЕНКО.

- 26 декабря в десяти областях Украины прекратило свое действие военное положение. Для чего оно было нужно и каковы его итоги?

- Еще за неделю до введения военного положения, я предполагал подобный сценарий и просчитал действия президента. Те, кто подписан на мою страницу (в Facebook - "Апостроф"), думаю, видели ролик, где я говорил о том, что единственное, что осталось сделать президенту Порошенко – это ввести военное положение, которое абсолютно ничего не дает в плане защиты страны, но даст ему возможность фактически перенести дату выборов на другой период, чтобы удержаться дольше на посту президента.

Безусловно, многие люди говорят, что война в голове, а не выборы. Но кому же нужны эти выборы? С одной стороны самому народу для того, чтобы изменить политические элиты, которые 27 лет нас грабили, а с другой стороны – самому Порошенко, он хочет остаться у власти, чтобы защищать свой капитал. Потому что следующий президент сделает так, чтобы у всех преступников имущество было конфисковано, а такие как Порошенко по решению справедливого суда получили пожизненный срок в тюрьме.

Относительно экономических вещей, которые связаны с военным положением, то тут все понятно. Экономика ухудшается. Инвесторов и так не было, а теперь их тем более нет. Если взять сумму инвестиций за последний год, то это лишь около 1,5 миллиардов долларов, и то из них 70% из России. А остальные это оффшорные, украденные деньги у народа, которые заводятся псевдоинвесторами. Так оно и есть, практически никаких инвестиций в Украине нет, основные инвесторы это украинский народ, который живет здесь и фактически тратит свои деньги и та часть народа, которая живет за границей и которая по 10-15 млрд долларов ежегодно сюда пересылает.

- На сегодняшний день уже нет военного положения, и маловероятно, что его снова возобновят. В таком случае, какие еще могут быть технологии, чтобы отложить выборы?

- А он приостановлен почему? Потому что президент уже не может обманывать всех. Первый документ, который принесли в Верховную Раду, предусматривал два месяца военного положения и должен был охватывать всю Украину. В итоге – обманули депутатов, в первую очередь, оппозиционеров, и в результате получили военное положение на месяц, который ничего хорошего не принес стране. Например, знакомые из Одессы говорят, что рестораны пустые, туристов – ноль. Мне часто говорят: "Вот он борется за своего туриста в Буковеле..." Хочу заметить, что с 2014 года, как стал народным депутатом, я не управляю Буковелем. Но в Буковеле количество туристов не зависит от военного положения. Там область не была под военным положением, она слишком близко к западным границам, и там все спокойно.

Александр Шевченко в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Многие эксперты говорят, что целесообразность ведения военного положения была низкой. Согласны с этим тезисом?

- Так и есть, абсолютно ничего не изменилось. Допустим, у нас введено военное положение и Путин захочет на нас напасть, то военное положение нам как-то помогает защититься от врага? Может, повышает как-то нашу обороноспособность? Это же смешно. Мы за 4,5 года не смогли сделать то, что должны были сделать, а тут за один месяц что-то должно было измениться?...

Единственное, что стало ясно, что наших моряков бросили на смерть, которые сейчас пленники Кремля.

- Александр, вас недавно избрали кандидатом в президенты от политической партии УКРОП. Расскажите о своей дальнейшей стратегии, как будете бороться за рейтинги? И вернусь к своему предыдущему вопросу, какие технологии будет применять Петр Порошенко, чтобы повысить свой рейтинг или отложить президентские выборы?

- Отвечая на предыдущий вопрос, в первую очередь Порошенко будет использовать технологический патриотизм. Будет вешать себе ордена, например, по томосу, мол, именно он был главным инициатором этого процесса и много событий вокруг этого состоялось благодаря ему. Но не надо забывать, что Кесарю – кесарево, а Богу – Богово. Человек не должен брать на себя такие вещи и решать, какие иерархи должны быть в церкви. Он повесил на себя этим огромный груз. Некоторые слои населения готовы проголосовать за него именно за это, но, тем не менее, думаю, что Бога на его стороне не будет уже. Не надо пытаться перетянуть на свое поле то, что касается веры, царства небесного. Но в любом случае, слава Богу, что томос состоялся.

