RU  UA  EN

вторник, 15 октября
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
24.60
Политика

Лига чемпионов 2019/20: новости, результаты, видео

Демарш Украины в ПАСЕ - единственный выход - дипломат

Позволив вернуться России в ПАСЕ, европейцы предали свои принципы

Украинская делегация в ПАСЕ поступила правильно, отказавшись от участия в осенней сессии Ассамблеи. И здесь проблема не в отношениях Украины и России, а в самой организации. Об этом и многом другом в интервью "Апострофу" рассказал дипломат, эксперт "Майдана иностранных дел" АЛЕКСАНДР ХАРА.

- Не является ли ошибкой то, что делегация Украины в ПАСЕ официально отказалась от участия в осенней сессии Ассамблеи? Что это даст?

- Это не является ошибкой. Это специально разработанная стратегия, согласованная с нашими друзьями. И это не только Балтийские страны, но и Грузия, Великобритания и другие страны. Ситуация такова: если бы мы сделали то, что требуется логикой, создали новую делегацию и сообщили об этом секретариат ПАСЕ, это означало бы, что мы де-факто согласны с новыми правилами этой организации. То есть, когда ПАСЕ изменила свои принципы, уставные основы и дала возможность России вернуться к деятельности без выполнения требований, которые ранее выдвинули РФ. Поэтому украинская делегация решила, что надо сделать демарш, а он состоит из нескольких моментов. Первый момент - была сформирована новая делегация, но не была уведомлена ПАСЕ о том, что она начинает действовать.

Кстати, важный момент, поскольку сейчас очень много шума, что "вот эта новая власть проиграла, а вот предыдущая была более подкована". Ничего подобного! Потому что практически все эти шаги согласовывались также с предыдущей делегацией. Поскольку там есть профессиональные люди, которые очень подробно знают, как работает эта организация, регламенты и политические нюансы. А также, как я уже сказал, эти позиции были согласованы с нашими партнерами в Риге. То есть было неформальное обсуждение этих вопросов. Почему неформальное? Поскольку, понятно, что только парламентарии должны принять решение относительно украинской позиции. В то время это были консультации, но потом было совместное заседание двух комитетов: внешней политики и европейской интеграции. И во время этого заседания были фактически согласованы ключевые моменты нашей позиции. То есть, первое - это неучастие нашей делегации в праздновании 70-летия ПАСЕ. Было бы странным, если бы мы пришли праздновать то, что фактически разрушено.

Второй момент - это то, что Украина не собирается участвовать в сессионной работе, кроме тех вопросов, которые непосредственно касаются Украины или Российской Федерации. В комитетах украинская делегация планирует работать. Это та площадка, от которой мы не можем отказываться. Во-первых, нельзя оставлять ПАСЕ как площадку для России продолжать пропаганду и вредить позициям Украины, продвигать идею, что "у них все в порядке, в аннексированном Крыму, никаких нарушений прав, в частности, крымских татар, нет". А также и по поводу нарушений прав человека в самой России против российских граждан. Здесь мы должны защищать их интересы тоже. То есть тут разделять украинских граждан или российских граждан – не в наших интересах.

И второй, очень важный момент - сущность путинского режима и, собственно, всей России, начиная от царизма, советский период - это нарушение прав человека. Этот режим противоречит важным для нас вещам - верховенству права, демократии, свободе слова. И ПАСЕ является площадкой, созданной, чтобы эти вопросы обсуждать. Поэтому мы не можем покинуть эту организацию, дав возможность России там фактически хозяйничать.

- Но какая в дальнейшем должна быть стратегия?

- Не хочу противоречить своему предыдущему тезису, что это важная площадка. С другой стороны, понятно, что резолюциями ПАСЕ мы войну не остановим. Скажем так, ПАСЕ была при предыдущей власти, наверное, самой главной площадкой, где мы могли быть довольны работой делегации. Были нюансы, но в целом это было наиболее эффективно. А с другой стороны, эта площадка не является решающей, с точки зрения прекращения агрессии России в Донецке, Луганске, возвращения Крыма, а также прекращения агрессии в других сферах. Поскольку война идет не только в Донецке, Луганске, она и - в информационном, киберпространстве, энергетической, гуманитарной сферах.

- Наверное, это больше на имидж влияет? Все-таки, какой был ажиотаж, когда вернули право голоса России в ПАСЕ! И в Европе, и в России - это освещали как большую победу.

- Безусловно, для россиян это победа. Они ничего не сделали, чтобы исправить те проблемы, которые сами создали. Но это не совсем поражение Украины. Это поражение этой организации. Позиция украинской делегации, я считаю, очень правильная. Проблема - не в Украине, не в том, что мы обиделись, а в организации. Европейцы, которые гордятся достижениями в защите прав человека, другими демократическими достижениями - предали свои принципы. Поскольку Россия не выполнила ни одного условия, но вернулась к полноправному членству, и, наверное, они еще планируют каким-то образом протянуть легитимизацию оккупированных территорий. Не исключено, что будут какие-то представители из Крыма... что для нас неприемлемо.

В нашей делегации тоже не все являются сторонниками такого подхода. Есть такие, которые говорят, что надо прекращать гражданский конфликт на Востоке, надо разговаривать с трактористами и комбайнерами, надо дружить с Россией. То же есть в других делегациях. Компромисс, который достигается в делегациях, позволяет им или полностью поддержать нашу стратегию, или частично.