Я уважаю выбор православных христиан и считаю, что каждая страна имеет право иметь свою автокефальную церковь. Томос – это позитив и первый шаг всех христиан к объединению в единую апостольскую христианскую церковь. Иисус Христос и апостолы были, и никаких патриархатов не было. Главный и единственный в церкви, которая называется христианской – это Бог Иисус Христос. Никаких других главных нет, они просто служат на своих должностях.

Что касается военного положения, то это также технологический патриотизм, который абсолютно ничего не дал, но людей напугали и большая часть патриотически настроенных людей подумали, что действительно Порошенко хочет бороться и борется. Но мы знаем, что когда убивали тысячи людей, тогда почему-то не вводили военное положение, потому что тогда надо было провести массу выборов и проставить своих людей, которые дальше служили.

- А какие у вас, как у кандидата в президенты, основные месседжи к избирателям? У действующего президента, предвыборная компания базируется на трех китах: армия, язык, вера. А ваша программа?

- Моей основой является завершение войны. Надо доказать мировому сообществу, что мы не "махлюем" с агрессором. Только тогда появится прогресс, когда у нас не будет контактов с такими лицами как Медведчук, который Василия Стуса, нашему герою Украины, фактически увеличил срок заключения, и это был, пожалуй, единственный адвокат, требовавший еще большего срока заключения, чем прокурор СССР. Было бы хорошо его самого обменять на пленников Кремля. Нам, в первую очередь, надо подвести линию, завершить любые отношения и контакты, в том числе экономические ...

- А на украинскую экономику, которая и так ослаблена, как повлияет полный разрыв импорта и экспорта с Россией?

- Никак не повлияет. На сегодняшний день мы больше импортируем, чем экспортируем. Мы только за последний год стали на 30-40% больше торговать с Россией. При этом отрицательное сальдо растет, а какой в этом смысл? Что негде больше купить нефтепродукт, кроме как в России? Нет, есть и другие места. Вот почему некоторые заправочные станции не покупают у России, например Коломойский? А почему Медведчук и многие другие покупают? Когда Европа вводит против них санкции, а мы дальше продолжаем экономические отношения, то поверят нам, что у нас война с ними? Или весь мир подумает, что это фейк? Так вот, если мировое сообщество нам поверит, то мы сможем рассчитывать международный миротворческий контингент ООН, на США, в поддержку армии Израиля, на НАТО. Нам необходимо сделать эту линию разграничения и только тогда, мы сможем с новой властью построить экономику и сильную армию.

Александр Шевченко в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Если верить недавним рейтингам, то наша армия входит в десятку сильнейших в Европе.

- По количеству разве что. Но для наших руководителей бойцы являются просто пушечным мясом, к сожалению. То, что произошло в Керченском проливе, как раз и показало, что людей бросили прямо на смерть. Поэтому и ребята не хотят в военкоматы идти, потому что не понимают, кого они защищают. Вспомните в первые дни войны - очереди были в военкомате... А сейчас? И в этой ситуации говорить о силе нашей армии... Разве что сильные духом люди, наши бойцы, лозунг Холодного Яра "Свобода или смерть" - вот это, наверное, единственное, что спасает сегодня Украину.

Мы просто готовы все погибнуть за свою страну, но не более того. Но мы не имеем той технологической армии, которая в полной мере готова противостоять агрессору. Им может противостоять только армия США, НАТО, Израиля, вот только эти страны имеют боевую и мощную армию, которая постоянно принимает участие в различных конфликтах и получает победы. А какой смысл в том, что наши люди погибнут?

- Рассматриваете ли вы прямые переговоры с российским руководством для восстановления мира в Донбассе?

- На сегодняшний день нет смысла с ними договариваться. Они все сделали, чтобы показать, что это не реально. Думаю, это стоит делать в присутствии третьих лиц, но не в Минском формате или еще каком-то другом. Это должно быть Киевский формат, все имеют собраться именно здесь, и публично, так сказать в прямом эфире договариваться, а не говорить ни о чем.

- Но в дипломатическом мире редко кто в прямом эфире договаривается.

- Мы пока являемся объектом. Нас вообще часто не привлекают ни на какие переговоры. Но для того, чтобы мы стали субъектом международной политики, мы должны показать, что мы хотим тех переговоров, но хотим не с позиции того, о ком говорят, а с позиции того, кто требует выполнения международных конвенций и соглашений. В первую очередь, нужно сказать четко и ясно, чтобы весь мир услышал – почему Будапештский меморандум не выполнен? Америка, Англия и Россия в том числе, обязались нас защищать в обмен на ядерное оружие. Вот именно этот вопрос надо поднимать и кричать, надо говорить тем же США, что они также равноценно, вместе с Европой и Англией, должны отвечать за то, что на нас напали, должны платить компенсации за потерю нашей независимости. Но для этого надо иметь большую силу воли, чтобы это сказать. Но у нашей власти оффшоры забиты миллионами гривен, им не до этого, они зависимы. Меня в отличие от них, никто не сможет этим шантажировать, я не имею оффшоров и мне на это абсолютно все равно, поэтому я не буду разменной монетой.

Повторюсь - или мы боремся, или имитируем борьбу. Если мы будем дальше имитировать борьбу, то никто нам больше не поверит. Та же миротворческая миссия имеет вертолеты, но какая разница, все равно это будут миротворческие войска, которые не ассоциированы с РФ. Это все равно, что привлечь армию мощных стран, ведь миротворцы всегда набираются из армии мощных стран. И неважно как они будет называться, главное, чтобы это было надежно и убедительно, а также не за счет людей, когда их используют как мясо, а за счет технологий и техники. Пусть гибнет металл, а не люди.

- Предположим, что вы победили и стали Президентом Украины. И на следующий день руководство России сообщило, что готово говорить с новыми властями страны, впрочем один на один. Вы начнете такие переговоры?

- Договариваться отдельно с Путиным – нет. Это надо делать в присутствии третьих лиц и в Киеве. Только такой путь будет правильным.

Следующим пунктом моей программы после победы на президентских выборах должна быть ответственность власти перед украинским народом. Это в том числе закон об импичменте президента, который является первым пунктом в моей программе, а также закон об ответственности любого чиновника или депутата, чтобы была возможность у народа в любой момент отозвать это лицо. На сегодня есть возможность хотя бы одного из них отозвать? - Нет, это невозможно. В моей программе это идет первым пунктом, ведь без ответственности чиновник никогда не станет ответственным.

Что касается меня лично, если надо - я пройду детектор лжи перед выборами. Пусть журналисты задают любые вопросы, мне все равно, главное, чтобы эти вопросы не касались личных вещей, которые к политике не имеют отношения.

Третий момент, который я хотел озвучить, который должен обеспечить президент - это верховенство права, независимые суды, свобода слова и сильная правоохранительная система. Нарушил судья или журналист закон - должен за это отвечать. Поэтому именно эти три кита имеют заработали у нас в государстве.

Александр Шевченко в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

Кроме того такое понятие как депутатская неприкосновенность должна быть лимитирована. Если ты совершил преступление, украл что-то, то сразу это тюрьма, без всяких там дополнительных нюансов. Например, сбил кого-то на улице или занимаешься добычей янтаря незаконно – должен отвечать перед законом. Вот такие вещи, которые не связаны с депутатской работой, законотворчеством, свободой слова, не должны подпадать под неприкосновенность. И президент в том числе должен обладать лимитированной неприкосновенностью. Потому что когда едут его кортежи и сбивают людей, то именно президент должен тоже за это отвечать, потому что это значит, что он организовал работу своей охраны именно таким образом.

- В таком случае, на что должна оставаться неприкосновенность?

- На политическую деятельность и выполнение своих конкретных обязательств и обязанностей.

- А если он не выполняет своих обязанностей, например?

- А вот если не выполняет, в таком случае должен вступать в силу закон "Об импичменте". Если президент, например, плохо работает, не выполняет свою работу, нарушает законы, большинство проголосовало – и пошел процесс. Дальше дело за спецпрокуратурой. Если в течение короткого периода суд доказывает его вину, то до свидания, и новые выборы.

- Давайте поговорим об экономическом блоке в вашей программе...

- Относительно экономических программ, то для меня здесь все очень просто. Вообще экономика успешной страны должна основываться на малом и среднем бизнесе. Бизнес – это всегда богатство конкретного гражданина. Когда маленькие будут состоятельными, то и страна будет сильной. Когда у нас только несколько олигархов состоятельные, то меня лично это не устраивает.

У нас на сегодняшний день недостаточно конкуренции между работодателями. А почему? Ты приходишь, инвестируешь, а тебя наглый чиновник останавливает и говорит: "Давай взятки". Или, допустим, есть некое хорошее успешное предприятие, у которого вдруг начинаются проблемы с землей и в итоге у человека забирают это предприятие, он сам соответственно убегает за границу, что уже называется отток капитала. И ничего хорошего для страны это не светит. Поэтому главная задача – убрать этого чиновника, чтобы когда приходили новые инвесторы, то говорили, что здесь хорошо, классно и можно работать. А инвестировать будут нормально только тогда, когда будет стратегический план развития всей страны.