Поскольку Франция сейчас председательствует в Комитете министров Совета Европы, Эммануэль Макрон должен объяснить, как выходить из этой ситуации, как восстанавливать доверие к этой организации, как они собираются защищать права российских граждан в РФ. Потому что главным лейтмотивом возвращения России было то, что можно будет россиянам использовать механизм Суда по правам человека, плюс мониторинги и другие вещи. Буквально после того как было принято это решение, мы видели, как полицейские, их лучше называть "менты", били женщин, инвалидов на митинге, когда, согласно Конституции РФ, там не запрещено проявлять свою гражданскую позицию.

Надо спросить господина Макрона и об этом, и о его идее вернуть в "Большую восьмерку" Российскую Федерацию, о создании единой зоны безопасности с РФ. Надо спросить, как он это все видит. И от его ответа будут зависеть параметры работы и украинской делегации, и других делегаций. Но генеральная линия абсолютно четкая: нам не нравится, что происходит в Совете Европы, мы это показали своим демаршем, мы требуем объяснений, мы готовы работать неполноформатно для того, чтобы де-факто признание нового статуса этой организации не произошло.

- Что сможет сделать украинская делегация, Украина как государство, если в российскую делегацию войдут, например, бывшие крымские политики, которые после аннексии попали в списки "Единой России"? Это уже будет легализация аннексии Крыма?

- Безусловно, что украинская делегация должна это контролировать. У нас есть возможности консультаций с нашими партнерами, которые нас поддерживают и которые поддерживают Россию. Второе - могут быть определенные заявления, могут быть еще какие-то демарши. То есть дипломатический инструментарий. Надо усиливать коалицию вокруг Украины, поскольку есть определенная эрозия этой коалиции. Это не связано с новой властью, с Зеленским. Это связано с тем, что возник тупик в отношениях между Украиной и Россией, вызванный аннексией и войной РФ против нас. Однако, с другой стороны есть национальные интересы Германии, Франции, других стран, которые хотят каким-то образом снизить градус и подтолкнуть нас к какому-то компромиссу, или такими хитрыми маневрами вывести Россию из-под списка санкций.

Хотя, с другой стороны, недавно представитель правительства Германии сказал, что даже этот широкоформатный обмен пленными и заложниками не является причиной для снятия санкций. Это очень хороший сигнал. Поскольку это очень разумный шаг Путина. Таким образом он избавился "токсичных пассивов". Сенцова, Кольченко, Балуха, Гриба знают все в мире. Есть резолюции и Европарламента, и ПАСЕ, других организаций по их освобождению. То есть Путин это сделал для того, чтобы показать: "видите, мы идем на какие-то уступки". Фактически это игра для того, чтобы выйти из-под санкций.

- Как Путину удается, несмотря на такую захватническую политику, получить такое смягчение от Европы?

- Сущность путинского режима - авторитарный, я бы даже сказал - тоталитарный режим. Там нет ничего, кроме государства. Нет судов, нет парламента как такового, нет гражданского общества, небольшая прослойка, которая осталась - не были убиты или вытеснены из РФ, этого недостаточно, чтобы говорить, что там есть какие-то свободы. Не говорю уже о средствах массовой информации. И поэтому у Путина есть большой ресурс, который позволяет ему пересидеть. А у европейцев наоборот: например, если посмотрим, почему сначала в землях Баварии, Нижней Саксонии партия ХДС/ХСС сдала позиции - это было вызвано позицией Меркель, ее реакцией на кризис беженцев, которая фактически была усилена Российской Федерацией, которая начала бомбить Сирию. Собственно, там демократии находят компромиссы между различными сторонами, а партнеры по коалиции в Германии - это социал-демократы, которые еще со сталинских времен были чрезвычайно промосковские, и такими они остаются.

Есть разные силы, даже в Германии, которая очень сильно нас поддерживает в политическом, экономическом плане, до сих пор говорит, что санкции должны оставаться, пока Россия не прекратит свою агрессивную политику. И собственно, поэтому Путин пока тактически выигрывает, потому что он - тоталитарный лидер и у него есть преимущества. Плюс - существуют экономические и другие проблемы в европейских странах, которые они хотели бы решить, применяя ресурсы России. В частности, для немцев контракт на российские железные дороги чрезвычайно важен, поскольку это десятки миллионов евро, не говоря уже об энергетических проектах.

Таким образом, есть национальные интересы, эгоистические интересы, которые европейские лидеры хотят реализовать, используя Россию. Плюс РФ является злобной силой, она создает проблемы. Но европейцам кажется, что, если как-то помириться с Путиным, он будет менее деструктивным и может нести какой-то позитив. Поэтому он так и торгует.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Кремль в любую минуту готов перекрыть транзит газа в Европу - Михаил Корчемкин

В интервью Апострофу Михаил Корчемкин рассказал, как строительство Северного потока-2 вредит России и почему этот газопровод противоречит политике Евросоюза

Я в целом никому не верю: полное видео марафона Зеленского и все подробности

Зеленский в режиме онлайн пообщался с журналистами на рынке Kyiv Food Market, который недавно открыли в столице

Санкции против России: перспективы, успехи и пробелы

Санкционный режим против РФ так и не смог достичь главного - заставить Россию отказаться от оккупации Крыма и агрессии против Украины. Апостроф публикует исследование о том, как перестать двигаться на ощупь и сделать санкции более эффективными

Новости партнеров

Загрузка...