- В последнее время часто говорят о том, что инвесторы не защищены и поэтому не хотят вкладывать свои средства. Как конкретно планируете с этим бороться?

- Поэтому я бы назвал это первым пунктом, а лишь вторым стратегию развития страны: когда будет обеспечение прав инвесторов, тогда они сюда и пойдут, а если их права и в дальнейшем будут незащищены, то делай или не делай стратегический план, они все равно сюда не пойдут.Потому что если их права и в дальнейшем будут не защищены, то делай или не делай стратегический план, они все равно сюда не пойдут.

Теперь давайте поговорим о том, что какой-то человек представил какую-то программу... Приведу конкретный пример. Есть председатель Волынского областного совета Игорь Палица, который при ней основывает областное коммунальное предприятие по добыче янтаря, меди и торфа. Далее строится завод, получаемых все лицензии и вот инвестор хочет на нем добывать все эти полезные ископаемые. Очень просто - коммунальному предприятию дается земля и право на добычу, не так как сейчас происходит, - накопали, водой из реки промыли после себя рвы оставили, как говорится "лунный ландшафт", и все. А в случае легальной сотрудничества с коммунальным предприятием инвестор приходит, добывает, берет землю, добывает янтарь, дальше все это рекультивируются, засевает травой и все выглядит даже красивее, чем было до этого. В итоге, коммунальное предприятие, за которое голову Волынского облсовета конкретно преследуют, ведь эти 50% не будут оседать в карманах чиновников, а будут идти именно в общины, в которые они и должны идти. Понимаете о чем я? Это говорит о том, что инвестор есть, который готов это делать, но нет доброй воли наших чиновников на его работу. То есть в итоге, то коммунальное предприятие, которое фактически принадлежит общине, ему просто на просто не дали возможности функционировать. Это все о инвестиционный климат. Инвесторы готовы инвестировать, заработать здесь можно, но подобные риски их отпугивают. Когда будут защищены права инвесторов в стране, неприкосновенность их имущества, тогда все и будет настраиваться на правильный лад. Сейчас все работает на то, чтобы ограбить народ.

- А как вы относитесь к приватизации? Каждый год мы слышим, что это должно принести огромные деньги.

- Некому покупать те предприятия, поэтому все это делается для того, чтобы приватизировать их за копейки. И кто из хороших инвесторов придет к нам, когда здесь дополнительные риски - военное положение, правоохранительная система не работает? Никакой стратегии развития страны нет.

Приведу пример маленького Буковеля. Почему все так происходит? Потому что с самого начала были привлечены зарубежного инвестора, с огромным опытом, лучшая в мире канадская компания "Екозайн" - экологический дизайн, которая построила 12 олимпийских городов. Все в Буковеле с самого начала очень хорошо планировалось, а в 2004 году этот проект стоил огромных денег - более 1,5 млн долларов. И сейчас, в этом маленьком Буковеле 2 млн туристов ежегодно. Можете себе представить? Там десятки тысяч людей живут постоянно, богато и никуда не выезжают, вот это и есть стратегия. Ведь стратегия строительства не была рассчитана на один год, а была на 20-30 лет вперед, для устойчивого экономического роста. Так что ничего, абсолютно, не помешало развиваться. А это говорит о том, что если есть правильная стратегия, и единые для всех честные и одинаковые правила, то и вся страна в целом имеет возможность развиваться. А у нас сейчас чиновники делают что хотят, потому что не качественно работает правоохранительная система. Ни один из тех, кто грабил Украину последние 27 лет, за это не ответил!

Люди сейчас ждут новых лиц. Если люди сконцентрируют свое внимание и будут прагматично думать о том, а что же действительно произошло в нашей стране, как мы живем и зачем было брать 100 млрд долларов тех кредитов, а все при этом еще хуже стали жить, то если люди сделают выводы и изберут новые лица, которые реально что-то в жизни сделали и стали успешными, только тогда начнет хоть что-то налаживаться.

Александр Шевченко в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- На какой электорат вы вообще ориентируетесь?

- Я людей не делю на электорат, я всех людей воспринимаю как украинский народ. Мне без разницы, в какую церковь люди ходят, верят в Бога или не верят, это их личное дело и совести. Я уважаю каждого человека, даже если он не знает украинского языка, я как христианин обязан любить и уважать каждого как самого себя.

- Мы начинали говорить об инвесторах и здесь невозможно не спросить Ваше мнение по поводу моратория на землю.

- Что такое рынок земли? Это когда кто-то хочет продать землю, а кто-то купить. Ну вот допустим, вам захочется заниматься сельским хозяйством, но у вас нет средств, чтобы эту землю купить. А если гражданин не имеет средств на то, чтобы купить землю, тот, кто продает эту землю, продаст ее по рыночной цене или той мизерной, что ему дадут?

- То есть вы склоняетесь к тому, что этот мораторий надо продолжать?

- Я склоняюсь к тому, что пока у людей не будет абсолютно равных возможностей пойти и взять кредит, чтобы купить себе, например, 100 га земли, то дела не будет, ведь все держится на малом и среднем бизнесе. И все эти агрохолдинги, которые за бесценок скупают земли, и дальше обогащаются на этом ...

- А они сегодня не скупают, а берут в аренду на 50 лет.

- Правильно, они берут в аренду и платят несправедливые проценты относительно стоимости этой земли, потому что земля дает какую-то прибыль. Но сама суть, если мы продадим крупным агрохолдингам все земли, как тогда формировать малый и средний бизнес?

- Европейский суд по правам человека признал, что украинцев лишили законного права распоряжаться землей. Не должен ли будущий президент дать им возможность воспользоваться этим правом?

- А украинцев не лишили права быть состоятельными и не сделали рабами? Поэтому я вам и задал простой вопрос – сможете ли Вы купить землю, если захотите? Нет, не сможете.

- И все же, почему нельзя открыть рынок земли?

- Нет рынка, некому покупать эти земли. Это не рынок. Только агрохолдинги могут скупить всю эту землю, а у людей, фермеров сегодня нет таких денег. Так вы спросите у любого человека, который живет в деревне и хочет обрабатывать земли, сможет ли он ее купить? Не сможет. А на чем тогда будет базироваться малый и средний бизнес? Холдинги, которые технологически переделают всю землю, будут выращивать три-пять основных культур, истощая нашу землю. А через 10 лет у нас земли вообще не будет, будет просто песок, а не чернозем.

- По вашему мнению, когда наши люди смогут пользоваться правом на землю, которым пользуется весь мир, кроме нас и еще семи беднейших стран мира?

- Те люди просто имеют возможность пойти и взять кредит на покупку той земли, ведь достаточно хорошо зарабатывают. У нас такой возможности на сегодня нет. Когда мы говорим, что сильная страна, то это значит, что сильным должен быть каждый гражданин.

Я за то, чтобы человек свободно распоряжался своей землей, а не получил лишь 10% от настоящей стоимости той земли. 1 га, если просчитать, стоит примерно 25-30 тысяч долларов, это справедливая рыночная стоимость земли. А сегодня за 1 га дадут от 1-5 тысяч долларов, а это справедливо? Вот к этому я и веду, что люди доведены до того, что нормальные зарплаты не получают и земли продают холдингам за копейки. Вот такая сегодня государственная стратегия действующей власти. Это справедливая стратегия? А что скажут их дети, внуки?

Надо не пять культур выращивать, которые будут просто истощать землю, а 125 культур, которые бы конкурировали на всех мировых рынках. Предположим, одна из культур провалилась на мировом рынке, в таком случае надо конкретно заняться подготовкой этой культуры и выйти на достойный уровень рентабельности. Именно так должно быть.

Извините, но в 2017 году Юрий Косюк заработал 4 млрд гривен и получил еще 2 млрд дотаций. Владельцы должны иметь не миллионы гектаров земли, а 50-100 га земли, как в Швейцарии, Франции и иметь стабильный экономический рост конкретной общины и конкретного человека. Я против того, чтобы огромные средства концентрировались в руках некоторых людей. Буковель построена именно по этой схеме, о которой я говорю, там есть масса предпринимателей, которая к нам вообще отношения не имеют, которые зарабатывают и хорошо при этом живут.

Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Как вы видите наше будущее сотрудничество с МВФ?

- Вот набрали мы 100 млрд долларов кредитов. Украинцы стали жить лучше? - Нет. А какой смысл тогда было их брать? А является ли секрет для вас, что наши чиновники-коррупционеры имеют те же десятки и сотни миллиардов, украденных за последние 27 лет, на разных оффшорных счетах разных стран?

Что такое МВФ? Это когда в реанимацию везут тяжело больного и если ему не дать инъекцию, то это сразу морг. Это и есть то, что называется дефолт. То, что нам рассказывают о МВФ, если не дадут очередной транш, то будет дефолт. А скажите, пожалуйста, а вы исследовали мировые дефолты? Вы слышали о такой стране как Греция, в которой, несколько лет назад произошел технический дефолт? Им списали огромную сумму, 500 млрд евро, это в 5-6 раз больше, чем внешний долг Украины. А наши политики с билбордов говорят о том, что в 2014 году спасли нас от дефолта. У нас была отличная ситуация при которой мы могли показать, что нет денег, надо, как говорится, все предыдущие обязательства списать. В итоге они рассказывают, что это манна небесная. Но сегодня с нас содрали последнюю одежду и люди наши фактически просто остались голышом.

- Давайте конкретнее, ведь в следующем году надо баснословные суммы возвращать...

- Я скажу так конкретно, что никто и не ожидал такой конкретики. На следующий год 146 млрд мы должны проконвертировать, купить валюту, снова фактически обесценить свою валюту и отправить на расчеты для старых кредитов. Мы сейчас собираем кредиты, чтобы рассчитаться не только за старые кредиты, но и за проценты. При президенте Шевченко не нужно бояться дефолта, мы скажем мировому сообществу, что мы больше ни копейки не собираемся отдавать. Если 146 млрд мы не отдаем, нам будет легче жить? Понятно, что легче.

Если нам еще какой-то 1 млрд или 2 не дадут, то ничего страшного не произойдет. Мы скажем, что не отдаем 100 млрд, а уберите пожалуйста их со счетов наших коррупционеров, о которых вы прекрасно знаете. А потом сделаем сверку, кто и кому сколько должен. Думаю, что это будет справедливо. Но если мы и дальше будем судиться, как раньше, за деньги Лазаренко, которые Украина по настоящее время ждет, то вот если будем так же ждать, мы никогда не выйдем из этой долговой ямы. Мировое сообщество, обязательно найдет деньги этих коррупционеров, на сегодня, они их держат, как разменную монету. Не возвращаем средства, забирайте их в наших коррупционеров, говорят, что дефолт - то пройдем и через дефолт.

- Вы не боитесь получить высокий антирейтинг такими действиями?

- Я об этом говорю уже последние полгода и никто не испугался. Людям просто надо правильно объяснять. Вот что можно содрать с человека, у которого ничего нет? Ничего, кроме кожи. Вот сегодня нашим чиновникам осталось только людям содрать кожу, второго варианта нет. Что значит бояться дефолта? Вот каким образом он ударит по обычному человеку, если у него и так ничего нет? Проблемы будут только у чиновников, которые имеют зарубежные счета, купили украинские евробонды под 10 процентов годовых в валюте, - вот по ним дефолт ударит. А простому гражданину нечего бояться дефолта.

Я считаю, что мы таким образом должны стимулировать мировое сообщество наконец начать говорить с нами на равных. Проблема в том, что наши чиновники настолько разворовывают бюджет, что не хватает средств, чтобы свести все в кучу. Или у нас может страна какая-то не такая? Лучшие черноземы, нефть и газ есть, туризм, сельское хозяйство и деревообработка есть. Так у нас все есть. Чистый воздух, слава Богу, пресная вода. Я вот недавно был в Израиле, так там опресняют воду. Поэтому не надо бояться дефолта.

- Говоря о партии УКРОП невозможно не вспомнить об Игоре Коломойском. Какое влияние он имеет на партию сегодня?

- Никакого влияния он на партию не имеет. Партия построена абсолютно цивилизованно и его вмешательство в партию просто невозможно. Я даже не помню, когда мы с ним последний раз говорили по этому поводу. На последней встрече мы говорили о чисто своих моментах, единственное, чем он поинтересовался, так это только о том, как идут мои политические баталии. Кстати, решение баллотироваться в президенты - это исключительно мое личное решение.

Коломойский уважает решение каждого человека, касающиеся политики. Я в политике совершенно независимый человек, у меня достаточно своих ресурсов, чтобы финансировать себя самого. У меня нет заклеенных мной билбордов, потому что это 100 млн гривен в месяц, а я считаю, что эти деньги можно потратить для других целей. Безусловно, на каком-то из этапов будет небольшое количество билбордов, ведь я должен каким-то образом о себе заявлять не только через социальные сети.

- Как вы планируете повышать свой рейтинг?

- Кто-то из политических экспертов, я уже не помню кто, сказал: "Шевченко – это прорыв года". Потому что еще никто за три месяца не набирал 5%. Поэтому ответ прост – своими четкими, ясными и правдивыми посланиями и высказываниями, своей работой. Если взять компанию "Рейтинг", которая сделала срезы по регионам, то на Прикарпатье у меня 21%, примерно столько же, как у Тимошенко. То есть в том регионе, где я работаю, откуда я избирался в Верховную Раду, я не опозорился. Это и есть показатель. Я там депутат и меня поддерживают.

Александр Шевченко в студии Апостроф TV Фото: Дарья Давыденко / Апостроф

- Если на Западной Украине вас действительно знают, то в Восточной Украине вы менее узнаваемые. Что планируете с этим делать?

- Они сегодня могут не доверять мне, но многие слышали обо мне и знают. Если бы меня знали во всех регионах, то извините, я был бы уже старым политиком. Но мы же хотим новые лица? Тот самый Зеленский, известный большинству из "Квартала 95"...

- Вы серьезно относитесь к его кандидатуре?

- Я вообще к любому человеку серьезно отношусь. Даже вы имеете право, как гражданин, выдвинуться.

- У меня нет столько денег, к сожалению.

- Вопрос не только же в финансовом моменте. Вы можете пойти в политику и совершенно честно собрать эти средства у народа, предприятий.

- И многих вы знаете кандидатов, кто насобирал?

- Если мне лично надо будет – то насобираю. И думаю, что тем или иным образом, очень многие соберут. Даже самые известные создают фонды по областям и собирают таким образом средства у народа, с помощью партийцев, при помощи членских взносов. Сейчас крупные партии получают колоссальные средства от государства, а это несправедливо по отношению к молодым партий. Кому-то все, а другим ничего. Это несправедливо.

- А как все-таки расцениваете шансы Владимира Зеленского? В новогоднюю вещь он уже официально сообщил, что будет выдвигаться кандидатом в президенты. Вообще считаете подобных "джокеров" своими конкурентами?

- Я вообще не смотрю на конкурентов, я смотрю на свою работу. Для меня главное, что я сделаю для украинского народа и чем мои месседжи лучше других. Я в июле определился идти в президенты и сегодня имею 5%, это уже прорыв. А вот если бы я определился два года назад, то был бы на первом месте точно (улыбается).

- До выборов осталось чуть меньше трех месяцев. На какую поддержку в результате рассчитываете?

- Все зависит от людей и тех вещей, которые я буду делать, возможно каких-то неординарных действий. Я верю в Бога и думаю, что он даст возможность нашей стране выйти из этого кризиса. Если мы заслуживаем лучшей участи, то пусть Бог решит, кто это будет – Шевченко или кто-то другой. Каждый идет своей дорогой.

- Вы хорошо знакомы с Коломойским, является ли Владимир Зеленский его креатурой?

- Нет, не думаю. Он – самостоятельная кандидатура. Вообще хочу сказать, что Коломойский не является каким-то узурпатором, который всеми командует. Это невозможно, что президент страны, кто бы им ни стал, будет подчиняться кому-то вроде Коломойского. К тому же, он не имеет на сегодня средств, которыми может свободно распоряжаться. Все об этом знают. Какое тогда финансирование он может дать, если у него его нет? Ясно, что деньги у него есть, но на сегодня они заблокированы судом, поэтому все эти разговоры о его влиянии на Зеленского или любого другого кандидата сильно преувеличены.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

И нашим, и вашим: как могут разыграть карту закона о языках перед выборами

Верховная Рада уже вторую неделю рассматривает правки к закону о языках. Почему будущее языкового закона напрямую зависит от выборов - в материале Апострофа

У Путина есть тайный план касательно украинских моряков - юрист-международник

Путин любит, чтобы его просили, поэтому никакие юридические механизмы не помогут освободить украинских моряков, сказал Апострофу юрист-международник Евгений Пронин.

Матпомощь за голос: как украинцы платят за подкуп самих себя

Как власть ведет борьбу за избирателей за наши налоги и как пресечь агитацию за бюджетный счет – читайте на Апострофе

Новости партнеров

Загрузка...